Автор: admin

Суды над армянскими военнопленными продолжаются в закрытом режиме

СУДЫ НАД АРМЯНСКИМИ ВОЕННОПЛЕННЫМИ ПРОДОЛЖАЮТСЯ В ЗАКРЫТОМ РЕЖИМЕ

Армянские военнопленные

Анализ правонарушений на судебном процессе еще 13 армянских военнопленных

Бакинский Суд по тяжким преступлениям

Дело №1(101)-1256/2021

23 июля 2021 года

Председательствующий судья: Азад Меджидов

Судьи: Зейнал Агаев, Сабухи Гусейнов

Обвиняемые: Андраник Микаэлян, Сетрак Согомонян, Рафик Карапетян, Феликс Григорян, Мельс Амбарданян, Манук Мартоян, Арсен Варданян, Арман Диланян, Грайр Тадевосян, Вахаген Бахрикян, Гурген Голаян, Вагаршак Малоян, Сасун Егиазарян

Защитники: Эльхан Худавердиев, Назрин Султанова, Нариман Алиев, Эльман Агаев, Расим Ахмедов, Шохрат Аллахманов, Гейбулла Джавадов, Вугар Гусейнзаде, Рамин Садыхзаде, Радмила Абилова, Физули Гусейнов, Джаббар Байрамов, Вугар Мамедов

Государственные обвинители: прокуроры Отдела по защите государственного обвинения в судах по тяжким преступлениям Управления по защите государственного обвинения Генеральной прокуратуры Азербайджанской Республики Парвиз Миргашимов и Бабахан Гасаналиев

В сентябре 2020 года между Азербайджаном и Арменией в зоне Карабаха и его окрестностей развязались ожесточенные боевые действия. В результате 44-дневной войны азербайджанскими военнослужащими были освобождены несколько городов и множество сел Карабаха и территории, прилегающей к нему.

Родившемуся 20 апреля 1998 года в Республике Армения, гражданину Республики Армения, военнослужащему Андранику Микаэляну, ныне содержащемуся в Бакинском Следственном Изоляторе Пенитенциарной Службы Министерства Юстиции Азербайджанской Республики, были предъявлены обвинения, предусмотренные статьями 214.2.1 (Терроризм, совершенный группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным объединением (преступной организацией), 214.2.3 (Терроризм, совершенный с применением огнестрельного оружия и предметов, используемых в качестве оружия), 228.3 (Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов (кроме гладкоствольного охотничьего оружия и боеприпасов к нему), взрывчатых веществ или взрывных устройств, совершенные организованной группой), 279.2 (Создание не предусмотренных законодательством Азербайджанской Республики вооруженных формирований или групп, а также участие в их создании и деятельности, снабжение их оружием, боеприпасами, взрывчатыми веществами, военной техникой или воинским снаряжением, нападение на предприятия, учреждения, организации либо на отдельных лиц в составе созданных не предусмотренных законодательством Азербайджанской Республики вооруженных формирований или групп) и 318.2 (Пересечение охраняемой государственной границы Азербайджанской Республики без установленных документов или вне контрольно-пропускного пункта государственной границы, совершенные или группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо с применением насилия или с угрозой его применения) Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики.

Родившемуся 30 августа 1995 года в Республике Армения, гражданину Республики Армения, военнослужащему, ныне содержащемуся в Бакинском Следственном Изоляторе Пенитенциарной Службы Министерства Юстиции Азербайджанской Республики Сетраку Согомоняну были предъявлены обвинения, предусмотренные статьями 214.2.1, 214.2.3, 228.3, 279.2 и 318.2 Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики.

Родившемуся 11 июля 1992 года в Республике Армения, гражданину Республики Армения, военнослужащему, ныне содержащемуся в Бакинском Следственном Изоляторе Пенитенциарной Службы Министерства Юстиции Азербайджанской Республики Рафику Карапетяну были предъявлены обвинения, предусмотренные статьями 214.2.1, 214.2.3, 228.3, 279.2 и 318.2 Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики.

Родившемуся 23 декабря 1996 года в Республике Армения, гражданину Республики Армения, военнослужащему, ныне содержащемуся в Бакинском Следственном Изоляторе Пенитенциарной Службы Министерства Юстиции Азербайджанской Республики Феликсу Григоряну были предъявлены обвинения, предусмотренные статьями 214.2.1, 214.2.3, 228.3, 279.2 и 318.2 Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики.

Родившемуся 21 января 1997 года в Республике Армения, гражданину Республики Армения, военнослужащему, ныне содержащемуся в Бакинском Следственном Изоляторе Пенитенциарной Службы Министерства Юстиции Азербайджанской Республики Мельсу Абарданяну были предъявлены обвинения, предусмотренные статьями 214.2.1, 214.2.3, 228.3, 279.2 и 318.2 Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики.

Родившемуся 1 апреля 1999 года в Республике Армения, гражданину Республики Армения, военнослужащему, ныне содержащемуся в Бакинском Следственном Изоляторе Пенитенциарной Службы Министерства Юстиции Азербайджанской Республики Мануку Мартояну были предъявлены обвинения, предусмотренные статьями 214.2.1, 214.2.3, 228.3, 279.2 и 318.2 Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики.

Родившемуся 30 января 1998 года в Республике Армения, гражданину Республики Армения, военнослужащему, ныне содержащемуся в Бакинском Следственном Изоляторе Пенитенциарной Службы Министерства Юстиции Азербайджанской Республики Арсену Варданяну были предъявлены обвинения, предусмотренные статьями 214.2.1, 214.2.3, 228.3, 279.2 и 318.2 Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики.

Родившемуся 24 мая 1989 года в Республике Армения, гражданину Республики Армения, военнослужащему, ныне содержащемуся в Бакинском Следственном Изоляторе Пенитенциарной Службы Министерства Юстиции Азербайджанской Республики Арману Диланяну были предъявлены обвинения, предусмотренные статьями 214.2.1, 214.2.3, 228.3, 279.2 и 318.2 Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики.

Родившемуся 16 апреля 1996 года в Республике Армения, гражданину Республики Армения, военнослужащему, ныне содержащемуся в Бакинском Следственном Изоляторе Пенитенциарной Службы Министерства Юстиции Азербайджанской Республики Грайру Тадевосяну были предъявлены обвинения, предусмотренные статьями 214.2.1, 214.2.3, 228.3, 279.2 и 318.2 Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики.

Родившемуся 11 мая 1983 года в Республике Армения, гражданину Республики Армения, военнослужащему, ныне содержащемуся в Бакинском Следственном Изоляторе Пенитенциарной Службы Министерства Юстиции Азербайджанской Республики Вахагену Бахрикяну были предъявлены обвинения, предусмотренные статьями 214.2.1, 214.2.3, 228.3, 279.2 и 318.2 Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики.

Родившемуся 30 января 1998 года в Республике Армения, гражданину Республики Армения, военнослужащему, ныне содержащемуся в Бакинском Следственном Изоляторе Пенитенциарной Службы Министерства Юстиции Азербайджанской Республики Гургену Голаяну были предъявлены обвинения, предусмотренные статьями 214.2.1, 214.2.3, 228.3, 279.2 и 318.2 Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики.

Родившемуся 6 декабря 1992 года в Республике Армения, гражданину Республики Армения, военнослужащему, ныне содержащемуся в Бакинском Следственном Изоляторе Пенитенциарной Службы Министерства Юстиции Азербайджанской Республики Вагаршаку Малояну были предъявлены обвинения, предусмотренные статьями 214.2.1, 214.2.3, 228.3, 279.2 и 318.2 Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики.

Родившемуся 22 июля 1991 года в Республике Армения, гражданину Республики Армения, военнослужащему, ныне содержащемуся в Бакинском Следственном Изоляторе Пенитенциарной Службы Министерства Юстиции Азербайджанской Республики Сасуну Егиазаряну были предъявлены обвинения, предусмотренные статьями 214.2.1, 214.2.3, 228.3, 279.2 и 318.2 Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики.

По версии следствия, 27 ноября 2020 года обвиняемые, не имея на руках соответствующих документов, в составе организованной преступной группы незаконно пересекли государственную границу Азербайджанской Республики. До 13 декабря 2020 года обвиняемые незаконно приобретали, носили и хранили огнестрельное оружие, боеприпасы, взрывчатые устройства и военную технику.

Допрошенный в ходе судебного следствия обвиняемый Андраник Микаэлян не признал себя виновным в предъявленных обвинениях и показал, что c 2017 по 2019 годы состоял на действительной воинской службе в Вооруженных Силах Республики Армения. Во время войны между Азербайджаном и Арменией был призван на воинскую службу и отправлен в Джебраил. Во время войны с 3 по 15 октября 2020 года находился в Джебраиле. 15 октября 2020 года азербайджанские военные обстреляли позиции армянских военных, и они вынуждены были вернуться в Армению. Некоторое время А.Микаэлян скрывался, однако военные полицейские нашли его и вернули обратно. 27 ноября 2020 года Андраник Микаэлян, как гражданин Республики Армении, был отправлен на фронт для защиты границы Армении. Затем их привезли в Карабах. Кроме местных военных, там находились российские миротворческие силы. Он показал, что оружие они получили в законном порядке, оружие им выдали для защиты территории Армении и сказали, что они находятся на территории Армении. Где-то через 13 дней им сказали, что они завершили свою службу и должны вернуться домой. По свидетельству А.Микаэляна, когда военные возвращались, то никого из армянских военных на месте не обнаружили. Дальше их ожидали сотрудники спецподразделения Вооруженных Сил Азербайджана «Яшма». А. Микаэлян показал, что они даже подумать не могли о том, что могут встретиться с ними. Военнослужащие «Яшма» сказали им, чтобы они не открывали огонь. Они сдали оружие, азербайджанские военные погрузили их в машины и привезли в Баку.

На вопросы участников судебного процесса А.Микаэлян ответил, что после 27 ноября 2020 года он не был на линии фронта в Азербайджане, он служил в Джебраиле и не знал о войне между Азербайджаном и Арменией. После окончания войны им сказали, что, если к ним обратятся и они попробуют сбежать, их ждет наказание в виде лишения свободы сроком до 12 лет. Поэтому, чтобы не быть арестованными, 27 ноября они согласились поехать для защиты границ Армении. А.Микаэлян также показал, что им сказали, что Джебраил является территорией Армении, что в случае вмешательства азербайджанских военных они должны открыть по ним огонь.

Допрошенный в ходе суда обвиняемый Сетрак Согомонян не признал себя виновным в предъявленных обвинениях и показал, что с 2013 по 2015 годы состоял на действительной воинской службе на территории района Горис в Армении. 3 октября 2020 года в связи с войной между Азербайджаном и Арменией он был вызван в военный комиссариат Армении и отправлен на службу в Джебраил. Им были выданы автоматы. В это время на территории Джебраила шли ожесточенные бои, в которых участвовали армянские военнослужащие. Ими руководили полковники-лейтенанты Арсен Газарян и Артур Мурадян. В это время азербайджанские военные открыли огонь с воздуха. По этой причине армянские военные разбежались в разные стороны. 13-14 октября 2020 года несколько армянских военных сбежали с территории военных действий. После этого их разыскивали правоохранительные органы Армении. Когда война уже была закончена, 27 ноября 2020 года к С. Согомоняну домой пришли военные полицейские, сообщили о возбуждении против него уголовного дела и сказали, что он должен явиться в воинскую часть в Гюмри. Военные также сказали, что, если он не придет, то его арестуют. Так он пошел на фронт, чтобы не подвергнуться аресту. После этого его и других солдат на машинах привезли в Карабах. Сетрак Согомонян не знал, где они находятся, пока им сказали, что это Лачин. С.Согомонян показал, что знал, что Лачин является территорией Азербайджана, а не Армении. Спустя 13 дней им сказали, что они завершили свою работу и должны вернуться домой. Когда военные возвращались, то никого из армянских военных на месте не обнаружили. Их встретило спецподразделение Вооруженных Сил Азербайджана «Яшма». Сотрудники «Яшма» сказали им, чтобы не открывали огонь. Они сдали оружие, их погрузили в машины и привезли в Баку.

Допрошенный в ходе суда обвиняемый Рафик Карапетян не признал себя виновным в совершении предъявленных обвинений и показал, что с 2010 по 2012 год состоял на действительной воинской службе в Октемберянском районе Республики Армения. 3 октября 2020 года в связи с войной между Азербайджаном и Арменией был призван на воинскую службу. В это время ему выдали оружие и привезли в Джебраил. В военных действиях участвовало много армянских военнослужащих. После окончания военных действий Р.Карапетян вернулся домой. 27 ноября 2020 года военные полицейские пришли в дом, где он проживал, и сказали, чтобы он ехал в Гюмри, иначе его ожидает арест. Во избежание ареста Р. Карапетян поехал в Гюмри, где увидел, что кроме него, там находится около 360 армянских граждан, призванных на службу.

Ими руководили полковники-лейтенанты Арсен Газарян и Артур Мурадян. Они им не сказали о том, что едут в Карабах. Им сказали, что они едут в Горис. Таким образом, солдаты оказались в Лачине. Примерно через 13 дней солдатам было объявлено о том, что они закончили смену и могут возвращаться домой. Солдатам было поручено идти туда, где приносят еду. Однако там они не увидели никого из граждан Армении. Но позже они встретило спецподразделение Вооруженных Сил Азербайджана «Яшма». Сотрудники «Яшма» сказали им, чтобы не открывали огонь. Они сдали оружие, сотрудники «Яшма» погрузили их в машины и привезли в Баку.

Допрошенный в ходе суда обвиняемый Феликс Григорян не признал себя виновным в предъявленных обвинениях и показал, что в 2001-2002 годах состоял на действительной воинской службе вблизи района Суговушан Республики Армения. 4 октября 2020 года в связи с войной между Азербайджаном и Арменией военным комиссариатом Армении был призван на службу в Джебраил. Далее, показания Григоряна были аналогичны показаниям предыдущих обвиняемых.

На вопросы участников процесса Ф.Григорян ответил, что знал о заключении трехстороннего соглашения и об окончании войны. Несмотря на то, что война уже была завершена, им сказали о том, что они отправляются на границу Армении. Между показаниями, данными Ф. Григоряном на следствии и в суде, имеются противоречия. В показаниях, данных им на следствии, он показал, что целью военных было нападении на азербайджанских военных, а также стоять на страже. В суде Феликс Григорян показал, что показания на следствии написаны неправильно, так как тогда он не понимал положений уголовного законодательства Азербайджана. Он не поддержал данные им на следствии показания, хотя под ними стояла именно его подпись.

Допрошенный в ходе суда обвиняемый Мельс Амбарданян не признал себя виновным в предъявленных обвинениях и показал, что с 2015 по 2017 год проходил действительную воинскую службу в воинской части в Суговушан Республики Армения. Во время войны между Азербайджаном и Арменией, начавшейся 27 сентября 2020 года, по причине болезни коронавирусом он не участвовал в военных действиях. Однако по окончании войны 27 ноября 2020 года к нему домой принесли повестку из военного комиссариата, в которой его приглашали в военный комиссариат в Гюмри. Там он увидел около 300 армянских граждан, также призванных на службу. Им выдали оружие и военную форму. Руководителями были Арсен Газарян и Артур Мурадян. Они сказали военным о том, что они едут не в Карабах, а в Горис. Затем их отвезли в Лачин, о чем солдаты узнали только по дороге. Далее, показания М.Амбарданяна были аналогичны показаниям предыдущих обвиняемых.

Отвечая на вопросы участников судебного процесса, М.Амбарданян сообщил, что им сказали о том, что они только заменят солдат на границе, и о том, что они находятся на границе Армении. Обвиняемый также сказал, что не участвовал в военных действиях, у них не было цели нападения на азербайджанских военных, им не отдавали приказ открыть огонь.

В показаниях, данных обвиняемым М.Амбарданяном на следствии, он признал себя виновным в предъявленных обвинениях. Его показания на следствии противоречили его показаниям на суде, по этой причине ранние показания М.Амбарданяна были оглашены в ходе суда.

Допрошенный в ходе суда обвиняемый Манук Мартоян не признал себя виновным в предъявленных обвинениях и показал, что с 2017 по 2019 год проходил действительную воинскую службу в воинской части в Ереване. Во время войны между Азербайджаном и Арменией 3 октября 2020 года был привезен в Джебраил. Ему был выдан автомат. В то время, когда он был в Джебраиле, там шли ожесточенные бои, воевало около 200 армянских военных. Руководителями были полковники-лейтенанты Арсен Газарян и Артур Мурадян. Азербайджанская армия открывала артиллерийский огонь по территории, где они находились. По этой причине армянские военные были вынуждены разбегаться в разные стороны. Примерно через 10 дней Манук Мартоян принял решение убежать. 13 октября 2020 года пятеро армянских военных вместе с ним убежали в Горис Республики Армения. Скрываясь там на протяжении нескольких дней, с помощью друга он приехал в село Ланчик. В это время правоохранительные органы уже искали его из-за побега. 27 ноября 2020 года в дом, где проживал М. Мартоян, пришли военные полицейские, однако война на тот момент уже была закончена. Полицейские сказали ему о возбуждении уголовного дела в отношении него. Они потребовали, чтобы М.Мартоян отправился в воинскую часть в Гюмри. Он согласился, чтобы не быть арестованным, хотя знал об окончании войны. В воинской части в Гюмри было около 360 армянских солдат. Хотя там им сказали, что они едут не в Карабах, а в Горис, в результате их привезли в Лачин и выдали там автоматы. Из Лачина, где находились российские миротворческие силы, их привезли на территорию между Лачином и Гадрутом. Потом они вместе с Арсеном Газаряном поднялись в гору и спустились вниз. Их целью было стоять на страже и никого не пропускать. 13 декабря 2020 года Арсен Газарян посредством телефонного звонка дал приказ солдатам возвращаться и объяснил, как это сделать. Когда они возвращались, то столкнулись с азербайджанскими военными. К тому моменту уже около 40 армянских солдат успели убежать. Всего было задержано около 60 военных, которые впоследствии были привезены в Баку.

Отвечая на вопросы участников процесса, Манук Мартоян сказал, что он не приехал в Карабах добровольно, его задачей было стоять на страже на границе и не пропускать никого. М.Мартоян показал, что после окончания войны людей отправляли в Карабах из военных комиссариатов, им не давали приказ открывать огонь, наоборот, им приказывали не открывать огонь. Несмотря на то, что они были вооружены, они не участвовали в военных операциях. М. Мартоян заявил, что во время ареста к нему не применялись меры психологического и физического давления. Противоречия между показаниями, данными на следствии и в суде, он объяснил тем, что тогда не понимал положений уголовного законодательства Азербайджана, поэтому признал себя виновным. По этой причине в суде он не подтвердил эту часть показаний.

Допрошенный в суде обвиняемый Арсен Варданян не признал себя виновным и показал, что с 2010 по 2012 год проходил действительную воинскую службу в Октемберянском районе Республики Армения. 3 октября 2020 года во время войны между Азербайджаном и Арменией был привезен в горную местность в Джебраил. Далее показания А.Варданяна не отличались от показаний других обвиняемых, отправленных в Джебраил. На вопросы участников процесса, Арсен Варданян ответил, что к нему не были применены меры психологического и физического давления.

Допрошенный в суде обвиняемый Арман Диланян показал, что с 2007 по 2009 год проходил действительную воинскую службу в воинской части в городе Лусакерт Республики Армения. Он не участвовал в войне, начавшейся 27 сентября 2020 года, по причине болезни коронавирусом. После подписания 10 ноября 2020 года соглашения о прекращении боевых действий 21 ноября 2020 года ему позвонили из военного комиссариата и вызвали в воинскую часть в Гюмри. Когда он приехал в Гюмри, там уже находилось около 360 военных. Руководителями были полковники — лейтенанты Арсен Газарян и Артур Мурадян. Военным были выданы автоматы. Затем их привезли в Лачин. Далее, показания Армана Диланяна не отличались от показаний других обвиняемых, привезенных в Лачин из военного комиссариата.

На вопросы участников процесса А.Диланян сказал, что российских миротворцев он видел тогда, когда их погружали в машины, у них в руках были автоматы, они ничего им не говорили и не давали приказа стрелять. Несмотря на то, что они были вооружены, в боевых действиях не участвовали. Армянские военные думали, что находятся на границе Армении. Они не знали о том, что это территория Азербайджана. На вопрос о противоречии в показаниях, данных А. Диланяном на следствии и в суде, он ответил, что в период следствия он не был знаком с положениями уголовного законодательства Азербайджана. Ему не был дал приказ стрелять по азербайджанским военным. Это было неправильно написано в показаниях на следствии.

Допрошенный в суде обвиняемый Грайр Тадевосян не признал себя виновным в предъявленных обвинениях и показал, что с 2014 по 2016 год проходил действительную воинскую службу в воинской части в Ханкенди. 27 сентября 2020 года во время войны между Азербайджаном и Арменией он в качестве солдата был привезен в Джебраил. Ему был выдан автомат. В это время в Джебраиле шли ожесточенные бои, в боях участвовало много солдат из его воинской части. Руководителями были Арсен Газарян и Артур Мурадян. Во время боев азербайджанские военные обстреляли из артиллерии территорию, где они находились. По этой причине солдаты начали убегать. Он также, испугавшись, принял решение убежать. 17 октября 2020 года около 20 армянских военных добежали до города Сисиан на территории Горисского района Республики Армения. Скрываясь там несколько дней, с помощью родственника одного из военных они добрались до Гюмри. Из-за побега их разыскивали правоохранительные органы Армении. Потом закончилась война. Но несмотря на это, 25 ноября 2020 года Г.Тадевосяну позвонили из военной полиции, сообщили о возбуждении уголовного дела в отношении него и потребовали, чтобы он явился в воинскую часть в Гюмри. Побоявшись ареста, Г.Тадевосян прибыл в воинскую часть в селе Воскехаск Республики Армения. Там находилось около 100 военных, руководителями которых был Арсен Газарян и Артур Мурадян. Им выдали автоматы и сказали, что они поедут в Горис. Однако уже в дороге им сообщили, что их везут в Лачин. Доехав до Лачина, они несколько часов проспали в машине. Там их увидели российские миротворцы, однако ничего им не сказали. Затем военные поднялись на гору вместе с полковником-лейтенантом Арсеном Газаряном, до 13 декабря 2020 года они находились там. 13 декабря 2020 года А.Газарян дал приказ возвращаться. К этому моменту около 40 военных уже сбежало. Солдат по имени Камо сказал, что впереди стоят азербайджанские военные. Когда они были задержаны, им предложили сдать оружие, и они подчинились приказу. Было задержано около 60 военных, которых посадили в машины и увезли в Баку.

На вопросы участников процесса Г.Тадевосян ответил, что признал себя виновным в ходе следствия, так как на тот момент не был знаком с положениями уголовного законодательства Азербайджана. Он также показал, что при задержании и содержании под стражей к нему не были применены меры психологического и физического давления. Им не был дан приказ стрелять или совершать нападение на азербайджанских военных. Их задачей было стоять на страже. Г.Тадевосян указал, что не знал о том, что это территория Азербайджана.

Допрошенный в суде обвиняемый Вахаген Бахрикян показал, что с 2001 по 2003 год состоял на действительной воинской службе в воинской части вблизи Суговушан. Во время войны между Азербайджаном и Арменией 4 октября 2020 года был вызван в военный комиссариат Армении, откуда был отправлен в Джебраил. В.Бахрикяну, как и другим солдатам, выдали автомат. В это время в Джебраиле шли ожесточенные бои, где воевали многие солдаты из его воинской части. Военными руководили полковник-лейтенант Арсен Газарян и полковник-лейтенант Артур Мурадян. Азербайджанские военные открыли огонь с воздуха. По этой причине армянские солдаты стали разбегаться в разные стороны. 14 октября 2020 года В.Бахрикян вместе с другими сбежали с зоны боевых действий и спрятались в Горисе. Скрываясь на протяжении нескольких дней, он дошел до своего дома в селе Азатан. Там он узнал о том, что разыскивается правоохранительными органами Армении. 27 ноября 2020 года, когда война уже была завершена, к нему домой пришли военные полицейские, сообщили об уголовном деле в отношении него и потребовали явиться в воинскую часть в селе Воскеаск (Армения). Находясь там, Вахаген Бахрикян увидел много армянских граждан, призванных на службу. Солдатам сказали, что из везут не в Карабах, а в Горуш. Им выдали военную форму и автоматы. После этого солдат привезли в Лачин. Далее, показания В. Бахрикяна не отличаются от показаний других обвиняемых.

На вопросы участников процесса В.Бахрикян ответил, что у них не было цели совершить вооруженное нападение на азербайджанских военных, они только должны были нести службу на посту. Обвиняемый также сказал, что его показания на следствии записаны неверно, в то время он не был знаком с положениями уголовного законодательства Азербайджана и не знал, что находится на территории Азербайджана.

Допрошенный в суде обвиняемый Гурген Голаян показал, что с 2016 по 2018 год состоял на действительной воинской службе в воинской части в районе Шамшадин Армении. Во время войны между Азербайджаном и Арменией 27 сентября 2020 года он был вызван в военный комиссариат Армении, откуда был отправлен в Джебраил. Далее, показания Г. Голаяна не отличаются от показаний других обвиняемых.

На вопросы участников процесса Гурген Голаян ответил, что после 27 ноября 2020 года не участвовал в каких-либо боевых действиях, при задержании к нему не были применены меры психологического и физического давления, у них не было цели вооруженного нападения на азербайджанских военных, такой приказ им не был отдан. Г. Голаян показал, что в ходе следствия признал себя виновным по причине незнания положений уголовного законодательства Азербайджана. Он не знал о том, что находился на территории Азербайджана.

Допрошенный в ходе суда обвиняемый Вагаршак Малоян не признал себя виновным и показал, что с 2010 по 2012 год состоял на действительной воинской службе в воинской части в Агдере (оккупированная Арменией территория Азербайджана). 3 октября 2020 года из военного комиссариата позвонили его отцу и потребовали, чтобы он туда явился. Отец сказал, что сына нет дома. После этого они отключили телефоны и В.Малоян начал скрываться. 25 ноября 2020 года после окончания войны домой к нему пришли военные полицейские и сообщили об уголовном деле в отношении В.Малояна, указав, что в случае его отказа явиться в военный комиссариат, он будет арестован. 27 ноября 2020 года В. Малоян прибыл в воинскую часть в селе Воскеаск. Ему и другим солдатам выдали военную форму и автоматы. Их привезли в Лачин, о чем они не знали. Далее, показания Вагаршака Малояна не отличаются от показаний других обвиняемых.

На вопросы участников процесса В.Малоян ответил, что их целью была служба на посту в поселке Гадрут в районе Ходжавенд. У них не было задачи вооруженного нападения на азербайджанских военных. При задержании к нему не были применены меры психологического или физического давления. Обвиняемый также пояснил, что в ходе следствия признал себя виновным по причине незнания уголовного законодательства Азербайджана. Показания о нападении на азербайджанских военных были записаны неверно. В. Малоян также показал, что даже после окончания войны военные комиссариаты Армении продолжали призывать людей на службу и отправлять в Карабах.

Допрошенный в ходе суда обвиняемый Сасун Егиазарян показал, что с 2009 по 2011 год состоял на действительной воинской службе в воинской части в селе Пушкинское Горисского района (Армения). 27 ноября 2020 года к нему домой пришли военные полицейские, которые потребовали от него идти в воинскую часть в Гюмри. В случае отказа его ждал арест сроком от 9 до 10 лет. В военном комиссариате Сасун Егиазарян увидел много армянских граждан, призванных на службу. Его вместе с другими солдатами привезли в Лачин. Руководителями были полковники-лейтенанты Арсен Газарян и Артур Мурадян. Далее, показания С.Егиазаряна не отличались от показаний других обвиняемых. 13 декабря 2020 года Сасун Егиазарян и другие солдаты были задержаны азербайджанскими военными и привезены в Баку.

На вопросы участников процесса С.Егиазарян ответил, что из военных комиссариатов разных городов Армении поступали звонки гражданам, которые призывались на службу в Карабахе. Он показал, что при задержании к ним не были применены меры психологического и физического давления. Им не был отдан приказ совершить вооруженное нападение на азербайджанских военных. Они должны были стоять на посту, С. Егиазарян указал, что не участвовал в каких-либо военных действиях.

Однако в ходе следствия Сасун Егиазарян показал, что им был отдан приказ стрелять в любого, кто попытается перейти границу, что полковник-лейтенант Арсен Газарян сказал военным о том, что это территория Армении, однако солдаты понимали, что это не их территория. В суде С.Егиазарян опроверг эти показания и сказал, что они записаны неверно, они не хотели нападать на азербайджанских военных и не знали, что это территория Азербайджана.

В ходе суда в качестве свидетелей были допрошены сотрудники Главного Управления по специальным операциям Государственной Службы Безопасности Азербайджана Анар Абдуллаев и Садиг Гусейнов.

Государственный обвинитель, выступив в ходе суда, просил суд исключить из обвинений статьи 214.2.1, 214.2.3. и 279.2. Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики (УК АР). Он также просил суд дать информацию в соответствующие структуры о возбуждении уголовного дела в отношении должностных лиц Армении, оказывающих политическое давление на граждан.

Суд расценил просьбу об исключении указанных статей как отказ от государственного обвинения по данным статьям и прекратил судебное разбирательство по ним. Суд счел, что обвинения в отношении всех обвиняемых по статьям 228.3 и 318.2. УК АР полностью обоснованы и доказаны. Суд также указал, что незаконный переход границы обвиняемыми произошел в результате служебной и политической зависимости, что является смягчающим вину обстоятельством. Отягчающих вину обстоятельств в деле суд не усмотрел.

23 июля 2021 года Бакинский Суд по тяжким преступлениям вынес приговор в отношении обвиняемых:

  • Андраник Микаэлян был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьями 228.3. и 318.2. УК АР и приговорен к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима;
  • Сетрак Согомонян был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьями 228.3. и 318.2. УК АР и приговорен к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима;
  • Рафик Карапетян был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьями 228.3. и 318.2. УК АР и приговорен к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима;
  • Феликс Григорян был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьями 228.3. и 318.2. УК АР и приговорен к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима;
  • Мельс Абарданян был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьями 228.3. и 318.2. УК АР и приговорен к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима;
  • Манук Мартоян был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьями 228.3. и 318.2. УК АР и приговорен к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима;
  • Арсен Варданян был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьями 228.3. и 318.2. УК АР и приговорен к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима;
  • Арман Диланян был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьями 228.3. и 318.2. УК АР и приговорен к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима;
  • Грайр Тадевосян был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьями 228.3. и 318.2. УК АР и приговорен к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима;
  • Вахаген Бахрикян был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьями 228.3. и 318.2. УК АР и приговорен к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима;
  • Гургер Голаян был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьями 228.3. и 318.2. УК АР и приговорен к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима;
  • Вагаршак Малоян был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьями 228.3. и 318.2. УК АР и приговорен к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима;
  • Сасун Егиазарян был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьями 228.3. и 318.2. УК АР и приговорен к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

 

Комментарий юриста-эксперта:

Судебный приговор является незаконным и необоснованным. Одним из важнейших принципов уголовного судопроизводства является законность, в соответствии с которой суды и участники уголовного процесса должны строго соблюдать положения Конституции Азербайджанской Республики, Уголовно-процессуального Кодекса АР, других законов Азербайджанской Республики, а также международных договоров с участием Азербайджанской Республики (статья 10.1. Уголовно-Процессуального Кодекса Азербайджанской Республики – далее УПК АР). Процессуальные действия, совершаемые с нарушением указанных в данной статье УПК АР требований, и постановления, принимаемые с таким нарушением, не имеют юридической силы (статья 10.5 УПК АР). Обязанность по обеспечению соблюдения закрепленных Конституцией АР прав и свобод человека и гражданина для всех лиц, принимающих участие в уголовном процессе, ложится на плечи органов, осуществляющих уголовный процесс (статья 12.1. УПК АР).

В соответствии с презумпцией невиновности, закрепленной в статье 21.3. УПК АР, лицо, обвиняемое в совершении преступления, не обязано доказывать свою невиновность. Обязанность доказать обвинение, опровергнуть доводы, выдвинутые в защиту обвиняемого, ложится на сторону обвинения.

Учитывая вышеуказанные принципы уголовного судопроизводства, следует рассмотреть те доказательства, которые были представлены в суд органом следствия. Так, в деле, помимо показаний обвиняемых, имеются показания свидетелей – двух сотрудников Главного Управления по специальным операциям Государственной Службы Безопасности. В их показаниях нет ни одного упоминания кого-либо из обвиняемых, свидетелями не названы их имена ни в одном эпизоде, не указана их причастность к преступлениям. Свидетели в общих фразах говорят «армяне» либо «армянские террористы», нет указания на имена обвиняемых по данному уголовному делу.

Другим видом доказательств являются документы из различных государственных структур Азербайджана. Однако и в них нет никакого упоминания имен обвиняемых и доказательств совершения ими инкриминируемых преступлений. Приговор суда построен только на показаниях самих обвиняемых, которые были противоречивыми. Противоречивость своих показаний обвиняемые объяснили незнанием положений уголовного законодательства Азербайджана на стадии следствия, что является процессуальным нарушением со стороны органа следствия.

В статье 91.5. УПК АР указаны права обвиняемого. В соответствии с данной статьей обвиняемый имеет право знать, в чем он обвиняется (содержание обвинения—фактическую сторону и юридическую квалификацию предъявленного обвинения), при предъявлении обвинения, а также немедленно после заключения под стражу или объявления ему постановления об избрании в его отношении меры пресечения получить копию соответствующего постановления.

В статье 6 пункт 3 подпункт (а) Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод также указано:

«Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:

(а) быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного ему обвинения».

В данном конкретном случае орган следствия пренебрег своими обязанностями, предписанными уголовно-процессуальным законодательством.

Как указывалось выше, суд исключил из обвинений статьи 214.2.1, 214.2.3. и 279.2. УК АР и оставил статьи 228.3. и 318.2. УК АР. Наличие или отсутствие тех или иных статей также в суде не было обосновано и доказано. Суд сослался только на показания обвиняемых, которые показали, что группами военных руководители полковники-лейтенанты Арсен Газарян и Артур Мурадян. Взяв это за основу, суд указал, что обвиняемые находились в политической и служебной зависимости, и вынуждены были приехать на территорию Азербайджана, установив там посты. Обвинения не были подкреплены и не дополнялись другими неопровержимыми доказательствами.

Доказательная база была недостаточной. Согласно статье 124.2. УПК АР, в виде доказательств в уголовном процессе принимаются:

  • показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и свидетелей;
  • заключение эксперта;
  • вещественные доказательства;
  • протоколы следственных и судебных действий;
  • другие документы.

В статье 138.1. УПК АР указано: «Доказывание заключается в получении, проверке и оценке доказательств в целях установления обстоятельств, имеющих значение для законного, основательного и справедливого разрешения обвинения».

Доказательства, собранные по уголовному преследованию, должны быть проверены полностью, всесторонне и объективно. Во время проверки эти доказательства анализируются и сравниваются друг с другом, собираются новые доказательства, устанавливается надежность источника полученных доказательств (статья 144 УПК АР). Каждое доказательство должно быть оценено по его принадлежности, возможности, надежности. А все собранные по уголовному преследованию доказательства в их совокупности должны быть оценены для разрешения обвинения на основании их достаточности (статья 145.1. УПК АР). Если сомнения, возникающие при доказывании обвинения, невозможно устранить другими доказательствами, они истолковываются в пользу подозреваемого или обвиняемого (статья 145.3. УПК АР).

В ходе судебного рассмотрения был нарушен принцип гласности. Хотя судебное разбирательство проходило в открытом режиме, однако это было только на бумаге. Судебные процессы над армянскими военнослужащими вызывали большой интерес общественности в свете 45-дневной войны. Однако ни журналисты (за исключением тех журналистов, которые работают в проправительственной прессе), ни представители гражданского общества в зал заседания допущены не были. В статье 27.1 УПК АР указано: «В Азербайджанской Республике правосудие по уголовным делам и иным материалам, связанным с уголовным преследованием, во всех судах осуществляется гласно, за исключением случаев охраны, предусмотренных настоящим Кодексом государственных, профессиональных и коммерческих тайн, а также личных и семейных тайн граждан».

Гласность защищает подсудимых от негласного правосудия, избегающего контроля стороны общественности, и составляет одно из средств сохранения доверия суду.

Принцип гласности закреплен также в статье 6(1) Европейской Конвенции

по защите прав человека и основных свобод. По этому поводу Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ) в решении по делу Вернер против Австрии от 24 ноября 1997 года указывает: «Суд напоминает, что принципы, регулирующие гласность судебного разбирательства, имеют ценность (значение) также для публичного провозглашения решений и преследуют одну и ту же цель: справедливое судебное разбирательство, гарантия которого является одним из основополагающих принципов всякого демократического общества в смысле настоящей Конвенции».

В решении Европейского Суда по правам человека по делу Готрин и другие против Франции от 20 мая 1998 года, в пункте 42 написано: «Суд напоминает, что гласность судебного разбирательства составляет основополагающий принцип, закрепленный статьей 6 п. 1. Вышеуказанная гласность защищает тяжущихся от негласного отправления правосудия и контроля со стороны общественности; он служит одним из способов, способствующих обеспечению доверия к судам, как высшим, так и низшим. Сделав отправление правосудия прозрачным, он содействует достижению целей статьи 6 п. 1, а именно, справедливости судебного разбирательства, гарантия которого является одним из основополагающих принципов всякого демократического o6щества в смысле настоящей Конвенции»

Таким образом, следственный орган, не представив в суд достаточно доказательств, нарушил свои обязанности, возложенные законодательством Азербайджана, а суд, признав представленные доказательства достаточными, вынес необоснованный и немотивированный приговор, нарушив нормы Конституции, уголовного и уголовно-процессуального законодательства, не сослался на решения Европейского Суда по правам человека и не принял по внимание нормы Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод.

Older Posts »

При вынесении обвинительного приговора, суд проигнорировал нормы международного права и прецеденты еспч

ПРИ ВЫНЕСЕНИИ ОБВИНИТЕЛЬНОГО ПРИГОВОРА, СУД ПРОИГНОРИРОВАЛ НОРМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА И ПРЕЦЕДЕНТЫ ЕСПЧ

Суд над 13 армянскими военнопленными 

Анализ правонарушений на судебном процессе 13 армянских военнопленных

Бакинский Суд по тяжким преступлениям

Дело №1(101)-1242/2021

22 июля 2021 года

Председательствующий судья: Эльдар Исмайлов

Судьи: Джавид Гусейнов, Самир Алиев

 Обвиняемые: Айказ Ованесян, Вараздат Манукян, Давид Степанян, Леван Тосунян, Мартин Аграманян, Артур Багдасарян, Храйр Херабян, Жора Манукян, Ашот Геворкян, Вараздат Арутюнян, Сероп Авакян, Нарек Костанян, Грегор Курегян

Защитники: Турал Шукюров, Зумруд Самедова, Нигяр Мирбабаева, Тельман Абдиев, Алов Сафаралиев, Эльназ Самедова, Натиг Мустафаев, Фазиль Алиев, Эльмира Исмайлова, Джаваншир Мамедов, Арзу Джавадов, Гадир Рагимов, Туфан Керим

Государственные обвинители: прокуроры Отдела по защите государственного обвинения в судах по тяжким преступлениям Управления по защите государственного обвинения Генеральной прокуратуры Азербайджанской Республики, младший советник юстиции Джейхун Азадалиев и юрист первой степени Орхан Самедов

 

В сентябре 2020 года между Азербайджаном и Арменией в зоне Карабаха и его окрестностей развязались ожесточенные боевые действия. В результате 44-дневной войны азербайджанскими военнослужащими были освобождены несколько городов и множество сел Карабаха и территории, прилегающей к нему.  Десятки военнослужащих Армении в ходе боевых действий попали в плен и были осуждены и приговорены к различным срокам заключения.

Родившийся 8 мая 1992 года в Республике Армения, гражданин Республики Армения военнослужащий Айказ Ованесян был привлечен в качестве обвиняемого 17 марта 2021 года.

Ему были предъявлены обвинения, предусмотренные статьями 214.2.1 (Терроризм, совершенный группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным объединением (преступной организацией), 214.2.3 (Терроризм, совершенный с применением огнестрельного оружия и предметов, используемых в качестве оружия), 228.3 (Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов (кроме гладкоствольного охотничьего оружия и боеприпасов к нему), взрывчатых веществ или взрывных устройств, совершенные организованной группой), 279.2 (Создание не предусмотренных законодательством Азербайджанской Республики вооруженных формирований или групп, а также участие в их создании и деятельности, снабжение их оружием, боеприпасами, взрывчатыми веществами, военной техникой или воинским снаряжением, нападение на предприятия, учреждения, организации либо на отдельных лиц в составе созданных не предусмотренных законодательством Азербайджанской Республики вооруженных формирований или групп), 318.2 (Пересечение охраняемой государственной границы Азербайджанской Республики без установленных документов или вне контрольно-пропускного пункта государственной границы, совершенные или группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо с применением насилия или с угрозой его применения) Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики (УК АР).

Сабаильский районный суд города Баку избрал в отношении А.Ованесяна меру пресечения в виде заключения под стражу. Его поместили в Бакинский Следственный Изолятор Пенитенциарной Службы Министерства Юстиции Азербайджанской Республики.

Родившийся 7 июля 1990 года в Республике Армения, гражданин Республики Армения военнослужащий Вараздат Манукян был привлечен в качестве обвиняемого 18 марта 2021 года.  Ему были предъявлены обвинения, предусмотренные статьями 214.2.1, 214.2.3, 228.3, 279.2 и 318.2 УК АР.

Сабаильский районный суд города Баку избрал в отношении Вараздата Манукяна меру пресечения в виде заключения под стражу. Его поместили в Бакинский Следственный Изолятор Пенитенциарной Службы Министерства Юстиции Азербайджанской Республики.

Родившийся 27 апреля 1996 года в Республике Армения, гражданин Республики Армения, военнослужащий Давид Степанян был привлечен в качестве обвиняемого 18 марта 2021 года. Ему были предъявлены обвинения, предусмотренные статьями 214.2.1, 214.2.3, 228.3, 279.2 и 318.2 УК АР.

Сабаильский районный суд города Баку избрал в отношении Давида Степаняна меру пресечения в виде заключения под стражу. Его поместили в Бакинский Следственный Изолятор Пенитенциарной Службы Министерства Юстиции Азербайджанской Республики.

Родившийся 2 марта 1991 года в Республике Армения, гражданин Республики Армения, военнослужащий Леван Тосунян был привлечен в качестве обвиняемого 18 марта 2021 года. Ему были предъявлены обвинения, предусмотренные статьями 214.2.1, 214.2.3, 228.3, 279.2 и 318.2 УК АР.

Сабаильский районный суд города Баку избрал в отношении Левана Тосуняна   меру пресечения в виде заключения под стражу. Его поместили в Бакинский Следственный Изолятор Пенитенциарной Службы Министерства Юстиции Азербайджанской Республики.

Родившийся 28 мая 1996 года в Республике Армения, гражданин Республики Армения, военнослужащий Мартин Аграманян был привлечен в качестве обвиняемого 18 марта 2021 года. Ему были предъявлены обвинения, предусмотренные статьями 214.2.1, 214.2.3, 228.3, 279.2 и 318.2 УК АР.

Сабаильский районный суд города Баку избрал в отношении Мартина Аграманяна меру пресечения в виде заключения под стражу. Его поместили в Бакинский Следственный Изолятор Пенитенциарной Службы Министерства Юстиции Азербайджанской Республики.

Родившийся 7 февраля 1998 года в Республике Армения, гражданин Республики Армения, военнослужащий Артур Багдасарян был привлечен в качестве обвиняемого 18 марта 2021 года. Ему были предъявлены обвинения, предусмотренные статьями 214.2.1, 214.2.3, 228.3, 279.2 и 318.2 УК АР.

Сабаильский районный суд города Баку избрал в отношении Артура Багдасаряна меру пресечения в виде заключения под стражу. Его поместили в Бакинский Следственный Изолятор Пенитенциарной Службы Министерства Юстиции Азербайджанской Республики.

Родившийся 25 февраля 1992 года в Республике Армения, гражданин Республики Армения, военнослужащийХрайр Херабян был привлечен в качестве обвиняемого 18 марта 2021 года. Ему были предъявлены обвинения, предусмотренные статьями 214.2.1, 214.2.3, 228.3, 279.2 и 318.2 УК АР.

Сабаильский районный суд города Баку избрал в отношении Храйра Херабяна меру пресечения в виде заключения под стражу. Его поместили в Бакинский Следственный Изолятор Пенитенциарной Службы Министерства Юстиции Азербайджанской Республики.

Родившийся 20 июня 1996 года в Республике Армения, гражданин Республики Армения, военнослужащий Жора Манукян был привлечен в качестве обвиняемого 18 марта 2021 года. Ему были предъявлены обвинения, предусмотренные статьями 214.2.1, 214.2.3, 228.3, 279.2 и 318.2 УК АР.

Сабаильский районный суд города Баку избрал в отношении Жоры Манукяна меру пресечения в виде заключения под стражу. Его поместили в Бакинский Следственный Изолятор Пенитенциарной Службы Министерства Юстиции Азербайджанской Республики.

Родившийся 30 июня 1998 года в Республике Армения, гражданин Республики Армения, военнослужащий Ашот Геворкян был привлечен в качестве обвиняемого 18 марта 2021 года. Ему были предъявлены обвинения, предусмотренные статьями 214.2.1, 214.2.3, 228.3, 279.2 и 318.2 УК АР.

Сабаильский районный суд города Баку избрал в отношении Ашота Геворкяна

меру пресечения в виде заключения под стражу. Его поместили в Бакинский Следственный Изолятор Пенитенциарной Службы Министерства Юстиции Азербайджанской Республики.

Родившийся 1 августа 1996 года в Республике Армения, гражданин Республики Армения, военнослужащийВараздат Арутюнян был привлечен в качестве обвиняемого 19 марта 2021 года. Ему были предъявлены обвинения, предусмотренные статьями 214.2.1, 214.2.3, 228.3, 279.2 и 318.2 УК АР.

Сабаильский районный суд города Баку избрал в отношении Вараздата Арутюняна меру пресечения в виде заключения под стражу. Его поместили в Бакинский Следственный Изолятор Пенитенциарной Службы Министерства Юстиции Азербайджанской Республики.

Родившийся 3 мая 1984 года в Республике Армения, гражданин Республики Армения, военнослужащий Сероп Авакян был привлечен в качестве обвиняемого 19 марта 2021 года. Ему были предъявлены обвинения, предусмотренные статьями 214.2.1, 214.2.3, 228.3, 279.2 и 318.2 УК АР.

Сабаильский районный суд города Баку избрал в отношении Серопа Авакяна

меру пресечения в виде заключения под стражу. Его поместили в Бакинский Следственный Изолятор Пенитенциарной Службы Министерства Юстиции Азербайджанской Республики.

Родившийся 21 декабря 1996 года в Республике Армения, гражданин Республики Армения, военнослужащий Нарек Костанян был привлечен в качестве обвиняемого 19 марта 2021 года. Ему были предъявлены обвинения, предусмотренные статьями 214.2.1, 214.2.3, 228.3, 279.2 и 318.2 УК АР.

Сабаильский районный суд города Баку избрал в отношении Нарека Костаняна меру пресечения в виде заключения под стражу. Его поместили в Бакинский Следственный Изолятор Пенитенциарной Службы Министерства Юстиции Азербайджанской Республики.

Родившийся 13 марта 1998 года в Республике Армения, гражданин Республики Армения, военнослужащий Григор Курегян был привлечен в качестве обвиняемого 19 марта 2021 года. Ему были предъявлены обвинения, предусмотренные статьями 214.2.1, 214.2.3, 228.3, 279.2 и 318.2 УК АР.

Сабаильский районный суд города Баку избрал в отношении Григора Курегяна

меру пресечения в виде заключения под стражу. Его поместили в Бакинский Следственный Изолятор Пенитенциарной Службы Министерства Юстиции Азербайджанской Республики.

По версии следствия, граждане Республики Армения, выше перечисленные обвиняемые, 27 ноября 2020 года в составе организованной группы незаконно перешли государственную границу Азербайджанской Республики, а также до 13 декабря 2020 года незаконно приобрели, носили и хранили огнестрельное оружие, комплектующие детали к нему, боеприпасы, взрывчатые вещества или взрывные устройства, а также совершили террористические действия.

Бакинский Суд по тяжким преступлениям, рассмотрев дело, пришел к выводу о том, что в действиях обвиняемых не было элементов терроризма и участия в незаконных вооруженных формированиях. По этой причине рассмотрение дела по статьям 214.2.1, 214.2.3 и 279.2 УК АР было прекращено.

Допрошенный в ходе судебного следствия обвиняемый Айказ Ованесян не признал себя виновным в предъявленных обвинениях и показал, что 26 ноября 2020 года он был вызван в военный комиссариат города Гюмри. 27 ноября 2020 года ему были выданы форма, автомат и патроны. Всего военных было около 100 человек. На четырех автобусах они незаконно пересекли границу с Азербайджаном и отправились в Лачин. Их командиром был Арсен Газарян. В Азербайджане А.Газарян вместе с 40 армянскими военными заняли позицию у подножья горы. 13 декабря 2020 года А. Газарян по телефону дал группе в составе 60 военных указ о возвращении в Армению. При возвращении они были окружены азербайджанскими военными. А. Газарян вместе с 40 армянскими военными успел убежать. Азербайджанские военнослужащие предложили оставшимся армянам сдать оружие. Понимая, что сопротивление бессмысленно, армянские военнослужащие сдали оружие. Вместе с А.Ованесяном были задержаны и другие армянские военные.

Допрошенный в ходе судебного следствия обвиняемый Вараздат Манукян не признал себя виновным в предъявленных обвинениях и показал, что 27 ноября 2020 года он был вызван в военный комиссариат города Гюмри. Там находилось около 350 армянских граждан, призванных на воинскую службу, которыми руководил военный по имени Арсен Газарян. Потом ему выдали военную форму и автомат. Около ста военных под руководством А. Газаряна прибыли из Армении в Азербайджан, в Лачин. Спустя два часа они дошли до горной местности. 13 декабря 2020 года Арсен Газарян дал приказ возвращаться обратно в Армению. Когда армянские военные спускались вниз с горы, они были задержаны азербайджанскими военными.

 

Остальные обвиняемые дали аналогичные показания.

По мнению суда, организацией военных вооруженных формирований занимались не обвиняемые, а другие лица. Поэтому суд исключил из обвинений статьи 214.2.1, 214.2.3 и 279.2 УК АР, посчитав, что в действиях обвиняемых нет состава преступления по данным статьям.

Обвиняемые указали, что совершили противоправные действия под давлением должностных лиц соответствующих государственных структур, поэтому просили суд рассмотреть уголовное дело в отношении их согласно статьям 207 (Порядок рассмотрения сообщений о совершенных или подготовляемых преступлениях)и 208 (Непосредственное обнаружение органом уголовного преследования данных о совершенных или подготовляемых преступлениях) Уголовно-Процессуального Кодекса Азербайджанской Республики (УПК АР).

22 июля 2021 года Бакинский Суд по тяжким преступлениям вынес приговор в отношении армянских военнослужащих: все обвиняемые были признаны виновными в совершении преступлений, предусмотренных статьями 228.3 и 318.2 УК АР. И приговорены:

  • Айказ Ованесян к 6 годам лишения свободы в колонии общего режима;
  • Вараздат Манукян к 6 годам лишения свободы в колонии общего режима;
  • Давид Степанян к 6 годам лишения свободы в колонии общего режима;
  • Леван Тосунян к 6 годам лишения свободы в колонии общего режима;
  • Мартин Аграманян к 6 годам лишения свободы в колонии общего режима;
  • Артур Багдасарян к 6 годам лишения свободы в колонии общего режима;
  • Храйр Херабян к 6 годам лишения свободы в колонии общего режима;
  • Жора Манукян к 6 годам лишения свободы в колонии общего режима;
  • Ашот Геворкян к 6 годам лишения свободы в колонии общего режима;
  • Вараздат Арутюнян к 6 годам лишения свободы в колонии общего режима;
  • Сероп Авакян к 6 годам лишения свободы в колонии общего режима;
  • Нарек Костанян к 6 годам лишения свободы в колонии общего режима;
  • Грегор Курегян к 6 годам лишения свободы в колонии общего режима.

 

Комментарий юриста-эксперта:

Судебный приговор является незаконным и необоснованным. Как видно из приговора, суд исключил из обвинений статьи 214.2.1, 214.2.3 и 279.2 УК АР, обосновав это тем, что указанные в статьях противоправные действия были совершены не обвиняемыми, а другими лицами. Почему суд пришел к такому выводу, из приговора неясно. Это было озвучено обвиняемыми в ходе следствия и суда. Однако также неясно, по какой причине суд оставил в обвинениях статьи 228.3 и 318.2. УК АР, при этом не имея ни на одного доказательства, кроме показаний обвиняемых.

В ходе судебного следствия был нарушен принцип гласности, так как ни журналисты (за исключением тех, кто работает в проправительственной прессе), ни представители общественности не были допущены в зал суда. Принцип гласности зафиксирован в статье 27.1 УПК АР. В ней говорится: «В Азербайджанской Республике правосудие по уголовным делам и иным материалам, связанным с уголовным преследованием, во всех судах осуществляется гласно, за исключением случаев охраны, предусмотренных настоящим Кодексом государственных, профессиональных и коммерческих тайн, а также личных и семейных тайн граждан».

Принцип гласности закреплен также в статье 6(1) Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод и является одним из признаков справедливого судебного разбирательства. Гласность судебного разбирательства является одной из существенных гарантий справедливости процесса. Она защищает подсудимых от негласного правосудия, избегающего контроля со стороны общественности, и составляет одно из средств сохранения доверия суду. Однако правило о гласности судебного слушания может также отступить перед требованиями, предназначенными защитить общественный порядок и интерес сторон по делу, чтобы защитить их право на частную жизнь. Именно суду последней инстанции принадлежит право решить, учитывая все обстоятельства, которыми он располагает, уместно ли отступить от правила о гласности, принимая во внимание, в исключительном случае, точку зрения обвиняемого, а также интересы правосудия. В данном деле судом не было вынесено определения, в котором было указано на проведение закрытого судебного слушания. Однако в действительности судебный процесс проводился закрыто.

«Публичный характер судопроизводства, о котором говорится в статье 6 п. 1, защищает тяжущихся от негласного отправления правосудия вне контроля со стороны общественности; он служит одним из способов обеспечения доверия к судам, как высшим, так и низшим. Сделав отправление правосудия прозрачным, он содействует достижению целей статьи 6 п. 1, а именно, справедливости судебного разбирательства, гарантия которого является одним из основополагающих принципов всякого демократического общества в смысле настоящей Конвенции» (решение Европейского Суда по правам человека по делу Претто и другие против Италии от 8 декабря 1993 года).

https://hudoc.echr.coe.int/rus#{«fulltext»:[«pretto%20v.italy»],»documentcollectionid2″:[«GRANDCHAMBER»,»CHAMBER»],»itemid»:[«001-57561»]}

В отношении обвиняемых также была нарушена презумпция невиновности. Согласно статье 63 Конституции Азербайджанской Республики:

«II. Если есть обоснованные сомнения в виновности лица, то признание его виновным не допускается.

III. Лицо, обвиняемое в совершении преступления, не обязано доказывать свою невиновность».

Уголовно-Процессуальный Кодекс Азербайджанской Республики (УПК АР) так регулирует презумпцию невиновности:

«Признание лица виновным недопустимо даже при наличии основательных подозрений в его виновности. В соответствии с положениями настоящего Кодекса сомнения, которые при доказывании обвинения невозможно устранить в рамках соответствующей правовой процедуры, разрешаются в пользу обвиняемого (подозреваемого). Точно также в его пользу должны разрешаться и сомнения, не устраненные при применении уголовного и уголовно-процессуального законов» (статья 21.2 УПК АР).

Все показания обвиняемых идентичны, написаны слово в слово, не подкреплены какими-либо доказательствами. Так как приговор был необоснованным, в виновности обвиняемых существуют серьезные сомнения, которые не были истолкованы в их пользу.

Принцип презумпции невиновности закреплен также в пункте 2 статьи 6 Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод, в пункте 2 статьи 14 Международного Пакта о Гражданских и Политических Правах и в пункте 1 статьи 11 Всеобщей Декларации  прав человека.

 

Весьма важен вопрос оценки судом доказательств. Суд обязан оценить все доказательства в целом. В данном деле доказательства были половинчатыми, не были неопровержимыми и не подкреплялись друг другом. Суд выносит обвинительный приговор, если по совокупности доказательств, исследованных в ходе судебного разбирательства, будет установлена виновность обвиняемого в преступлении (статья 44.1 УПК АР).

В уголовных делах, помимо оценки, обязательна достаточность доказательств. Согласно статье 146.1 УПК АР: «Под достаточностью доказательств, собранных по уголовному преследованию, понимается такой объем допустимых доказательств по подлежащим установлению обстоятельствам, который позволяет сделать надежный итоговый вывод для определения предмета доказывания.»

А согласно статье 146.2 УПК АР: «Достаточность доказательств по уголовному преследованию помогает достижению:

146.2.1. целенаправленности проведения предварительного расследования или судебного разбирательства;

146.2.2. своевременности установления судебной перспективы по уголовному преследованию;

146.2.3. принятию правильного и обоснованного постановления по уголовному преследованию.»

Кроме того, суд не исполнил обязательств, возложенных на него законодательством. Согласно статье 3 Закона Азербайджанской Республики «О судах и судьях», «деятельность судов Азербайджанской Республики направлена исключительно на осуществление правосудия. Суды при осуществлении правосудия защищают закрепленные Конституцией Азербайджанской Республики права и свободы человека и гражданина, права и законные интересы всех предприятий, учреждений и организаций, независимо от форм собственности, политических партий, общественных объединений, других юридических лиц от любых посягательств и нарушений законов, осуществляют другие задачи, предусмотренные Конституцией Азербайджанской Республики и настоящим Законом».

 

В статье 7 Закона АР «О судах и судьях» указано: «В соответствии со статьей 25 Конституции Азербайджанской Республики правосудие в Азербайджанской Республике осуществляется на основе юридического равенства каждого перед законом и судом, независимо от расы, национальности, религии, языка, пола, происхождения, имущественного и служебного положения, убеждений, принадлежности к политическим партиям, профсоюзным и другим общественным организациям».

Статья 8 Закона АР «О судах и судьях» гласит: «Правосудие осуществляется при обеспечении независимости судей, с соблюдением юридического равноправия сторон, на основе фактов, беспристрастного и справедливого рассмотрения дел и в соответствии с законом».

Кроме того, при вынесении приговора суд в совещательной комнате не обсудил вопросы в определенной последовательности, в какой он должен был это сделать в соответствии со статьей 346 УПК АР. Так, в ней указано, что суд обязан обсудить следующие вопросы:

  • доказано ли, что событие преступления имело место;
  • доказано ли наличие состава преступления в деянии, вменяемом обвиняемому;
  • доказана ли причастность обвиняемого к совершению преступления;
  • доказана ли виновность обвиняемого в совершении преступления;
  • соответствует ли деяние обвиняемого признакам преступления, за которое ему предъявлено обвинение по соответствующей статье уголовного закона;
  • имеются ли обстоятельства, устраняющие преступность деяния;
  • имеются ли обстоятельства, отягчающие или смягчающие ответственность обвиняемого;
  • имеются ли основания для освобождения от уголовной ответственности;
  • подлежит ли обвиняемый наказанию за совершенное им деяние;
  • имеются ли основания для назначения обвиняемому наказания за рецидив;
  • какое именно наказание должно быть назначено обвиняемому (в том числе с учетом рецидива преступлений, совокупности преступлений, совокупности приговоров, возможности соединения наказаний, исчисления сроков наказания, замены наказания, применения условного осуждения);
  • подлежит ли отбытию назначенное обвиняемому наказание;
  • какое учреждение отбывания наказания или воспитательное учреждение должно быть определено обвиняемому при назначении ему наказания в виде лишения свободы;
  • необходимо ли назначить в отношении обвиняемого, признанного виновным в совершении преступления, дополнительных наказаний и какого именно наказания;
  • возможно ли применение в отношении несовершеннолетнего обвиняемого принудительных мер воспитательного характера и каких именно;
  • возможно ли применение в отношении обвиняемого принудительных мер медицинского характера и каких именно;
  • подлежит ли удовлетворению гражданский иск, если да, то в пользу кого и в каком размере;
  • подлежит ли отмене арест, наложенный на имущество в целях обеспечения возмещения причиненного преступлением материального ущерба или возможной конфискации имущества;
  • как поступить с вещественными доказательствами, какое имущество подлежит конфискации, в случае если имущество, добытое преступным путем, либо предмет преступления были использованы, приватизированы либо по иным причинам не могут быть изъяты в пользу государства, какая сумма денег или имущества, принадлежащего обвиняемому лицу, в размере стоимости данного имущества должно быть конфисковано;
  • подлежит ли отмене, изменению и избранию мера пресечения (какая именно), в том числе как должен быть разрешен вопрос о залоге;
  • на кого и в каком размере должны быть возложены судебные издержки;
  • с какой даты начинается срок отбывания наказания;
  • имеются ли основания для вынесения частного постановления, при наличии таких оснований—в отношении кого и какого содержания оно должно быть вынесено.

При вынесении обвинительного приговора суд не исполнил требований, предъявляемых к приговору. Так, в соответствии со статьей 349.3 УПК АР, приговор суда должен быть законным и мотивированным.

Согласно статье 349.4 УПК АР, приговор суда признается законным, если постановлен с соблюдением требований Конституции Азербайджанской Республики, Уголовно-Процессуального Кодекса, уголовного и иных законов Азербайджанской Республики

В статье 349.5 УПК АР, приговор суда признается мотивированным в следующих случаях:

  • если выводы, сделанные судом, основаны лишь на доказательствах, исследованных на судебном следствии;
  • если этих доказательств достаточно для оценки обвинения;
  • если установленные судом обстоятельства соответствуют исследованным им доказательствам.

Хотя в тексте статьи 6(1) Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод мотивированность судебных решений прямо не указана, однако право на справедливое судебное разбирательство, закрепленное в статье, обязывает суды выносить мотивированные решения.

Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ) в решении по делу Хелле против Финляндии от 19 сентября 1997 года указывает: «Понятие справедливого процесса требует, чтобы внутренний суд, который только кратко мотивировал свое решение, будь это только посредством включения мотивов, предоставленных судом первой инстанции или иным образом, реально рассмотрел существенные вопросы, которые перед ним были поставлены, и чтобы он не довольствовался утверждением без оговорок заключений суда первой инстанции».

https://www.legal-tools.org/doc/d04a4d/pdf/

Сформулировав обязанность судов по вынесению мотивированных решений, ЕСПЧ указал, что одна из целей мотивированного решения заключается в том, чтобы продемонстрировать сторонам, что их требования надлежащим образом рассмотрены.

В п. 58 постановления Европейского Суда по правам человека по делу Татишвили против Российской Федерации от 22 февраля 2007 года ЕСПЧ повторил, что «согласно его правоприменительной практике, отражающей принцип, связанный с должным отправлением правосудия, в решениях судов должны надлежащим образом содержаться доводы, на которых они основаны…Дальнейшая функция обоснованного решения — продемонстрировать сторонам, что их выслушали. Более того, мотивированное решение предоставляет сторонам возможность обжаловать его, так же, как и возможность кассационному органу пересмотреть решение. Только через вынесение обоснованного решения может осуществляться общественный контроль за отправлением правосудия».

file:///C:/Users/User/Downloads/001-79564.pdf

https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/2466737/

В решении ЕСПЧ по делу Кузнецов и другие против Российской Федерации от 11 января 2007 года указано, что нарушением права на справедливое судебное разбирательство может быть признана ситуация, когда национальным судом при принятии судебного акта проигнорированы доводы, представленные одной из сторон. В деле оспаривалось то, что основной довод заявителей был оставлен за рамками судебной проверки и, следовательно, не был рассмотрен по существу. Европейский суд по правам человека оценил эту ситуацию как невыполнение национальным судом обязанности обосновать свое решение и обеспечить соблюдение принципов справедливости и равенства сторон, что привело к нарушению ст. 6 Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод.

https://hudoc.echr.coe.int/eng#{«fulltext»:[«\»CASE%20OF%20KUZNETSOV%20AND%20OTHERS%20v.%20RUSSIA\»»],»documentcollectionid2″:[«GRANDCHAMBER»,»CHAMBER»],»itemid»:[«001-78982»]}

Таким образом, при вынесении обвинительного приговора суд пренебрег своими законными полномочиями и обязанностями, нарушив в отношении обвиняемых соответствующие нормы материального и процессуального законодательства, а также не принял во внимание положения норм международного права и прецедентов Европейского Суда по правам человека.

Older Posts »

Пытки и зверства правоохранительных органов санкционированы в Азербайджане президентом Ильхамом Алиевым

Institute for Peace and Democracy

ПЫТКИ И ЗВЕРСТВА ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ САНКЦИОНИРОВАНЫ В АЗЕРБАЙДЖАНЕ  ПРЕЗИДЕНТОМ ИЛЬХАМОМ АЛИЕВЫМ

Обращение Института мира и демократии

В январе 2001 г. Азербайджан вошел в состав Совета Европы (СЕ). При вступлении в эту авторитетную международную организацию Азербайджан взял на себя целый ряд обязательств, в том числе в области прав человека. Среди них обязательство – преследовать судебным порядком всех представителей правоохранительных органов во время исполнения обязанностей нарушивших права человека (в особенности право на свободу от пыток).

Однако с первого дня прихода к власти в 2003 г. Ильхам Алиев стал использовать правоохранительные органы для подавления инакомыслия в стране. По его приказу полицейские стали жестоко разгонять все мирные акции протеста в Азербайджане. В своей речи по случаю Дня полиции 2 июля 2007 г. президент Азербайджана заявил о том, что, «несмотря на давление на него международных организаций с целью наказать полицейских применивших силу, никто из полицейских не будет наказан». См.: https://www.osce.org/files/f/documents/b/9/27346.pdf

Публично в начале своего правления заявив, что никто из полицейских не понесет наказания за нарушение закона и тем самым санкционировав полицейское насилие, президент Ильхам Алиев в 2013 г., выступая в МВД республики вновь публично заявил: «Я и тогда говорил и сегодня хочу сказать, что никто из сотрудников правоохранительных органов не будет наказан». См. выступление Ильхама Алиева 2 июля 2013 г.: https://www.youtube.com/watch?v=CfItc-0c2Q8

В итоге, пытки и жестокость сотрудников правоохранительных органов в Азербайджане в период правления Ильхама Алиева стали нормой, ежегодно от пыток в среднем погибает до 10 граждан Азербайджана.

Все это постоянно находит отражение в отчетах международных правозащитных организаций, в том числе и Комитета против пыток ООН и ОМСТ. See:

Azerbaijan: UN Committee against Torture urged to intervene to stop torture and save lives of anti-torture activists. – https://www.iphronline.org/azerbaijan-un-cat-urged-to-intervene-to-stop-torture-20151111.html; HRW Submission to the UN Committee Against Torture on Azerbaijan. — https://www.hrw.org/news/2015/11/02/hrw-submission-un-committee-against-torture-azerbaijan; Azerbaijan: 11 deaths in custody and other serious human rights violations in the “Terter Case”. — https://www.omct.org/en/resources/statements/azerbaijan-11-deaths-in-custody-and-other-serious-human-rights-violations-in-the-terter-case, etc.

Но хотя прошло 20 лет со времени вступления Азербайджана в СЕ и принятия этого обязательства, как свидетельствуют факты, пытки и другие незаконные методы следствия остаются основными в практике правоохранительных органов республики. Одной из причин широкого применения пыток является абсолютная безнаказанность, и даже поощрение сотрудников правоохранительных органов, применяющих пытки и другие незаконные методы следствия. НИКТО (!) В ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНАХ НЕ БЫЛ ПРИВЛЕЧЕН К УГОЛОВНОЙ, СУДЕБНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ за ПЫТКИ и другие нарушения прав человека. Более того, большинство сотрудников МВД и прокуратуры, использовавшие пытки и другие незаконные методы следствия получили повышение в должности и чине. Яркий пример — Вилаят Эйвазов, который в звании полковника в 2003 г. возглавлял Управление по Борьбе с Организованной Преступностью (УБОП) МВД и лично был ответственен за пытки в отношении десятков задержанных после президентских выборов в октябре 2003 года. В благодарность за это в 2004 году он получил звание генерал-майора и стал первым заместителем министра внутренних дел, а в 2019 г. стал министром МВД страны! Такую же карьеру сделали и другие высокопоставленные сотрудники МВД, лично повинные в пытках граждан Азербайджана.

Эта политика санкционирования президентом Ильхамом Алиевым полицейского произвола и использования пыток против граждан Азербайджана продолжается по сей день. 1 декабря 2021 г. представители оппозиционных партий и гражданского общества решили провести мирную акцию на Площади фонтанов в центре Баку с требованием освобождения активиста оппозиционной партии Народный фронт Азербайджана Салеха Рустамова, который был арестован в мае 2018 г. и осужден по сфальсифицированным обвинениям в феврале 2019 г. к 7 годам лишения свободы. В знак протеста против незаконного ареста и приговора 6 ноября 2021 г. он начал голодовку с требованием освобождения и в настоящее время даже по заявлению омбудсмена находится в критическом положении. Но едва участники акции в защиту требований С. Рустамова стали собираться, как полиция стала жестоко избивать и арестовывать их. Всего было арестовано 39 человек. Все они подверглись избиениям, у активиста Паши Дадашзаде полицейские сломали правую руку. Но самым жестоким избиениям подвергся оппозиционный активист Тофиг Ягублу. Его несколько часов зверски избивали в 39-м отделения полиции г. Баку сотрудники Главного управления по борьбе с организованной преступностью МВД, надев на голову целлофановый кулек и заковав руки в наручники, требуя, чтобы он отказался от политической деятельности. Не добившись своего, полицейские просто выбросили после зверских пыток нуждающегося в медицинской помощи Т. Ягублу в пустынной местности в 70 км от города. Об аресте и том, как его пытали см. – https://turan.az/ext/news/2021/12/free/politics_news/en/10068.htm

Вот фото Тофига Ягублу в момент ареста и после пыток в 39 отделении полиции г. Баку.

 

Фото 1. Задержание Тофига Ягублу 1 декабря 2021 г. в 15:00 на Площади Фонтанов в Баку

Фото 2. Тофиг Ягублу вечером 1 декабря 2021 г. в Нейрохирургической больнице г. Баку

Все это полицейское насилие и беззаконие происходящее в Азербайджане есть результат санкционированного еще в 2003 г. и неоднократно подтвержденного лично президентом Ильхамом Алиевым распоряжения.

15 декабря 2021 г. Ильхам Алиев собирается приехать в Брюссель на саммит ЕС в рамках программы «Восточного партнерства» и вновь будет говорить об уважении к правам человека, о демократии и свободе слова и собраний.

К большому сожалению, ЕС не обращает внимания на жестокие преступления азербайджанского диктатора и продолжает с ним сотрудничество. Недопустимо подписание соглашения о Восточном Партнерстве с Азербайджаном.

2 декабря 2021 г.

Dr. Leyla Yunus

Director of Institute for Peace and Democracy

Chevalier of the French Legion of Honor

Winner of International Theodore Hacker Award

Laureate of Polish Sergio Vieira de Mello Award

Winner of Battle of Crete Award

Sakharov Prize for Freedom of Thought of the European Parliament Finalist

 

Older Posts »

Суд нарушил в отношении армянского военнопленного, как нормы права Азербайджана, так и нормы международного права

СУД НАРУШИЛ В ОТНОШЕНИИ АРМЯНСКОГО ВОЕННОПЛЕННОГО, КАК НОРМЫ ПРАВА АЗЕРБАЙДЖАНА, ТАК И НОРМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

 Виген Эулджекчиян

Анализ правонарушений на судебном процессе Вигена Эулджекчияна

Бакинский Военный Суд

Дело №1-1(093)-94/2021

14 июня 2021 года

Председательствующий: Эльбей Аллахвердиев

Судьи: Аслан Калбалыев, Джамал Рамазанов

Обвиняемый: Виген Эулджекчиян

Защитник: Лейла Шаммадова

 

Государственный обвинитель: советник юстиции, помощник по особым поручениям Генеральной прокуратуры Азербайджанской Республики Махир Аббасов

В сентябре 2020 года между Азербайджаном и Арменией в зоне Карабаха и его окрестностей развязались ожесточенные боевые действия. В результате 44-дневной войны азербайджанскими военнослужащими были освобождены несколько городов и множество сел Карабаха и территории, прилегающей к нему.

Согласно официальному приговору, обвиняемый военнослужащий Вооруженных Сил Республики Армения Виген Эулджекчиян родился 12 июля 1979 года в городе Бейрут в Ливане, является гражданином Республики Ливан. Он был задержан 2 декабря 2020 года. В.Эулджекчияну были предъявлены обвинения, предусмотренные статьями 114.3 (Участие наемника в вооруженном конфликте или военных операциях), 214.2.1 (Терроризм, совершенный группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным объединением (преступной организацией), 214.2.3 (Терроризм, совершенный с применением огнестрельного оружия и предметов, используемых в качестве оружия), 228.2.1 (Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов (кроме гладкоствольного охотничьего оружия и боеприпасов к нему), взрывчатых веществ или взрывных устройств, совершенные группой лиц по предварительному сговору), 279.1 (Создание не предусмотренных законодательством Азербайджанской Республики вооруженных формирований или групп), 318.2 (Пересечение охраняемой государственной границы Азербайджанской Республики без установленных документов или вне контрольно-пропускного пункта государственной границы, совершенные или группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо с применением насилия или с угрозой его применения) Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики (УК АР).

3 декабря 2020 года Сабаильский районный суд города Баку вынес постановлении о применении к В.Эулджекчияну меры пресечения в виде заключения под стражу. В настоящее время В. Эулджекчиян содержится в изоляторе временного содержания Государственной Службы Безопасности Азербайджанской Республики.

По версии следствия, 29 сентября 2020 года В. Эулджекчиян принял от гражданина Ливана Овака Кикияна предложение на участие в военных операциях на оккупированных территориях Азербайджанской Республики, получив за это оплату в размере 2.500 долларов США. Для этой цели была образована преступная группа, участники которой незаконно пересекли границу Азербайджанской Республики. В. Эулджекчиян также незаконно приобрел, хранил и носил оружие, и совершил террористические акты, которые привели к гибели людей, уничтожению имущества и нанесению существенного вреда здоровью людей.

В ходе предварительного следствия, допрошенный в качестве подозреваемого и обвиняемого лица В. Эулджекчиян признал себя виновным в предъявленных обвинениях.

Допрошенная в ходе следствия и суда супруга обвиняемого Маралле Наярьян показала, что в ноябре 2019 года она вместе с супругом и двумя детьми выехали на отдых в Республику Армения. Однако в феврале 2020 года из-за распространения вирусной инфекции она была вынуждена отправить в Ливан сначала детей, а в мае 2020 года выехала сама. Несмотря на то, что ее супруг В. Эулджекчиян тоже хотел выехать вместе с ней, его имени не оказалось в списке лиц, имеющих право покинуть территорию Армении. По этой причине он был вынужден остаться в Ереване. В августе 2020 года она вновь приехала в Армению вместе с сестрой. М.Наярьян показала, что они с супругом планировали вместе вернуться в Ливан, однако 27 сентября 2020 года узнали о военных действиях в Нагорном Карабахе. В своих показаниях М.Наярьян подтвердила, что ее супруг согласился участвовать в военных операциях за 2.500 долларов США. Она советовала ему не соглашаться, однако он настоял. В. Эулджекчиян вместе с иностранными гражданами отправился в Нагорный Карабах для участия в военных операциях. Она неоднократно связывалась с супругом по телефону, он отправил ей фотографии и сказал, что им была выдана современная военная одежда, а также оружие. Фотографии он опубликовал на своем аккаунте в социальной сети Facebook. Позвонив супруге в очередной раз, В.Эулджекчиян сообщил, что положение очень плохое, что большинство иностранцев, приехавших вместе с ним, погибли, и он принял решение вернуться.  М.Наярьян показала, что хотя она знала об участии супруга в военных операциях, и что это приводит к большому количеству смертей, какого-либо участия в этом она не принимала.

Допрошенный в суде обвиняемый В. Эулджекчиян на первичном этапе не признал предъявленные обвинения. Он пояснил, что хотя не подвергался пыткам во время предварительного следствия, но попал в плен и содержался в тюремных условиях, а потому вначале дал обличающие себя показания и признал себя виновным в предъявленных обвинениях. Обвиняемый показал, что фактически не участвовал в военных операциях за деньги. В. Эулджекчиян объяснил, что во время боев, он находился на территории Лачинского коридора, к нему подошли неизвестные армянские военные и потребовали паспорт, сказав, что объявлена всеобщая мобилизация лиц от 17 до 55 лет. Военные вначале отвезли его в Ханкенди, а потом в Ходжавенд. Несмотря на то, что он сообщил армянским военным о том, что является гражданином Ливана, они, отобрав его паспорт, посчитали его армянином, а его возраст – подходящим и вручили автомат. В Ходжавенде, вместе с другими привезенными туда лицами, они на протяжении трех дней рыли окопы. Оттуда он приехал в Шушу, сдал оружие и вернулся в Ереван. Пробыл там недолго, супруга сообщила ему об окончании войны. В. Эулджекчиян вместе с ней отправился в Шушу, чтобы забрать оставшиеся там вещи. 10 ноября 2020 года, не доезжая до Шуши, его остановили азербайджанские военные, которые взяли в плен его и супругу.

Однако во время допроса в суде, отвечая на вопросы участников процесса, В. Эулджекчиян показал, что автомат он бросил на территории Ходжавенда и покинул военный пост. Обвиняемый также сказал, что из Армении в Карабах они прибыли на пяти машинах, в его машине находилось девять человек, которыми руководил ранее незнакомый ему Озвил Асиян. Они входили в организацию под названием «Армянские орлы». Впервые О.Асияна В.Эулджекчиян увидел по пути в Карабах. В социальной сети Facebook также существовала страница под названием «Армянские орлы».

Из заключения судебно-медицинской экспертизы от 5 февраля 2021 года, проведенной в отношении Вигена Эулджекчияна, видно, что телесных повреждений, приходящихся на период с сентября по октябрь 2020 года, не обнаружено.

Судебно-психиатрическая экспертиза от 19 января 2021 года подтвердила факт того, что В. Эулджекчиян является вменяемым.

Защитник обвиняемого обратилась к суду с ходатайством о том, что ее подзащитный в соответствии с положениями Женевской Конвенции «Об обращении с военнопленными» подпадает под понятие «военнопленный», обвинения в отношении него являются необоснованными, а приговор должен быть вынесен оправдательный.

14 июня 2021 года Бакинский Военный Суд вынес приговор в отношении Вигена Эулджекчияна: суд признал его виновным в совершении предъявленных обвинений и приговорил его к 20 годам лишения свободы. Первые пять лет наказания он должен отбывать в Гобустанской тюрьме закрытого типа, остальную часть – в колонии строгого режима.

 

Комментарий юриста-эксперта:

Судебный приговор является незаконным и необоснованным. В статье 25 Конституции Азербайджанской Республики указано:

 

  1. Все равны перед законом и судом.

III. Государство гарантирует каждому равенство прав и свобод независимо от расы, этнической принадлежности, религии, языка, пола, происхождения, имущественного и служебного положения, убеждений, принадлежности к политическим партиям, профсоюзам и другим общественным объединениям. Запрещается ограничение прав и свобод человека и гражданина по признакам расовой, этнической, религиозной, языковой принадлежности, пола, происхождения, убеждений, политической и социальной принадлежности.

Равенство всех перед законом и судом также гарантирует статья 7 Закона «О судах и судья».

Согласно статье 69 Конституции Азербайджанской Республики, (I.) иностранцы и лица без гражданства, находясь в Азербайджанской Республике, могут пользоваться всеми правами и должны выполнять все обязанности наравне с гражданами Азербайджанской Республики, если иное не предусмотрено законом или международным договором, участницей которого является Азербайджанская Республика.

Несмотря на то, что между двумя странами – Азербайджаном и Арменией на протяжении долгих лет существует конфликт, рассмотрение подобных уголовных дел требует особой внимательности, объективности и соблюдения принципа равенства всех перед законом и судом. Судьи в Азербайджане, как правило, не отличаются этими качествами. Годами судьи вершили «чувствительные дела», не соблюдая объективности и не придерживаясь чувства справедливости. Данный судебный процесс не стал исключением.

Несмотря на то, что конституционные нормы обязывают государство гарантировать равенство прав и свобод всех перед законом и судом, в данном случае эти нормы не стали ключевым моментом в рассмотрении столь важного и очень щепетильного дела.

Судебный приговор по делу состоит исключительно из показаний обвиняемого, данных им в ходе предварительного и судебного следствия, а также перечисления определенных официальных документов, выданных различными структурами в связи с делом. Ни один документ не содержит доказательств вины обвиняемого.

Преступления, вменяемые обвиняемому, возможно, и имели место быть. Однако причастен ли к этим преступлениям обвиняемый, существует ли его взаимосвязь с обвинениями, из приговора не ясно. Выводы об обоснованности подозрения должны подтверждаться данными, свидетельствующими о причастности обвиняемого к преступлению. В качестве таких данных не могут рассматриваться доказательства, подтверждающие само событие преступления.

Доказательственная база по уголовному делу недостаточная. Все доказательства состоят из показаний обвиняемого и его супруги, а также нескольких официальных документов, которые не могут быть приняты в качестве неопровержимых доказательств.

Как было указано выше, супруга обвиняемого дала показания не в пользу своего супруга. Согласно статье 66 Конституции Азербайджанской Республики, никто не может быть принужден к даче показаний против себя самого, своего супруга, детей, родителей, брата, сестры.

В статье 20 Уголовно-Процессуального Кодекса Азербайджанской Республики (УПК АР) указано:

20.1. Никто не может быть понужден к даче показаний против себя самого и своих близких родственников и подвергнут какому-либо преследованию за это.

20.2. Лицо, которому при предварительном расследовании или судебном рассмотрении предложено предоставить сведения, обличающие в совершении преступления его самого или его близких родственников, вправе отказаться от дачи показаний, не опасаясь каких-либо негативных юридических последствий для себя.

Освобождение лица от обязанности давать показания, могущие ухудшить положение его самого или его близких родственников, т.е. наделение данного лица свидетельским иммунитетом, является одной из важнейших и необходимых предпосылок реального соблюдения прав и свобод человека и гражданина. Указанное выше конституционное право (статья 66 Конституции Азербайджанской Республики) должно обеспечиваться на любой стадии уголовного судопроизводства и предполагает, что лицо может отказаться не только от дачи показаний, но и от предоставления других доказательств, подтверждающих его виновность в совершении преступления. То обстоятельство, что лицо воспользовалось этим правом, само по себе не может служить основанием ни для признания его виновным в инкриминируемом преступлении, ни для наступления для него каких-либо неблагоприятных последствий.

Это право называют также «правом на молчание». Любая попытка ограничить право молчать будет нарушением конституционных прав человека.  Согласно статье 20 УПК АР, преступлением «против правосудия» является любое принуждение к даче показаний путем применения угроз, шантажа или иных незаконных действий, а статья 66 Конституции АР является гарантией недопустимости такого рода принуждения к свидетельству против самого себя или своих близких. Иными словами, всякое признание вины должно быть добровольным, так как целью гарантии, предоставляемой статьей 66 Конституции АР, является недопустимость любой формы принуждения к свидетельству против самого себя, супруга или своих близких. Органы расследования и суд не вправе требовать или какими-либо методами добиваться не только признания вины, но и показаний, обвиняющих супруга и близких родственников даже при наличии фактов, при которых входящие в этот круг лица могли быть признаны соучастниками в преступлении.

Право на молчание гарантирует статья 6 Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод. Хотя это прямо и не указано в самой статье, однако практика Европейского Суда по правам человека (ЕСПЧ) закрепила это право в своих прецедентах, которое является неотъемлемой частью права на справедливое судебное разбирательство.

В решении Европейского Суда по правам человека по делу Джон Мюррей против Соединенного Королевства от 8 февраля 1996 года написано: «Хотя об этом специально не упоминается в статье 6 Конвенции, нет сомнения в том, что право на молчание во время допроса полиции и привилегия не свидетельствовать против самого себя признаются международными нормами, которые лежат в основе понятия справедливого судопроизводства в соответствии со статьей 6 (…). Защищая обвиняемого от несправедливого принуждения со стороны органов власти, эти привилегии помогают избежать ошибок в отправлении правосудия и гарантируют соблюдение целей статьи 6 Конвенции».

Как и при рассмотрении других «чувствительных дел», при рассмотрении данного уголовного дела был нарушен принцип гласности, хотя официально судебное разбирательство проходило в открытом режиме. Однако только на бумаге. Судебные процессы над армянскими военнослужащими вызывали большой интерес общественности в свете 44-дневной войны. Однако ни журналисты (за исключением тех журналистов, которые работают в проправительственной прессе), ни представители гражданского общества в зал судебного заседания допущены не были. В статье 27.1 УПК АР указано:

«В Азербайджанской Республике правосудие по уголовным делам и иным материалам, связанным с уголовным преследованием, во всех судах осуществляется гласно, за исключением случаев охраны, предусмотренных настоящим Кодексом государственных, профессиональных и коммерческих тайн, а также личных и семейных тайн граждан».

 

Принцип гласности закреплен также в статье 6(1) Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод.

 

По этому поводу Европейский Суд по правам человека в решении по делу Вернер против Австрии от 24 ноября 1997 года указал: «Суд напоминает, что принципы, регулирующие гласность судебного разбирательства, имеют ценность (значение) также для публичного провозглашения решений и преследуют одну и ту же цель: справедливое судебное разбирательство, гарантия которого является одним из основополагающих принципов всякого демократического общества в смысле настоящей Конвенции».

Следственный орган и суд не смогли доказать причастность обвиняемого к преступлению. Как указано в статье 39.2 УПК АР, уголовное преследование, начатое в отношении какого-то лица, должно быть прекращено за непричастностью его к совершенному преступлению либо за недоказанностью его виновности.

Согласно принципу презумпции невиновности, закрепленному в статье 21.2 УПК АР, признание лица виновным недопустимо даже при наличии основательных подозрений в его виновности. В соответствии с положениями настоящего Кодекса сомнения, которые при доказывании обвинения невозможно устранить в рамках соответствующей правовой процедуры, разрешаются в пользу обвиняемого (подозреваемого). Точно также в его пользу должны разрешаться и сомнения, не устраненные при применении уголовного и уголовно-процессуального законов.

Принцип презумпции невиновности зафиксирован также в статье 6(2) Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод. «Презумпция невиновности, закрепленная в п. 2 статьи 6, является одним из элементов справедливого судебного разбирательства, о котором говорит п. 1 той же статьи. Этот принцип нарушается, если суд объявит обвиняемого виновным, в то время как его виновность не была предварительно доказана.» (решение Европейского Суда по правам человека по делу Аллене де Рибемон против Франции от 10 февраля 1995 года).

Таким образом, в отношении обвиняемого был нарушен ряд конституционных прав, норм материального и процессуального законодательства, основополагающих принципов уголовного законодательства, а также норм Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод и практики Европейского Суда по правам человека.

Older Posts »

За напряжением азербайджано-иранских отношений последовали аресты шиитских богословов

ЗА НАПРЯЖЕНИЕМ АЗЕРБАЙДЖАНО-ИРАНСКИХ  ОТНОШЕНИЙ ПОСЛЕДОВАЛИ АРЕСТЫ ШИИТСКИХ БОГОСЛОВОВ

Сардар Бабаев

Анализ правонарушений на судебном процессе Сардара Бабаева

Сабаильский районный суд города Баку

Дело №4(009)-488/2021

21 октября 2021 года  

Судья:  Илькин Рустамли

Обвиняемый: Сардар Бабаев

Защитник: Зульфугар Гусейнов

При участии: полковника-лейтенанта юстиции, начальника отдела Главного Следственного Управления Службы Государственной Безопасности Азербайджанской Республики Кенана Алиева и советника юстиции, прокурора Управления по контролю за исполнением законов в следственной, дознавательной и оперативно-розыскной деятельности органов Государственной безопасности, Чрезвычайных ситуаций и Пограничной службы Генеральной прокуратуры Азербайджанской Республики Рамиля Адилова

19 октября 2021 года богослов, редактор сайта www.maide.az  Сардар Бабаев был задержан вместе с сотрудниками сайта Джалалом Шафиевым, Гадиром Мамедовым и Темкином Джафаровым. Все они также являются членами Объединения «Духовные деятели Азербайджана».

По сообщениям близких задержанных, 19 октября 2021 года в 16.17 сотрудники Службы Государственной Безопасности задержали их родных и провели обыски в их домах. Во время обысков были изъяты компьютеры и телефоны. Утром всех кроме Сардара Бабаева отпустили.

Кроме указанных лиц, 19 октября 2021 года также был задержан председатель «Центра Защиты свободы вероисповедания и совести» Ильгар Ибрагимоглы. Но после его допроса в качестве свидетеля он был отпущен. (https://www.azadliq.info/247624.html)

Сардару Бабаеву было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного статьей 274 (измена государству) Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики (УК АР).

21 октября 2021 года Сабаильский районный суд города Баку, рассмотрев дело на закрытом судебном заседании, вынес постановлении о применении к С.Бабаеву меры пресечения в виде заключения под стражу сроком на 2 месяца.

 

Комментарий юриста-эксперта:

Судебное постановление является незаконным и необоснованным. В статье 154.2 Уголовно-Процессуального Кодекса Азербайджанской Республики (УПК АР) перечислены все меры пресечения, которые могут быть избраны в отношении задержанных лиц. Они следующие:

  • арест;
  • домашний арест;
  • залог;
  • подписка о невыезде;
  • личное поручительство;
  • поручительство организации;
  • передача под надзор полиции;
  • передача несовершеннолетнего под надзор;
  • передача под наблюдение командования;
  • отстранение от должности.

Самой жесткой мерой пресечения, несомненно, является арест. Основными целями заключения под стражу являются изоляция лица, представляющего общественную опасность, подозреваемого, или обвиняемого в совершении преступления (как правило тяжкого), воспрепятствование таким его действиям, которые могут помешать следствию, а также лишение его возможности скрыться до рассмотрения материалов уголовного дела в суде.

При решении вопроса об избрании меры пресечения суд на основании предоставленных сторонами уголовного производства материалов обязан оценить в совокупности все обстоятельства:

1) весомость имеющихся доказательств о совершении подозреваемым, обвиняемым уголовного преступления;

2) возраст и состояние здоровья подозреваемого, обвиняемого;

3) прочность социальных связей подозреваемого, обвиняемого в месте его постоянного проживания, в том числе наличие у него семьи и иждивенцев;

4) наличие у подозреваемого, обвиняемого постоянного места работы или учебы;

5) репутацию подозреваемого, обвиняемого;

6) имущественное положение подозреваемого, обвиняемого;

7) наличие судимостей у подозреваемого, обвиняемого;

8) соблюдение подозреваемым, обвиняемым условий примененных мер, если они применялись к нему раньше;

9) наличие сообщения лицу о подозрении в совершении другого уголовного преступления;

10) размер имущественного ущерба, в нанесении которого подозревается, обвиняется лицо, или размер дохода, в получении которого в результате совершения уголовного преступления подозревается, обвиняется лицо, а также значимость имеющихся доказательств, которыми обосновываются соответствующие обстоятельства;

11) риск продолжения или повторения противоправного поведения, в том числе риск летальности, что его создает подозреваемый, обвиняемый, в том числе в связи с его доступом к оружию.

https://nobili.ua/ru/news/blog/zapobijniy-zahid-senc-kriterii-1/

Суд, рассматривающий ходатайство следователя о применении меры пресечения в виде ареста, должен учитывать, что мера пресечения – это не есть наказание. Именно поэтому Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ) четко установил грани между этими понятиями. Согласно Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод, в любом случае суды должны придерживаться того, чтобы лицо до суда находилось на свободе, суды должны также рассмотреть применение альтернативных мер пресечения, не связанных с арестом. Арест возможен только, если имеются основания, указанные в законе. Кроме того, суд обязан представить данные основания в своих решениях.

В постановлении по делу Сардара Бабаева суд указал следующее:

  • тяжесть и характер вменяемого преступления;
  • возможность скрыться от органа, осуществляющего уголовный процесс, за границей;
  • возможность помешать нормальному ходу предварительного следствия с помощью сотрудников иностранных спецслужб.

Кроме того, суд указал на:

  • личность обвиняемого;
  • возможность совершения инкриминируемого деяния вновь.

Начнем с того, что выезд за пределы Азербайджана возможен только при наличии общегражданского паспорта. В соответствии со статьей 3 Закона Азербайджанской Республики «О паспортах», паспорт гражданина Азербайджанской Республики — единый документ, подтверждающий личность гражданина за пределами Азербайджанской Республики, а также выданный для осуществления им права на выезд из страны и въезд в страну.

В статье 1 Закона Азербайджанской Республики «О выезде из страны, въезде в страну и паспортах» говорится:

«Каждый гражданин Азербайджанской Республики обладает в установленном Законом порядке правом на свободный выезд из страны и въезд в страну через специально отведенные пункты контроля.

Гражданин не может быть лишен права на выезд из страны и въезд в страну.

Это право временно ограничено, а в случаях, предусмотренных пунктом 4, одновременно может быть приостановлено только в случаях:

1) если в силе обязательство гражданина по сведениям, содержащим государственную или военную тайну, — до утраты силы этого обязательства в установленном законодательством Азербайджанской Республики порядке;

2) если в отношении гражданина возбуждено уголовное дело или он осужден — соответственно до окончания производства по делу или отбытия наказания, либо до освобождения от наказания;

3) при призыве гражданина в установленном порядке на действительную срочную воинскую службу — до прохождения действительной срочной воинской службы или освобождения от нее в соответствии с законом;

4) до проведения профилактических прививок во время въезда в страны, где в соответствии с международными медицинскими санитарными правилами или межгосударственными договорами, поддерживаемыми Азербайджанской Республикой, и выезда из них требуются профилактические прививки».

Это означает, что следственному органу достаточно было изъять у Сардара Бабаева общегражданский паспорт до вынесения приговора по делу (на период следствия) и не применять меру пресечения в виде ареста. Основание о том, что обвиняемый может скрыться за границей, не имеют под собой почвы, так как пересечение границы страны возможно только при предоставлении общегражданского паспорта на пограничном пункте. В данном случае суд мог применить к обвиняемому меру пресечения в виде подписки о невыезде.

В пункте 59 постановления Европейского Суда по правам человека по делу «Смирнова против Российской Федерации» от 24 июля 2003 года указано: «Прецедентное право Конвенции разработало четыре базовых приемлемых основания в отказе в освобождении под подписку о невыезде: риск, что лицо, которому предъявлено обвинение не появится на суде; риск, что лицо, которому предъявлено обвинение в случае освобождения предпримет действия, чтобы помешать отправлению правосудия».

http://echr.ru/documents/doc/new/004.htm

http://sutyajnik.ru/rus/echr/judgments/smirnova_eng.htm

 

Суд не указал обстоятельства, по которым считает, почему обвиняемый Сардар Бабаев может скрыться от правосудия. Наличие у обвиняемого постоянного места жительства, работы не было принято во внимание. Также не было никакого риска вмешательства обвиняемого в отправление правосудия. Он не уничтожал документы или какие-либо иные доказательства, не оказывал давление на жертв предполагаемого деяния. Во всяком случае это не было указано в судебном постановлении. Суд ограничился абстрактными и общими аргументами. В постановлении суда

нет конкретных доказательств и четких аргументов, оправдывающих применение меры пресечения в виде ареста.

В постановлении Пленума Верховного Суда Азербайджанской Республики «О практике применения законодательства со стороны судов при рассмотрении представлений об избрании меры пресечения в виде ареста в отношении обвиняемых лиц» от 3 ноября 2009 года говорится о том, что в 2008 году суды при рассмотрении ходатайств о применении ареста не придерживались законодательства, наряду с этим допускалось ряд ошибок, всесторонне не проверялась обоснованность представления об аресте, в судебных постановлениях не комментировались основания для избрания самой серьезной меры пресечения – ареста, в качестве оснований для ареста указывались такие общие фразы, как вероятность скрыться от органа, осуществляющего уголовный процесс, вмешательство в нормальный ход следствия, уклонение от явки по вызову органа следствия, в постановлениях отсутствуют какие-либо фактические обстоятельства, подтверждающие наличие вероятностей. По этой причине в постановлении Пленума Верховного Суда АР  судам предписывалось соблюдать нормы национального уголовно-процессуального законодательства, положения статей 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) и 6 (право на справедливое судебное разбирательство) Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод, а также практику Европейского Суда по правам человека, согласно которой ограничение права на свободу допускается только в интересах общества и в случае, если свобода конкретного человека может стать причиной негативных эмоций в обществе и стать опасным для него.

К сожалению, прошел уже не один год со дня принятия данного постановления Пленума Верховного Суда АР,  однако практика судов так и не изменилась в лучшую сторону. Суды в Азербайджане, как и прежде, ограничиваются однотипными, однобокими и необоснованными фразами, не указывают конкретных обстоятельств, которые бы подтверждали правильность избрания такой меры пресечения, как арест.

В постановлении суда отсутствуют какие-либо аргументы о  том, что Сардар Бабаев представляет опасность для общества.

Таким образом, избранная судом в отношении Сардара Бабаева самая жесткая мера пресечения в виде заключения под стражу не обоснована, а потому право обвиняемого на свободу может считаться нарушенным.

Older Posts »