Автор: admin

Ниямеддина Асланзаде незаконно лишили свободы

НИЯМЕДДИНА АСЛАНЗАДЕ НЕЗАКОННО ЛИШИЛИ СВОБОДЫ

Наримановский районный суд города Баку

Анализ правонарушений на судебном процессе Ниямеддина Асланзаде

Наримановский районный суд города Баку

Дело №3(005)-1905/2021

 26 августа 2021 года

Судья: Вусал Гурбанов

Лицо, в отношении которого возбуждено административное дело: Ниямеддин Асланзаде

Защитник: Интигам Гасанов

Лицо, возбудившее административное дело: начальник участка 18-го Отделения полиции Управления полиции Наримановского района города Баку Фаиг Сулейманов

В июне 2019 г. был арестован учредитель и главный редактор сайтов www.xeberman.org и www.press-az.com Полад Асланов, а 16 ноября 2020 г. он был осужден по обвинению в измене государству к 16 годам лишения свободы. Информация об аресте и юридический анализ необоснованного приговора выложены на сайте ИМД:

https://www.ipd-az.org/ru/journalist-polad-aslanov-was-accused-in-high-treason/

https://www.ipd-az.org/ru/polad-aslanv/)

Но на этом проблемы семьи осужденного журналиста не прекратились. 26 августа 2021 г. внезапно исчез родившийся в 1991 г. его брат Ниямаддин Асланзаде.  Супруга Полада Асланова Гюльмира Асланова так прокомментировала его исчезновение:

«Моему деверю сказали, что в отношении него поступила жалоба из Аппарата Омбудсмена. Несколько месяцев назад, когда мой муж начал акцию голодовки, Ниямеддин обратился в Аппарат Омбудсмена и выразил гнев по поводу того, что никто не интересуется здоровьем его брата. Ниямеддин страдает заболеванием нервного характера и не смог сдержать эмоций из-за несправедливости в отношении брата. Потом он извинился за свои эмоции. Мы также извинились за него. 26 августа он исчез. Мы не могли узнать о его месте нахождения. Позвонили в службу 102 МВД. Вчера (27 августа) его матери сказали, что Ниямеддин арестован на 15 суток. А сегодня в 18-м Отделении полиции мне сообщили, что он арестован на 5 суток, но конкретных причин и по какой статье не сообщили. Суд был закрыт, и мы не смогли взять постановление суда».

Она также отметила, что права ее деверя нарушены, так как после задержания ему не позволили позвонить семье, а избранный им адвокат не был допущен к нему.

Подр. см.: https://www.turan.az/ext/news/2021/8/free/Social/ru/7209.htm

Административный протокол был составлен по статье 510 (Мелкое хулиганство) Кодекса об административных правонарушениях Азербайджанской Республики.  В ходе суда Ниямаддин Асланзаде показал, что страдает нервным расстройством, был в гневе из-за отсутствия какого-либо внимания к голодающему в заключении его брату Поладу Асланову и поэтому резко говорил с сотрудниками горячей линии Аппарата Омбудсмена по телефону.

26 августа 2021 г. Наримановский районный суд города Баку признал Н. Асланзаде виновным в совершении административного проступка и приговорил к 5 суткам административного ареста.

 

Комментарий юриста-эксперта:

Судебное постановление является незаконным и необоснованным. В данном деле следует обратить внимание на статью, по которой Ниямаддин Асланзаде был признал виновным. Статья 510 Кодекса об административных правонарушениях АР гласит:

«Мелкое хулиганство, то есть действия, нарушающие общественный порядок, но не сопровождающиеся применением или угрозой применения силы против отдельных лиц, уничтожением или повреждением чужого имущества, – наказывается штрафом в размере от 50 до 100 манатов, в зависимости от обстоятельств дела с учетом личности правонарушителя; при недостаточности применения этих мер – административным задержанием на срок до пятнадцати суток».

Как было указано выше, Н. Асланзаде позвонил по телефону горячей линии Аппарата Омбудсмена испросил, почему игнорируют тяжелое состояние находящегося в заключении его брата Полада Асланова. Статья о мелком хулиганстве предусматривает действия, нарушающие общественный порядок. Общественный порядок можно нарушить лишь в общественных местах, где находятся люди. Звонок по телефону не может считаться нарушением общественного порядка. Следовательно, ни о каком нарушении общественного порядка не может идти речи.

Кроме того, в деле нет доказательств того, что Ниямаддин Асланзаде грубо оскорбил сотрудников Аппарата Омбудсмена. Этих доказательств не представила полиция, не были представлены они и из Аппарата Омбудсмена.

Другой важный момент заключается в назначении наказания. Суд приговорил Н. Асланзаде к 5 суткам административного ареста, совершенно не обосновав избрание данного вида наказания. Суд также не обосновал, почему в отношении Н. Асланзаде не была принята мера, не связанная с арестом, к примеру – штраф.

Необоснованность постановления и неправильная квалификация деяния повлекли нарушение права на свободу, регулируемое статьей 28 Конституции Азербайджанской Республики.

Право на свободу зафиксировано не только в национальном законодательстве Азербайджана, но и в Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод. Так, в соответствии со статьей 5 пункт 1 подпункт с) Европейской Конвенции:

«1. Каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом:

с) законный арест или задержание лица, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным судебным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения».

Статья 9 Всеобщей Декларации прав человека гласит:

«Никто не может быть подвергнут произвольному аресту, задержанию или изгнанию».

Статья 9 Международного Пакта о Гражданских и Политических Правах также запрещает произвольный арест и незаконное нахождение под стражей. Провозглашая право на свободу, эти статьи имеют в виду личную свободу в ее классическом понимании, т. е. физическую свободу лица.

Многочисленные судебные постановления Европейского Суда по правам человека (ЕСПЧ) запрещают произвольные аресты. Так, в постановлении Европейского Суда по делу Лоулесс против Ирландии от 1 июля 1961 г. написано: «Целью Конвенции является «защита свободы и личной неприкосновенности от незаконного ареста и содержания под стражей». См.:

http://hudoc.echr.coe.int/app/conversion/pdf/?library=ECHR&id=001-57516&filename=001-57516.pdf&TID=epcmxtpacx

В постановлении ЕСПЧ по делу Бозано против Франции от 18 декабря 1986 г. указано:

«Конвенция указывает главным образом на обязанность соблюдать нормы национального права, но, кроме этого, требует соответствия любой меры по лишению свободы цели статьи 5: защита лица от произвола (…). Речь идет о соблюдении не только “права на свободу”, но также и “права на личную неприкосновенность». См.: https://hudoc.echr.coe.int/sites/eng/pages/search.aspx?i=001-57448

Таким образом, государство, являющееся членом Совета Европы и обязанное соблюдать нормы Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод, в лице органов полиции и суда нарушило право на свободу и личную неприкосновенность в отношении Ниямаддина Асланзаде.

Older Posts »

Граждане Азербайджана не защищены от ложных обвинений

ГРАЖДАНЕ АЗЕРБАЙДЖАНА НЕ ЗАЩИЩЕНЫ ОТ ЛОЖНЫХ ОБВИНЕНИЙ

Бакинский Апелляционный Суд

Анализ правонарушений на судебном процессе граждан АР обвиняемых в терроризме

Бакинский Апелляционный Суд

Дело №1(103)-1112/2021

 9 августа 2021 года

 Председательствующий: Ильгар Мургузов

Судьи: Габиль Мамедов, Гасан Ахмедов

Обвиняемые: Самир Гурбанов, Амин Гасанов, Афлатун Байрамов, Бабек Мамедли, Техран Гасымов, Эльгюн Исмайлов, Аладдин Ибишев, Юсиф Иманов, Орхан Гурбанов, Шахрияр Джаббаров, Джавид Аманов

Защитники: Бабек Гамидов, Эльчин Садыгов, Эйнулла Велиев, Судаба Алиева, Вели Велиев, Азер Нагиев

Государственный обвинитель: прокурор Отдела по поддержке государственного обвинения в апелляционных судах Генеральной прокуратуры Азербайджанской Республики Эмиль Мирзоев

Родившийся в 1988 году в Газахском районе Азербайджана, гражданин Азербайджанской Республики, ранее не судимый Самир Гурбанов, в отношении которого 9 мая 2019 года была вынесена мера пресечения в виде заключения под стражу, был арестован по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных статьями:

  • 167-2.2.1 (производство, ввоз с целью продажи или распространения, продажа или распространение литературы (на бумажных и электронных носителях), аудио- и видеоматериалов, товаров и изделий религиозного назначения и иных информационных материалов религиозного содержания без соответствующего разрешения, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой),
  • 167-2.2.2. (производство, ввоз с целью продажи или распространения, продажа или распространение литературы (на бумажных и электронных носителях), аудио- и видеоматериалов, товаров и изделий религиозного назначения и иных информационных материалов религиозного содержания без соответствующего разрешения, совершенные неоднократно),
  • 167-3.1 (изготовление, хранение или распространение религиозных экстремистских материалов, то есть материалов, призывающих к осуществлению религиозной экстремистской деятельности или обосновывающих такую деятельность, либо оправдывающих необходимость такой деятельности),
  • 28,214.2.1. (приготовление к терроризму, совершенному группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным объединением (преступной организацией),
  • 28, 214.2.6 (приготовление к терроризму, совершенному на почве религиозной вражды, религиозного радикализма или религиозного фанатизма),
  • 214-1 (финансирование терроризма),
  • 218.1 (создание преступного сообщества (преступной организации) для совершения тяжких или особо тяжких преступлений),
  • 283-1.1 (привлечение граждан Азербайджанской Республики или лиц без гражданства, постоянно проживающих в Азербайджанской Республике, к вооруженным конфликтам вне пределов Азербайджанской Республики с целью распространения религиозных учений, под видом исполнения религиозных обрядов, либо на почве религиозной вражды, религиозного радикализма или религиозного фанатизма, либо проведение военных учений с этой целью, либо создание действующей с этой целью устойчивой группы или руководство такой группой) Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики (УК АР).

Родившийся в 1993 году в Товузском районе Азербайджана, гражданин Азербайджанской Республики, ранее не судимый Амин Гасанов, в отношении которого 9 мая 2019 года была вынесена мера пресечения в виде заключения под стражу, был арестован по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных статьями 167-2.2.1., 167-2.2.2., 167-3.1, 28,214.2.1, 28,214.2.6, 214-1, 218.2 (участие в преступном сообществе (преступной организации) либо в объединении организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп) УК АР.

Родившийся в 1994 году в Товузском районе Азербайджана, гражданин Азербайджанской Республики, ранее судимый Афлатун Байрамов, в отношении которого 9 мая 2019 года была вынесена мера пресечения в виде заключения под стражу, был арестован по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных статьями 167-3.1, 28,214.2.1, 28,214.2.6, 218.2 УК АР.

Родившийся в 1980 году в городе Физули, гражданин Азербайджанской Республики, ранее не судимый Бабек Мамедли, в отношении которого 9 мая 2019 года была вынесена мера пресечения в виде заключения под стражу, был арестован по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных статьями 167-3.1, 214-1, 218.2 УК АР.

 

Родившийся в 1991 году в Товузском районе Азербайджана, гражданин Азербайджанской Республики, ранее не судимый Техран Гасымов, в отношении которого 9 мая 2019 года была вынесена мера пресечения в виде заключения под стражу, был арестован по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных статьями 167-2.2.1, 167-2.2.2, 167-3.1, 214-1, 218.2 УК АР.

Родившийся в 1995 году в Товузском районе Азербайджана, гражданин Азербайджанской Республики, ранее не судимый Эльгюн Исмайлов, в отношении которого 8 июня 2019 года была вынесена мера пресечения в виде заключения под стражу, был арестован по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных статьями 167-3.1, 218.2, 28,283-1.3 (привлечение граждан Азербайджанской Республики или лиц без гражданства, постоянно проживающих в Азербайджанской Республике, к вооруженным конфликтам вне пределов Азербайджанской Республики с целью распространения религиозных учений, под видом исполнения религиозных обрядов, либо на почве религиозной вражды, религиозного радикализма или религиозного фанатизма, либо проведение военных учений с этой целью, либо создание действующей с этой целью устойчивой группы или руководство такой группой, участие в этих группах, учениях или вооруженных конфликтах) УК АР.

Родившийся в 1993 году в Товузском районе Азербайджана, гражданин Азербайджанской Республики, ранее не судимый Аладдин Ибишев, в отношении которого 16 сентября 2019 года была вынесена мера пресечения в виде заключения под стражу, был арестован по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных статьями 218.2, 28,283-1.3 УК АР.

Родившийся в 1985 году в Нахчиванской Автономной Республике Азербайджана, гражданин Азербайджанской Республики, ранее не судимый Юсиф Иманов, в отношении которого 10 мая 2019 года была вынесена мера пресечения в виде заключения под стражу, был арестован по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных статьями 167-3.1., 218.2 УК АР.

Родившийся в 1987 году в Баку, гражданин Азербайджанской Республики, ранее не судимый Орхан Гурбанов, в отношении которого 9 мая 2019 года была вынесена мера пресечения в виде заключения под стражу, был арестован по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных статьями 167-3.1, 218.2 УК АР.

Родившийся в 1996 году в Ханларском районе Азербайджана, гражданин Азербайджанской Республики, ранее не судимый Шахрияр Джаббаров, в отношении которого 20 августа 2019 года была вынесена мера пресечения в виде заключения под стражу, был арестован по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных статьями 218.2, 218-1.3 УК АР.

Родившийся в 1977 году в городе Али-Байрамлы (ныне Ширван), гражданин Азербайджанской Республики, ранее не судимый Джавид Аманов, в отношении которого 4 мая 2019 года была вынесена мера пресечения в виде заключения под стражу, был арестован по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных статьями 167-3.1, 214-1, 218.2 УК АР.

По версии следствия, Самир Гурбанов создал преступную группу, в состав которой входили обвиняемые, и руководил ею с целью привлечения граждан Азербайджанской Республики к вооруженным конфликтам за пределами Азербайджанской Республики на почве религиозного радикализма, вражды и фанатизма. Целью  преступной группы было совершение террористических актов  с целью нанести ущерб здоровью людей и посеять среди них панику и ужас. Некоторые из преступлений им не удалось завершить по независящим от них причинам.

4 мая 2021 года Бакинский Суд по тяжким преступлениям вынес приговор в отношении обвиняемых. Все были признаны виновными в предъявленных обвинениях и осуждены:

  • Самир Гурбанов сроком на 8 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима;
  • Амин Гасанов сроком на 7 лет с отбыванием наказания в колонии строгого режима;
  • Афлатун Байрамов сроком на 7 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии особого режима;
  • Бабек Мамедли сроком на 7 лет с отбыванием наказания в колонии строгого режима;
  • Техран Гасымов сроком на 5 лет с отбыванием наказания в колонии строгого режима;
  • Эльгюн Исмайлов сроком на 2 года 6 месяцев с отбыванием наказания в колонии строгого режима;
  • Аладдин Ибишев сроком на 2 года 6 месяцев с отбыванием наказания в колонии общего режима;
  • Юсиф Иманов сроком на 2 года 6 месяцев с отбыванием наказания в колонии общего режима;
  • Орхан Гурбанов сроком на 2 года 6 месяцев с отбыванием наказания в колонии общего режима;
  • Шахрияр Джаббаров сроком на 2 года 6 месяцев с отбыванием наказания в колонии общего режима.
  • Джавид Аманов сроком на 2 года 6 месяцев с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

Адвокатами Самира Гурбанова, Амина Гасанова, Афлатуна Байрамова, Техрана Гасымова, Эльгюна Исмайлова, Аладдина Ибишева, Бабека Мамедли на вынесенный приговор были поданы апелляционные жалобы.

9 августа 2021 года Бакинский Апелляционный Суд вынес решение по делу: жалобы защитников не были удовлетворены судом, приговор Бакинского Суда по тяжким преступлениям от 4 мая 2021 года был оставлен без изменений.

Комментарий юриста-эксперта:

Судебное решение является незаконным и необоснованным. В ходе следствия и судов показания обвиняемого Самира Гурбанова были противоречивыми. Если на следствии он признал содеянное, то в ходе судебных слушаний отказался от данных показаний. Суды первой и апелляционной инстанций расценили его противоречивые показания, как носящие характер защиты. В решении суда говорится о том, что обвиняемый имел цель уклониться от ответственности. То же самое произошло с показаниями некоторых свидетелей. Так, свидетели Шахмар Салимов, Эльчин Джафаров, Габиль Гасымов, Али Алиев, Рахил Насирли, Турал Абдиев и другие давали показания, как на следствии, так и в суде. Однако показания свидетелей на следствии и в суде кардинально отличались друг от друга. Суды истолковали показания свидетелей таким образом: показания, данные в ходе следствия, являются достоверными, а показания, данные в ходе суда, носят характер защиты. Эти свидетели дали показания, совпадающие с показаниями обвиняемых. Суды не разъяснили причины, по которым пришли к подобному выводу. Защитники обвиняемых объяснили, что в ходе судебных слушаний свидетели и обвиняемые находились в более свободном и независимом положении, а потому их показания также являются свободными и независимыми, нежели показания на следствии, где они, предположительно, могли находится под давлением и контролем сотрудников правоохранительных органов, то есть стороны обвинения.

Неопровержимость доказательств не должна подвергаться сомнению, различные доказательства по одному и тому же эпизоду должны подтверждать и дополнять друг друга, а также оцениваться в совокупности. Суд не исследовал данное уголовное дело полно, всесторонне и объективно.

В ходе судебного следствия адвокаты обвиняемых обращались к суду с различными ходатайствами, имеющими значение для установления истины по делу. Однако ни одно из поданных ходатайств не было удовлетворено судом, либо они были оставлены без рассмотрения.

Согласно статье 121.2. Уголовно-Процессуального Кодекса Азербайджанской Республики (УПК АР), постановление, принятое по ходатайству или просьбе, должно быть мотивированным и содержать оценку доводов заявителя. Не могут быть отклонены ходатайства и просьбы, направленные на всестороннее, полное и объективное выяснение всех связанных с уголовным преследованием обстоятельств в рамках надлежащей правовой процедуры, на восстановление нарушенных прав и законных интересов участников уголовного процесса и других участвующих в уголовном процессе лиц.

Вопрос ходатайств также регулируется статьями 323.5 и 323.6 УПК АР. Согласно статье 323.5 УПК АР, суд удовлетворяет ходатайства, указанные в статье 323.1. настоящего Кодекса, в следующих случаях:

323.5.1. если ходатайство заявлено в целях выяснения обстоятельств, могущих иметь значение для всестороннего, полного и объективного исследования всех вопросов, связанных с уголовным преследованием;

323.5.2. если данные и документы, доказательственное значение которых является спорным, получены с существенным нарушением требований настоящего Кодекса и иных законов Азербайджанской Республики.

Согласно статье 323.6 УПК АР, об отклонении ходатайства суд выносит мотивированное постановление. Лицо, ходатайство которого отклонено, имеет право на повторное заявление того же самого ходатайства в зависимости от последующего рассмотрения дела.

В приговоре указано, что обвиняемые сотрудничали с террористическими организациями, однако в материалах дела нет ни одного подписанного обвиняемыми документа, который бы свидетельствовал о таком сотрудничестве.

Согласно статье 21.2. УПК АР, признание лица виновным недопустимо даже при наличии основательных подозрений в его виновности. В соответствии с положениями настоящего Кодекса сомнения, которые при доказывании обвинения невозможно устранить в рамках соответствующей правовой процедуры, разрешаются в пользу обвиняемого (подозреваемого). Точно также в его пользу должны разрешаться и сомнения, не устраненные при применении уголовного и уголовно-процессуального законов.

Статья 145.3. УПК АР гласит: «Если сомнения, возникающие при доказывании обвинения, невозможно устранить другими доказательствами, они истолковываются в пользу подозреваемого или обвиняемого». Достоверность обвинения вызывает сомнения, а эти сомнения должны толковаться в пользу обвиняемых. Адвокаты обвиняемых неоднократно требовали от следствия доказательств вины обвиняемых, однако ничего не смогли добиться.

В случае, если обвинение не смогло доказать достоверность вины обвиняемых, суд должен вынести оправдательный приговор и отпустить обвиняемых.

В статье 42 УПК АР указаны основания для вынесения оправдательного приговора. Ими являются: отсутствие события преступления, отсутствие в деянии состава преступления, непричастность обвиняемого к совершенному преступлению, недоказанность его виновности.

В статье 41.4. УПК АР указано: «Если обстоятельства, исключающие уголовное преследование, будут выявлены судом до начала судебного разбирательства, суд может предложить государственному обвинителю решить вопрос об отказе от уголовного преследования в отношении обвиняемого».

В статье 326.1.УПК АР указано: «Начиная допрос, председательствующий предлагает обвиняемому дать показания по предъявленному обвинению и о других обстоятельствах, имеющих значение для всестороннего, полного и объективного рассмотрения этого обвинения».

В комментируемом уголовном деле суд предложил обвиняемым дать показания, однако они отказались от дачи показания на начальном этапе и заявили о том, что дадут показания после исследования доказательств. В приговоре суд указал, что обвиняемые вообще отказались от дачи показаний. После исследования доказательств суд завершил судебное следствие и предложил сторонам приступить к заключительным выступлениям, тем самым лишив обвиняемых возможности дать показания. Отказ от дачи показаний на начальном этапе судебного следствия был истолкован в ущерб обвиняемым. Хотя согласно статье 324.3.6. УПК АР, такой отказ обвиняемого не может быть истолкован ему в ущерб.

В обвинении и приговоре указано, якобы  обвиняемые  при коммуникации с членами террористических организаций использовали секретную программу «Theema ID». Однако экспертиза установила, что в принадлежащих им мобильных телефонах эта программа не была обнаружена.

Суд также ссылался на различные справки, выданные Службой Государственной Безопасности АР, которые не имели никаких источников. Такие справки суд принял в качестве доказательств по делу.

Также была нарушена статья 6(1) Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод. Согласно этой статье, каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Суд нарушил принцип справедливого разбирательства независимым и беспристрастным судом.

В решении Европейского Суда по правам человека (ЕСПЧ) по делу Феррантелли и Сантангело против Италии от 7 августа 1996 года указано «…Отсюда следует доверие, которое суды в демократическом обществе должны внушать тяжущимся, начиная с подсудимых в уголовном деле. Из этого следует, что, при принятии решения о наличии в конкретном деле легитимных оснований для сомнения в беспристрастности одного из судей мнение обвиняемого принимается во внимание, но не играет решающей роли. Решающим является то, могут ли опасения заявителя считаться объективно обоснованными».

https://www.bailii.org/eu/cases/ECHR/1996/29.html

Суд, не рассмотрев уголовное дело полно, всесторонне и объективно, нарушил одно из фундаментальных прав человека – это право на справедливое судебное разбирательство.

Older Posts »

Вина приговоренных к длительным срокам заключения не была доказана на суде

ВИНА ПРИГОВОРЕННЫХ К ДЛИТЕЛЬНЫМ СРОКАМ ЗАКЛЮЧЕНИЯ НЕ БЫЛА ДОКАЗАНА НА СУДЕ

Юнис Сафаров

Анализ правонарушений на судебном процессе Юниса Сафарова и еще   11-ти обвиняемых

 

Бакинский Суд по тяжким преступлениям

Дело №1(101)-128/2021

16 августа 2021 года

Председательствующий: Афган Гаджиев

Судьи: Али Мамедов, Тельман Гусейнов

Обвиняемые: Юнис Сафаров, Махир Азизов, Гамлет Абдуллаев, Акиф Алиев, Расим Мустафаев, Джейхун Гурбанов, Фирудин Зейналов, Джафар Залов, Вугар Мамедов, Джейхун Салахов, Анар Багиров, Ага Сархани

Защитники: Бахтияр Гаджиев, Азиз Ганбаров, Джавад Джавадов, Аллахверди Садыглы, Зохраб Аскеров, Тельман Алиев, Муса Гасанов, Муса Алиев, Фариз Намазлы, Бабек Гамидов, Вамиг Шукюров, Ильгар Рустамов, Зибейда Садыгова 

Государственные обвинители: прокуроры Отдела по поддержке государственного обвинения в судах по тяжким преступлениям Управления по поддержке государственного обвинения Генеральной прокуратуры Азербайджанской Республики Вугар Гулиев, Гусейн Рустамли

Потерпевшие: Эльмар Велиев, Гасым Ашбазов, Эльшан Насибов, Натиг Ахмедов, Эльшан Сулейманов, Ифтихар Рустамов

Представитель потерпевшего Эльмара Велиева: адвокат Фахраддин Сафаров

Правопреемник убитого обвиняемого Анара Багирова: Айнур Багирова (сестра)

Правопреемник убитого обвиняемого Ага Сархани: Севиндж Сархани (супруга)

3 июля 2018 г. около 20.30 в городе Гянджа было совершено вооруженное покушение на главу Исполнительной власти города Эльмара Велиева. На месте преступления полиция задержала подозреваемого Юниса Сафарова, гражданина России, который тяжело ранил не только главу Исполнительной власти города Гянджа, но и его телохранителя Гасыма Ашбазова.

4 июля 2018 г. в средствах массовой информации были распространены фотографии Юниса Сафарова, лежащего на полу со следами пыток и избиений. Происхождение этих фотографий до сих пор неизвестно. Органы следствия отрицают свою причастность к ним, а неофициальные источники говорят о разных версиях происхождения фотографий. Первая версия заключалась в том, что Юнис Сафаров был избит сыном главы Исполнительной Власти Гянджи Эльмиром Велиевым. Согласно второй версии, били и пытали Ю.Сафарова начальник отдела уголовного розыска полковник-лейтенант Сархан Исмаилов и главный оперуполномоченный Главного Управления Полиции  города Гянджа Горхмаз Ибрагимов. Заснявший избиение на свой собственный телефон, Сархан Исмаилов отправил эти фото Эльмиру Велиеву – сыну Эльмара Велиева. Затем Эльмир Велиев распространил фотографии в социальных сетях с целью устрашения.

10 июля 2018 г. в центре Гянджи прошла акция протеста, в ходе которой были убиты заместитель начальника Главного Управления Полиции города Гянджа полковник Ильгар Балакишиев и заместитель начальника Управления Полиции Низаминского района города Гянджа полковник-лейтенант Самед Абасов. Фаррух Гасымов являлся одним из первых задержанных, судьба которого по сей день неизвестна. Организаторы акции так и не были установлены.

13 июля 2018 г. в результате проведенной сотрудниками правоохранительных органов операции был убит Рашад Беюккишиев. Именно его обвинили в убийстве полковника Ильгара Балакишиева на площади.

21 июля 2018 г. объявленный в розыск ранее судимый Анар Багиров, скрывающийся на территории поселка Ходжасан Бинагадинского района, был убит при оказании вооруженного сопротивления. Анар Багиров проходил в данном уголовном деле в качестве обвиняемого.

25 июля 2018 г. сотрудниками спецслужб был застрелен житель города Гянджи, член движения «Мусульманское единство» Ага Сархани. По утверждению правоохранительных органов, А. Сархани оказал вооруженное сопротивление при задержании, он также проходит в уголовном деле в качестве обвиняемого. В средствах массовой информации было распространено фото убитого А. Сархани, на котором он лежит с пистолетом в правой руке, хотя в действительности являлся левшой.

28 июля 2018 г. в ходе очередной спецоперации правоохранительных органов в городе Самух был застрелен Фуад Самедов. По утверждению правоохранительных органов, Ф.Самедов также был убит при оказании вооруженного сопротивления и являлся одним из активных членов «группы радикальной религиозной направленности», а также участником беспорядков в Гяндже.

10 августа 2018 г. полицейскими в городе Сумгаите был убит Мураз Рагимов, по утверждению правоохранительных органов он также являлся членом радикальной религиозной группировки и был убит при оказании вооруженного сопротивления в ходе спецоперации полиции в Сумгаите. Мураз Рагимов ранее был арестован за протест на проведение Евровидения-2012 в Баку.

Более подробная информация о перечисленных убийствах и указанные фотографии Юниса Сафарова на сайте ИМД:

https://www.ipd-az.org/ru/aliyevs-regime-is-carrying-out-repressions-by-imitating-the-fight-with-islamic-terrorism/

В связи с событиями в Гяндже Генеральный прокурор Азербайджана провел совещание, на котором сообщил о привлечении к ответственности 77 человек, причастных по версии следствия к событиям в Гяндже, 13 человек были объявлены в розыск.  В результате оперативно-розыскных мероприятий было ликвидировано пять человек, о которых шла речь выше.

Адвокат арестованного Юниса Сафарова, обвиняемого в совершении покушения на главу Исполнительной власти города Гянджи Эльмара Велиева, Эльчин Садыгов, известный как адвокат, ведущий «чувствительные дела», был отстранен от защиты Ю.Сафарова по жалобе Пенитенциарной службы Министерства Юстиции АР. В постановлении Пенитенциарной службы говорилось о том, что якобы адвокат подстрекал подзащитного Юниса Сафарова к подаче жалобы на пытки. Адвокат отрицает это и считает постановление незаконным и необоснованным. К защите Ю.Сафарова также не допустили российского адвоката Евгения Щербатова.

Более подробная информация об этом на сайте ИМД:

https://www.ipd-az.org/ru/prosecutor-generals-office-of-azerbaijan-left-yunis-safarov-without-a-lawyer/

10 июля 2018 г.  Генеральная прокуратура, Министерство Внутренних Дел и Служба Государственной Безопасности Азербайджана распространили совместное заявление о том, что 10 июля 2018 г. около 20.00 группа радикальных верующих примерно 150-200 человек попытались грубейшим образом нарушить общественный порядок. Они, не обращая внимания на предупреждения полиции, совершили противозаконные действия и оказали сопротивление сотрудникам полиции, нанеся им телесные повреждения тупыми и колюще-режущими предметами. В заявлении также говорится, что сотрудники полиции смогли задержать около 40 человек на месте происшествия, остальные участники акции успели сбежать. Силовые структуры в своем заявлении выразили сожаление по поводу двух убитых полицейских, погибших на площади.

Задержанные были приведены в Главное Управление полиции города Гянджа. По факту  возбудили уголовное дело по статьям 120.2.3 (Умышленное убийство потерпевшего в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга), 120.2.7 (Умышленное убийство двух или более лиц), 220.1 (Массовые беспорядки), 221.3 (Хулиганство, совершенное с использованием оружия или предметов, используемых в качестве оружия) и 228.4 (Незаконные приобретение, сбыт или ношение газового оружия, холодного оружия, в том числе холодного метательного оружия) Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики (УК АР).

Уголовное дело было разделено на несколько частей, рассмотрение которых в судах проводилось в отдельности по каждой группе. Задержанные на акции протеста получили большие сроки заключения от 4 до 20 лет.

Анализы предыдущих судебных процессов выложены на сайте ИМД:

https://www.ipd-az.org/ru/eight-more-citizens-were-convicted-on-so-called-ganja-case/

https://www.ipd-az.org/ru/six-more-citizens-were-convicted-on-so-called-ganja-case/

https://www.ipd-az.org/ru/seven-more-citizens-were-convicted-on-so-called-ganja-case/

https://www.ipd-az.org/ru/ganja-city-court-on-grave-crimes-passed-a-sentence-on-11-defendants-on-so-called-ganja-case/

Самой последней из групп стала группа Юниса Сафарова. В нее, помимо Ю.Сафарова, вошло 11 человек, двое из которых (Анар Багиров и Ага Сархани) были убиты сотрудниками спецслужб в ходе спецоперации, о чем написано выше.

Родившийся в 1983 г. в городе Гянджа, гражданин Российской Федерации Юнис Сафаров был задержан 3 июля 2018 г. 4 июля 2018 г. суд вынес в отношении Сафарова меру пресечения в виде заключения под стражу сроком на 4 месяца. Ему были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных статьями:

  • 29,120.2.1 (покушение на убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной преступной группой),
  • 29,120.2.3. (покушение на убийство потерпевшего или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга),
  • 29,120.2.4. (покушение на убийство, совершенное с особой жестокостью или обще опасным способом),
  • 29,120.2.6 (покушение на убийство, совершенное с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или другими насильственными действиями сексуального характера),
  • 29,120.2.7 (покушение на убийство, совершенное в отношении двух или более лиц),
  • 29,120.2.10 (покушение на убийство, совершенное неоднократно),
  • 29,120.2.11 (покушение на убийство, сопряженное с разбоем, вымогательством, терроризмом или бандитизмом),
  • 3.1 (разбой, совершенный организованной группой),
  • 3.3. (разбой с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего),
  • 28,214.2.1 (приготовление к терроризму, совершенному группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным объединением (преступной организацией),
  • 28,214.2.3 (приготовление к терроризму, совершенному с применением огнестрельного оружия и предметов, используемых в качестве оружия),
  • 28,214.2.6 (приготовление к терроризму, совершенному на почве религиозной вражды, религиозного радикализма или религиозного фанатизма),
  • 2.1 (терроризм, совершенный группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным объединением (преступной организацией)),
  • 2.3 (терроризм, совершенный с применением огнестрельного оружия и предметов, используемых в качестве оружия),
  • 2.6 (терроризм, совершенный на почве религиозной вражды, религиозного радикализма или религиозного фанатизма),
  • 214-2 (публичные призывы к терроризму);
  • 3,214-3.1 (учения с целью терроризма);
  • 1,218.2 (участие в преступном сообществе),
  • 3 (незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов (кроме гладкоствольного охотничьего оружия и боеприпасов к нему), взрывчатых веществ или взрывных устройств, совершенные организованной группой),
  • 3 (незаконное изготовление оружия, совершенное организованной группой),
  • 3.2 (хищение либо вымогательство огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств, совершенных организованной группой),
  • 28,277 (покушение на посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля),
  • 277 (посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля),
  • 278 (в старой редакции, действующей до 28.10.2016 года) (насильственный захват власти, насильственное удержание власти в нарушение Конституции Азербайджанской Республики и насильственное изменение конституционного строя государства),
  • 2 (совершение действий, направленных на насильственное изменение конституционного строя Азербайджанской Республики, в том числе его светского характера или на нарушение территориальной целостности, либо на насильственный захват власти, на почве религиозной вражды, религиозного радикализма или религиозного фанатизма),
  • 3 (создание не предусмотренных законодательством Азербайджанской Республики вооруженных формирований или групп, повлекшее гибель людей либо иные тяжкие последствия),
  • 3 (публичные призывы, направленные против государства, совершенные по заданию иностранных организаций или их представителей),
  • 283-1.3 (создание устойчивой группы с целью участия в вооруженных конфликтах вне пределов Азербайджанской Республики, участие в группах, учениях или вооруженных конфликтах),
  • 2 (пересечение охраняемой государственной границы Азербайджанской Республики без установленных документов, совершенные или группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо с применением насилия или с угрозой его применения),
  • 1 (подделка или незаконное изготовление удостоверения или иного официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, в целях его использования либо сбыт такого документа),
  • 2 (использование заведомо поддельных документов) Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики (УК АР).

Родившийся в 1986 году в городе Евлах, гражданин Азербайджанской Республики Махир Азизов был задержан 4 июля 2018 года. 5 июля 2018 года суд избрал в отношении М.Азизова меру пресечения в виде заключения под стражу сроком на 4 месяца. Ему были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных статьями: 29,120.2.1, 29,120.2.3, 29,120.2.4, 29,120.2.7, 29,120.2.11, 28,214.2.1, 28,214.2.3, 28,214.2.6, 214.2.1, 214.2.3, 214.2.6, 214-2, 228.3, 28,277, 277, 278 (в старой редакции, действующей до 28.10.2016 года), 278.2, 279.3, 281.3, 318.2, 320.1 и 320.2 УК АР.

Родившийся в 1978 г. в Республике Грузия, гражданин Азербайджанской Республики Гамлет Абдуллаев был задержан 6 июля 2018 г. 7 июля 2018 г. суд избрал в отношении  Г. Абдуллаева меру пресечения в виде заключения под стражу сроком на 4 месяца. Ему были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных статьями 29,120.2.1, 29,120.2.3, 29,120.2.4, 29,120.2.7, 29,120.2.11, 28,214.2.1, 28,214.2.3, 28,214.2.6, 214.2.1, 214.2.3, 214.2.6, 228.3, 229.3, 234.1, 28,277, 277, 278 (в старой редакции, действующей до 28.10.2016 года), 278.2, 279.3 и 281.3 УК АР.

Родившийся в 1966 г. в Республике Армения, гражданин Азербайджанской Республики Акиф Алиев был задержан 12 июля 2018 г. 13 июля 2018 г. суд избрал в отношении  А. Алиева меру пресечения в виде заключения под стражу сроком на 4 месяца. Ему были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных статьями 29,120.2.1, 29,120.2.3, 29,120.2.4, 29,120.2.7, 29,120.2.11, 28,214.2.1, 28,214.2.3, 28,214.2.6, 214.2.1, 214.2.3, 214.2.6, 228.3, 28,277, 277, 278 (в старой редакции, действующей до 28.10.2016 года), 278.2, 318.2, 320.1, 320.2 УК АР.

Родившийся в 1980 г. в городе Гянджа, гражданин Азербайджанской Республики Расим Мустафаев был задержан 8 июля 2018 г. 9 июля 2018 г. суд избрал в отношении Мустафаева меру пресечения в виде заключения под стражу сроком на 4 месяца. Ему были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных статьями 29,120.2.1, 29,120.2.3, 29,120.2.4, 29,120.2.7, 29,120.2.11, 28,214.2.1, 28,214.2.3, 28,214.2.6, 214.2.1, 214.2.3, 214.2.6, 228.3, 229.3, 28,277, 277, 278 (в старой редакции, действующей до 28.10.2016 года), 278.2, 279.3 УК АР.

Родившийся в 1986 г. в городе Гянджа, гражданин Азербайджанской Республики Джейхун Гурбанов был задержан 8 июля 2018 г. 9 июля 2018 г. суд избрал в отношении Д. Гурбанова меру пресечения в виде заключения под стражу сроком на 4 месяца. Ему были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных статьями 29,120.2.1, 29,120.2.3, 29,120.2.4, 29,120.2.7, 29,120.2.11, 214.2.1, 214.2.3, 214.2.6, 28,277, 277, 278.2 УК АР.

Родившийся в 1982 г. в городе Тертер, гражданин Азербайджанской Республики Фирудин Зейналов был задержан 8 июля 2018 г. 9 июля 2018 г. суд избрал в отношении Зейналова меру пресечения в виде заключения под стражу сроком на 4 месяца. Ему были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных статьями 29,120.2.1, 29,120.2.3, 29,120.2.4, 29,120.2.7, 29,120.2.11, 214.2.1, 214.2.3, 214.2.6, 228.3, 28,277, 277, 278.2 УК АР.

Родившийся в 1977 г. в городе Гянджа, гражданин Азербайджанской Республики Джафар Залов был задержан 4 июля 2018 г. 5 июля 2018 г. суд избрал в отношении Д. Залова меру пресечения в виде заключения под стражу сроком на 4 месяца. Ему были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных статьями 29,120.2.1, 29,120.2.3, 29,120.2.4, 29,120.2.7, 29,120.2.11, 214.2.1, 214.2.3, 214.2.6, 228.3, 28,277, 277, 278.2 УК АР.

Родившийся в 1986 г. в городе Гянджа, гражданин Азербайджанской Республики Вугар Мамедов был задержан 4 июля 2018 г. 5 июля 2018 г. суд избрал в отношении В.Мамедова меру пресечения в виде заключения под стражу сроком на 4 месяца. Ему были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных статьями 29,120.2.1, 29,120.2.3, 29,120.2.4, 29,120.2.6, 29,120.2.7, 29,120.2.10, 29,120.2.11, 181.3.1, 181.3.3, 214.2.1, 214.2.3, 214.2.6, 228.3, 232.3.1, 232.3.2, 28,277, 277, 278.2 УК.

Родившийся в 1972 г. в городе Гянджа, гражданин Азербайджанской Республики Джейхун Салахов был задержан 7 июля 2018 г. 8 июля 2018 г. суд избрал в отношении Д.Салахова меру пресечения в виде заключения под стражу сроком на 4 месяца. Ему были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных статьями 29,120.2.1, 29,120.2.3, 29,120.2.4, 29,120.2.7, 29,120.2.11, 214.2.1, 214.2.3, 214.2.6, 214-2, 228.3, 234.4.3, 28,277, 277, 278.2, 281.3 УК АР.

Родившемуся в 1975 г. в городе Гянджа, гражданину Азербайджанской Республики Анару Багирову были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных статьями 29,120.2.1, 29,120.2.3, 29,120.2.4, 29,120.2.7, 29,120.2.10, 29,120.2.11, 28,214.2.1, 28,214.2.3, 28,214.2.6, 214.2.1, 214.2.3, 214.2.6, 228.3, 229.3, 28,277, 277, 278 (в старой редакции, действующей до 28.10.2016 года), 278.2, 279.3, 315.2 УК АР. 21 июля 2018 года Анар Багиров был убит сотрудниками спецслужб в ходе спецоперации.

Родившемуся в 1970 г. в городе Гянджа, гражданину Азербайджанской Республики, члену организации «Мусульманское единство» Аге Сархани были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных статьями 29,120.2.1, 29,120.2.3, 29,120.2.4, 29,120.2.7, 29,120.2.10, 29,120.2.11, 214.2.1, 214.2.3, 214.2.6, 228.3, 28,277, 277, 278.2, 279.3, 315.2 (Сопротивление представителю власти, выполняющему свои служебные обязанности, применение насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении представителей власти) УК АР. 25 июля 2018 г. Ага Сархани был застрелен сотрудниками спецслужб в ходе спецоперации.

По версии следствия, Юнис Сафаров с 2007 г. совершал регулярные поездки в Азербайджан и Исламскую Республику Иран. Ю.Сафаров пропагандировал положения ислама, борьбу с преступностью в Азербайджане радикальным путем, насильственный захват власти и изменение конституционного строя государства, создание в Азербайджане государства, управляемого законами шариата. Ранее, проживая в Москве, Ю.Сафаров работал в отделении полиции особого назначения Министерства Внутренних Дел Российской Федерации, не был судим. Ю.Сафаров вместе со своими знакомыми Махиром Азизовым, Акифом Алиевым, Гамлетом Абдуллаевым, Анаром Багировым, Ага Сархани, Джафаром Заловым, Фирудином Зейналовым, Вугаром Мамедовым, Джейхуном Гурбановым, Расимом Мустафаевым, Джейхуном Салаховым и другими в Исламской Республике Иран объединились в организованную преступную группу.

На форуме «Аздиаспора», на котором он был администратором, и других социальных сетях обсуждал способы свержения власти в Азербайджане и физическое устранение должностных лиц. Согласно обвинению, с января 2018 г. Юнис Сафаров следил за главной Исполнительной власти города Гянджа Эльмаром Велиевым на различных мероприятиях. Поручение убить Эльмара Велиева поступило Юнису Сафарову от членов иностранной организации «Хусейниййа» в феврале 2018 г. 3 июля 2018 г. Юнис Сафаров, вооруженный пистолетом марки Макаров подошел вплотную к охраннику Велиева Гасыму Ашбазову и дважды выстрелил. Ранив Г. Ашбазова, он напал на Э.Велиева, выстрелив также в него. В результате нападения оба получила тяжелые ранения.

В ходе судебного следствия Юнис Сафаров показал, что, решил напасть на главу Исполнительной власти города Гянджи, потому что все обращения, жалобы в вышестоящие органы власти на преступные действия Эльмара Велиева игнорировались. Ю. Сафаров показал, что сотрудники государственных органов проявляют в отношении граждан неуважение. Он совершенно не раскаивался в содеянном. Ю.Сафаров показал, что его целью было наказание Эльмара Велиева, а также преподать урок другим чиновникам. Ю.Сафаров следил за событиями в Гяндже из Москвы. Он также показал, что знаком с Махиром Азизовым с детства, учился в одном классе с его сестрой. С Джейхуном Салаховым познакомился в 2001-2002 годах в одной из московских мечетей, которую оба посещали. Расима Мустафаева он также узнал в Москве. Акифа Алиева он знал, как брата Азера Алиева, видел его только дважды. С Вугаром Мамедовым знаком давно, имел с ним дружеские отношения.  С Джейхуном Гурбановым являются дальними родственниками.

 

В то же время Юнис Сафаров показал, что с Гамлетом Абдуллаевым вообще не знаком, а последний не давал ему автомат Калашникова, как заявляет следствие.  И убитого Ага Сархани он также вообще не знает. А с Фирудином Зейналовым познакомился только во время суда.

Допрошенный в ходе судебного слушания обвиняемый Гамлет Абдуллаев не признал себя виновным в предъявленных обвинениях и показал, что знает Юниса Сафарова как верующего человека, с которым были нормальные отношения. Других обвиняемых знает, как жителей города Гянджа, не знаком только с Акифом Алиевым. Он также знал убитого Анара Багирова, с которым у него были приятельские отношения. Ага Сархани он вообще не знал. С Юнисом Сафаровым виделся в 2017 г. в Гяндже во время купли-продажи его квартиры. Во время встречи Юнис Сафаров ему сказал, что у него есть к нему дело, что он хочет поговорить с ним, что он прошел обучение в Сирии и хочет отомстить Эльмару Велиеву за издевательства над жителями Гянджи. Г.Абдуллаев не воспринял эти слова всерьез и попытался отговорить его от этого, однако Ю.Сафаров к нему не прислушался.

Допрошенный в ходе судебного слушания обвиняемый Махир Азизов не признал себя виновным в предъявленных обвинениях и показал, что с 1998 г. жил в городе Владимир Российской Федерации. Затем переехал в Москву. С 2004 г. учился в одном классе вместе с сестрой Юниса Сафарова. После окончания юридического факультета университета он встретился с Ю.Сафаровым, с которым говорил о религии, общественно-политической жизни. Затем М.Азизов приехал в Азербайджан для прохождения воинской службы, где проживал в доме Ю. Сафарова. До 2017 г. он с ним не встречался. В 2017 г. Ю.Сафаров написал М.Азизову в социальных сетях и предложил встретится. Ю.Сафаров сообщил, что его документы не в порядке, и что он находится в розыске. М.Азизов показал, что всего один раз видел обвиняемого Расима Мустафаева. Ю.Сафаров попросил М.Азизова передать Р.Мустафаеву, что хочет встретиться с ним. Однако Расим Мустафаев не захотел увидеться с Ю.Сафаровым. 5 июля 2018 г. в магазин, где работал Махир Азизов, вошли двое незнакомых в гражданской одежде, которых он принял за клиентов, и дал им информацию о товарах. Позже эти люди вернулись, надели на него наручники. Его привезли в Управление по борьбе с организованной преступностью МВД АР, где заставили подписать признательные показания. Затем М. Азизова привезли в его дом в Сумгаите, где он проживал с супругой, двумя малолетними детьми и тещей. В доме сотрудники органов спросили его, куда он положил гранату. В результате обыска граната была обнаружена в детском шкафу. Оттуда его вновь привезли в Управление по борьбе с организованной преступностью МВД АР. Следователь потребовал дать показания так, как они хотят, и он дал те показания, которые были нужны следственному органу.

Допрошенный в ходе судебного слушания обвиняемый Акиф Алиев не признал себя виновным в предъявленных обвинениях и показал, что обвинение построено на предположениях и подозрениях. Он показал, что у него не было ни с одним из так называемой преступной группы коммуникации. В телефоне, которым он пользуется с 2015 года, нет никакой переписки либо звонков от обвиняемых. Он только дважды встречался с Юнисом Сафаровым через своего брата Азера Алиева.

Допрошенный в ходе судебного слушания обвиняемый Расим Мустафаев не признал себя виновным в предъявленных обвинениях и показал, что познакомился с Юнисом Сафаровым в 2005 г. в мечети в Москве. Он вернулся в Гянджу в 2007 г., а Юнис – в 2008 году. После 2013 г. он Юниса Сафарова не видел. С 2016 г. Р.Мустафаев проживал в Баку, где и работал. Спустя три дня после задержания Юниса Сафарова Расима Мустафаева также задержали и привели в Управление по борьбе с организованной преступностью МВД АР. Расим Мустафаев показал, что знаком с Гамлетом Абдуллаевым, Махира Азизова видел только дважды. Р.Мустафаев также показал, что в 2010 г. работал в мебельном магазине, к нему зашел Юнис Сафаров вместе с Махиром Азизовым. В апреле-мае 2018 г. М. Азизов приходил к нему и сказал, что его искал Юнис Сафаров. Зная о том, что в то время Юнис находился в розыске, Махир Азизов посоветовал Р.Мустафаеву держаться от него подальше. После этого Махир ушел, больше он его не видел. 9 июля 2018 г. на работе Расиму Мустафаеву сообщили о том, что его ищут. При задержании в дом пришли пятнадцать полицейских, в доме на тот момент находились супруга и дети. В одной из его курток был обнаружен пистолет марки Макаров. Р. Мустафаев сказал полицейским, что этот пистолет подложили ему сами полицейские. После этого его привезли в Управление по борьбе с организованной преступностью МВД АР.

Допрошенный в ходе судебного слушания обвиняемый Джейхун Гурбанов не признал себя виновным в предъявленных обвинениях и показал, что ни одно из обвинений не является верным и обоснованным. Ему представили какие-то документы и он их вынужден был подписать. Д.Гурбанов показал, что Юнис Сафаров приходится ему родственником, они проживали в одном дворе, до 4-5 лет росли вместе. Однако, несмотря на это, когда в 2017 г. Юнис подошел к нему, Д.Гурбанов его не узнал. Затем, будучи в Баку, Ю. Сафаров позвонил Д. Гурбанову и попросил найти для него съемную квартиру. После этого у него не было с ним никаких связей.

Допрошенный в ходе судебного слушания обвиняемый Фирудин Зейналов не признал себя виновным в предъявленных обвинениях и показал, что с 7 октября 2017 г. находится в заключении. Его арест связан с событиями в мечети «Имамзаде» в Гяндже.

Подробнее об этом см. здесь:

https://musavat.com/news/gencede-icra-hakimiyyeti-asura-gunu-niye-gerginlik-yaradib_472267.html?d=1

Это означает, что у Ф. Зейналова не было никакой возможности участвовать в преступлениях, которые ему инкриминируются. 14 июля 2018 г. он находился в изоляторе временного содержания Управления Полиции города Гянджа, где следователь Генеральной прокуратуры АР огласил обвинение Фирудину Зейналову, однако основания для обвинения Ф.Зейналову не разъяснили. Он также показал, что впервые был допрошен только в ноябре 2018 года. После этого его перевели в Бакинский Следственный Изолятор, где он был допрошен следователем Орханом Гаджиевым.  Ф.Зейналов также заявил, что не участвовал в каких-либо преступлениях и не знаком ни с кем из обвиняемых.

Допрошенный в ходе судебного слушания обвиняемый Джафар Залов не признал себя виновным в предъявленных обвинениях и показал, что познакомился в Юнисом Сафаровым в 2008 г. через Гамлета Абдуллаева. С 2008 по 2017 год Д. Залов не видел Ю.Сафарова. Зимой 2017 г. Д.Залов случайно увидел Ю.Сафарова в поселке Ахмедли в Баку. Он сказал, что вернулся из России по причине того, что его документы не были в надлежащем порядке. Д.Залов помог Юнису, но указал, что если бы знал о том, что он совершит преступление, то не помог бы ему.

Допрошенный в ходе судебного слушания обвиняемый Вугар Мамедов не признал себя виновным в предъявленных обвинениях и показал, что не совершал никаких преступлений, его дед, отец и он сам работали полицейскими. С Юнисом Сафаровым знаком с 2009-2010 годов. Знал его, как верующего человека и юриста. Видел Ю. Сафарова на одной из свадеб, где он критиковал чиновников, которые, по его словам, создавали пропасть между президентом и народом. В. Мамедов указал, что не знал о намерениях Ю.Сафарова, не имел каких-либо претензий к Эльмару Велиеву и все, что написано о его помощи Юнису Сафарову, это ложь. В. Мамедов показал, что нашел для Ю. Сафарова съемную квартиру. 22 июля 2017 года он узнал о том, что было совершено нападение тупым предметом на Эльшана Насирова (охранник в банке, у которого, по версии следствия, Юнис Сафаров выкрал оружие в 2017 году). На видео он узнал Юниса Сафарова и сразу доложил своему начальнику Шамистану Керимову. Начальник поручил В. Мамедову участвовать в следственно-розыскных мероприятиях Отделения полиции Кяпязского района города Гянджа. Полицейские приехали в дом, где находился Ю.Сафаров и нашли там принадлежащие ему вещи. Начальник Отделения полиции Кяпязского района города Гянджа за поимку Юниса Сафарова пообещал В.Мамедову десять тысяч манат и должность. Если же он не сможет поймать Юниса, то они после того, как возьмут его, заставят Ю.Сафарова дать показания против В.Мамедова. Вугар Мамедов также показал, что долгое время работал в охране различных объектов, и если бы он сотрудничал или поддерживал Юниса Сафарова, то доложил бы ему о том, где находятся камеры видеонаблюдения в городе. Однако этого не случилось.

Допрошенный в ходе судебного слушания обвиняемый Джейхун Салахов не признал себя виновным в предъявленных обвинениях и показал, что из обвиняемых знаком с Юнисом Сафаровым, Расимом Мустафаевым, Махиром Азизовым и Гамлетом Абдуллаевым. С Юнисом познакомился в 2002 году в России и до 2010 года они дружили семьями. С Гамлетом Абдуллаевым познакомился в городе Гянджа. В 2017 году он вновь увиделся с Ю.Сафаровым. В то время Д.Салахов работал в магазине, где было много книг, куда приходил Ю.Сафаров для чтения книг. К нему также заходили Гамлет Абдуллаев и Анар Багиров. Д. Салахов показал, что полицейские заставляли его искать Юниса, однако он сказал, что это обязанность не его, а полиции, за что получил 10 дней административного ареста. Даже следователь МВД сказал, что в случае поимки Ю. Сафарова будет выплачена премия в размере десяти тысяч манат. Затем эта сумма возросла до двадцати тысяч. Полиция везде разыскивала Юниса Сафарова.  Впоследствии он узнал, что Юнис напал на Эльмара Велиева. Д. Салахов заявил, что несмотря на то, что он нашел для Юниса номер телефона и съемную квартиру, он не знал о планах Юниса Сафарова и не состоял в преступной группе.

Сестра и правопреемник убитого обвиняемого Анара Багирова Айнур Багирова в ходе судебного слушания показала, что ее брат совершал намаз (молитву), занимался продажей религиозных книг перед мечетью «Шах Аббас» в Гяндже. В мечети же он познакомился с Гамлетом Абдуллаевым, а с его помощью – с Юнисом Сафаровым. Айнур Багирова также показала, что ее брат не оказывал сопротивления при его задержании и она считает, что оперативники убили ее брата намеренно.

Супруга и правопреемник убитого обвиняемого Ага Сархани Севиндж Сархани в ходе судебного слушания показала, что в 2004 г. вышла замуж за Ага Сархани, имеет двоих малолетних детей. Ее муж занимался продажей обуви на рынке и иногда посещал своих родственников в Иране. В 2011 г. был задержан по обвинению в незаконном обороте наркотических средств и получил 3 года тюремного заключения. Именно в это время он начал совершать намаз (молитву). В последний раз Севиндж Сархани видела супруга 9 июля 2018 г., он ей сказал о том, что ожидается акция. 23 июля 2018 г. при общении с супругом по телефону, он не сообщил ей о своем месте нахождения.

Проходящие в качестве потерпевших телохранитель Эльмара Велиева Гасым Ашбазов, работающий в службе охраны банка Эльшан Насибов, сотрудник Управления по борьбе с организованной преступностью Ифтихар Рустамов в своих показаниях на суде заявили о том, что инкриминируемые обвиняемым преступления произошли по вине Юниса Сафарова.

Согласно материалам уголовного дела, потерпевший глава Исполнительной Власти города Гянджа Эльмар Велиев в виду состояния здоровья не имеет возможности четко вспомнить и рассказать о событиях 3 июля 2018 года.

Религиоведческая экспертиза от 3 августа и 28 декабря 2018 г. установила, что в брошюрах, найденных у обвиняемых, содержатся призывы к насильственному захвату и удержанию власти, насильственной смене конституционного строя Азербайджанской Республики.

Суд, рассмотрев уголовное дело в открытом режиме, признал обвиняемых виновными в нижеследующих статьях и приговорил:

  • Юниса Сафаров в совершении преступлений, предусмотренных статьями 29,120.2.1, 29,120.2.3, 29,120.2.4, 29,120.2.6, 29,120.2.7, 29,120.2.10, 29,120.2.11, 28,214.2.1, 28,214.2.3, 28,214.2.6, 214.2.1, 214.2.3, 214.2.6, 214-2, 12.3,214-3.1, 12.1,218.2, 228.3, 229.3, 232.3.1, 232.3.2, 28,277, 277, 278 (в редакции до 28 октября 2016 года), 278.2, 279.3, 281.3, 283-1.3, 318.2, 320.1 и 320.2 УК АР и приговорил к пожизненному заключению в Гобустанской крытой тюрьме;
  • Гамлета Абдуллаева в совершении преступлений, предусмотренных статьями 29,120.2.1, 29,120.2.3, 29,120.2.4, 29,120.2.7, 29,120.2.11, 28,214.2.1, 28,214.2.3, 28,214.2.6, 214.2.1, 214.2.3, 214.2.6, 228.3, 229.3, 234.1, 28,277, 277, 278 (в редакции до 28 октября 2016 года), 278.2, 279.3, 281.3 УК АР и приговорил к 19 годам лишения свободы с отбыванием наказания в учреждении строгого режима;
  • Махира Азизова в совершении преступлений, предусмотренных статьями 29,120.2.1, 29,120.2.3, 29,120.2.4, 29,120.2.7, 29,120.2.11, 28,214.2.1, 28,214.2.3, 28,214.2.6, 214.2.1, 214.2.3, 214.2.6, 214-2, 228.3, 28,277, 277, 278 (в редакции до 28 октября 2016 года), 278.2, 279.3, 281.3, 318.2, 320.1 и 320.2 УК АР и приговорил к 20 годам лишения свободы с 5-летним отбыванием наказания в Гобустанской крытой тюрьме и дальнейшим отбыванием наказания в учреждении строгого режима;
  • Акифа Алиева в совершении преступлений, предусмотренных статьями 29,120.2.1, 29,120.2.3, 29,120.2.4, 29,120.2.7, 29,120.2.11, 28,214.2.1, 28,214.2.3, 28,214.2.6, 214.2.1, 214.2.3, 214.2.6, 228.3, 28,277, 277, 278 (в редакции до 28 октября 2016 года), 278.2, 318.2, 320.1 и 320.2 УК АР и приговорил к 20 годам лишения свободы с отбыванием наказания в учреждении строгого режима;
  • Расима Мустафаева в совершении преступлений, предусмотренных статьями 29,120.2.1, 29,120.2.3, 29,120.2.4, 29,120.2.7, 29,120.2.11, 28,214.2.1, 28,214.2.3, 28,214.2.6, 214.2.1, 214.2.3, 214.2.6, 228.3, 229.3, 28,277, 277, 278 (в редакции до 28 октября 2016 года), 278.2, 279.3 УК АР и приговорил к 20 годам лишения свободы с отбыванием наказания в учреждении строгого режима;
  • Джейхуна Гурбанова в совершении преступлений, предусмотренных статьями 29,120.2.1, 29,120.2.3, 29,120.2.4, 29,120.2.7, 29,120.2.11, 214.2.1, 214.2.3, 214.2.6, 28,277, 277, 278.2 УК АР и приговорил к 18 годам лишения свободы с отбыванием наказания в учреждении строгого режима;
  • Фирудина Зейналова в совершении преступлений, предусмотренных статьями 29,120.2.1, 29,120.2.3, 29,120.2.4, 29,120.2.7, 29,120.2.11, 214.2.1, 214.2.3, 214.2.6, 228.3, 28,277, 277, 278.2 УК АР и приговорил к 19 годам лишения свободы с 4-летним отбыванием наказания в Гобустанской крытой тюрьме и дальнейшим отбыванием наказания в учреждении строгого режима;
  • Джафара Залова в совершении преступлений, предусмотренных статьями 29,120.2.1, 29,120.2.3, 29,120.2.4, 29,120.2.7, 29,120.2.11, 214.2.1, 214.2.3, 214.2.6, 228.3, 28,277, 277, 278.2 УК АР и приговорил к 18 годам лишения свободы с отбыванием наказания в учреждении строгого режима;
  • Вугара Мамедова в совершении преступлений, предусмотренных статьями 29,120.2.1, 29,120.2.3, 29,120.2.4, 29,120.2.6, 29,120.2.7, 29,120.2.10, 29,120.2.11, 214.2.1, 214.2.3, 214.2.6, 228.3, 232.3.1, 232.3.2, 28,277, 277, 278.2 УК АР и приговорил к 19 годам лишения свободы с 4-летним отбыванием наказания в Гобустанской крытой тюрьме и дальнейшим отбыванием наказания в учреждении строгого режима;
  • Джейхуна Салахова в совершении преступлений, предусмотренных статьями 29,120.2.1, 29,120.2.3, 29,120.2.4, 29,120.2.7, 29,120.2.11, 214.2.1, 214.2.3, 214.2.6, 214-2, 228.3, 234.1, 28,277, 277, 278.2, 281.3 УК АР и приговорил к 19 годам лишения свободы 4-летним отбыванием наказания в Гобустанской крытой тюрьме и дальнейшим отбыванием наказания в учреждении строгого режима.

 

Комментарий юриста-эксперта:

Судебный приговор является незаконным и необоснованным. Как указывалось выше, после ареста Юниса Сафарова в средствах массовой информации были распространены фотографии, на которых Юнис Сафаров лежал на полу в крови, со следами пыток и избиения.  См. на сайте ИМД:

https://www.ipd-az.org/ru/aliyevs-regime-is-carrying-out-repressions-by-imitating-the-fight-with-islamic-terrorism/

На фотографиях отчетливы видно, что Юнис Сафаров был избит со связанными сзади руками, лежит в крови, рядом виден мужской туфель. Напомним, что данные фотографии были распространены тогда, когда Юнис находился под арестом. Применение пыток, избиений в отношении обвиняемого не было исследовано судом. В приговоре нет какой-либо правовой оценки незаконным и противоправным действиям сотрудников правоохранительных органов, которые должны были обеспечить соблюдение прав обвиняемого.

Уголовный Кодекс Азербайджанской Республики закрепляет принцип гуманизма – статья 9 УК АР. Суть принципа заключается в том, что наказания и другие меры уголовно-правого характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, не могут иметь характер, либо цель пытки или другого жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения.

Статья 12.1 Уголовно-Процессуального Кодекса Азербайджанской Республики (УПК АР) гласит: «Органы, осуществляющие уголовный процесс, обязаны обеспечивать соблюдение закрепленных Конституцией прав и свобод человека и гражданина для всех лиц, принимающих участие в уголовном процессе».

В статье 13 УПК АР указано:

«В ходе уголовного процесса никто не может быть:

  • подвергнут обращению и наказанию, унижающим человеческое достоинство;
  • содержаться в условиях, унижающих человеческое достоинство;
  • понужден к участию в производстве процессуальных действий, унижающих достоинство

В ходе уголовного преследования запрещаются (статья 15.2 УПК АР):

  • пытки, использование физического и психического насилия, в том числе медицинских препаратов, подвергание голоду, гипнозу, лишение медицинской помощи, применение иного жестокого, бесчеловечного или унизительного обращения и наказания;
  • привлечение к участию в продолжительных либо сопровождающихся сильными физическими страданиями или временным расстройством здоровья экспериментах или иных процессуальных действиях, а также проведение каких-либо иных подобных испытаний;
  • получение показаний у потерпевшего, подозреваемого или обвиняемого, а также других участвующих в уголовном процессе лиц путем насилия, угрозы, обмана и с применением иных незаконных действий, нарушающих их права.»

Пытки и бесчеловечное обращение запрещены также нормами международного права. Так, согласно статье 3 Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод, никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию. Кроме Европейской Конвенции, запрет на пытки устанавливает также статья 7 Международного Пакта о Гражданских и Политических Правах и статья 5 Всеобщей Декларации прав человека.

В постановлении Европейского Суда по правам человека (ЕСПЧ) по делу Аксой против Турции от 18 декабря 1996 года написано: «Статья 3. Как Суд уже много раз отмечал, охраняет одну из основных ценностей демократического общества. Даже в наиболее сложных обстоятельствах, таких как борьба против организованного терроризма или преступности, Конвенция совершенно четко запрещает пытки или бесчеловечное, или унижающее достоинство обращение или наказание. В отличие от большинства материально-правовых положений Конвенции и Протоколов N 1 и 4 статья 3 не предусматривает исключений и не разрешается ее частичная отмена: согласно статье 15 она не перестает действовать даже в случае чрезвычайного положения, угрожающего существованию нации» (пункт 62).

http://echr.ru/documents/doc/2461452/2461452.htm

https://www.dipublico.org/1563/case-of-aksoy-v-turkey-application-no-2198793-european-court-of-human-rights/

Как отмечалось выше, суд не принял во внимание неопровержимые факты о бесчеловечном обращении с находившемся под следствием Юнисом Сафаровым, не дал им правовую оценку и не вынес соответствующего определения в отношении сотрудников правоохранительных органов, которые пытали обвиняемого.

Хотя согласно статье 99 Закона Азербайджанской Республики «О судах и судьях», судьи должны исполнять следующие обязанности: при осуществлении правосудия точно и беспрекословно исполнять требования законов, обеспечивать моральное и воспитательное влияние судебной деятельности, быть справедливым и беспристрастным; сохранять тайну совещательной комнаты, не разглашать сведения, выявленные на закрытых заседаниях судов; избегать любого поступка, причиняющего вред престижу правосудия, авторитету, чести и достоинству судей. Судьи Бакинского Суда по тяжким преступлениям эту статью закона «О судах и судьях» проигнорировали.

Особое внимание следует уделить религиоведческим экспертизам, которые были проведены в рамках данного уголовного дела 3 августа и 28 декабря 2018 года. В приговоре указано, что эксперты решили, что в брошюрах и дисках, найденных у обвиняемых, содержатся призывы к насильственному захвату и удержанию власти, насильственному изменению конституционного строя и нарушению территориальной целостности Азербайджанской Республики, а также религиозной ненависти и вражды

В этой связи отметим, что религиоведческая экспертиза – это исследование информации о вероучении, а также анализ религиоведческих аспектов спорных текстов, предметов культа и отправления религиозных обрядов и церемоний. Религиоведческая экспертиза позволяет идентифицировать религиозную организацию, определить вероучение, описать его содержание. Тем самым религиоведческая экспертиза выявляет признаки, которые впоследствии юридически квалифицируются как соответствующие или не соответствующие действующему законодательству. При анализе вероучения эксперт не может отвечать на вопрос об истинности или ложности религиозных представлений.

В ходе экспертной работы религиовед изучает:

  • учредительные документы религиозной организации, решения ее руководящих и исполнительных органов;
  • основы вероучения религиозной организации;
  • формы и методы деятельности религиозной организации;
  • богослужения, другие религиозные обряды и церемонии;
  • внутренние документы религиозной организации, отражающие ее иерархическую и институционную структуру;
  • религиозную литературу, печатные, аудио- и видеоматериалы;
  • религиозную символику, атрибутику.

Подр. см.: https://sudagent.ru/publications/religiovedcheskaya-ekspertiza-obekty-osobennosti-i-tipovye-voprosy/

Как видим, эксперт-религиовед изучает определенные вопросы, входящие в его компетенцию. Вопросы, поставленные перед экспертом по комментируемому уголовному делу, не входят в его компетенцию. Они несут правовой оттенок и дают правовую квалификацию содеянному. В данном случае суд не должен был принимать заключения экспертов в качестве доказательств, а также ссылаться на него впоследствии в приговоре.

Обвиняемым были предъявлены более 20 статей Уголовного Кодекса АР. Однако ни одна из статей не была доказана органами следствия. В деле отсутствуют неопровержимые доказательства, а сторонние наблюдатели имеют обоснованные сомнения в виновности обвиняемых.

Налицо также нарушение принципа презумпции невиновности. В статье 21 УПК АР указано:

21.1. Всякий обвиняемый в совершении преступления признается невиновным, пока его вина не будет доказана в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом, и не будет вступившего в законную силу приговора суда об этом.

21.2. Признание лица виновным недопустимо даже при наличии основательных подозрений в его виновности. В соответствии с положениями настоящего Кодекса сомнения, которые при доказывании обвинения невозможно устранить в рамках соответствующей правовой процедуры, разрешаются в пользу обвиняемого (подозреваемого). Точно также в его пользу должны разрешаться и сомнения, не устраненные при применении уголовного и уголовно-процессуального законов.

21.3. Лицо, обвиняемое в совершении преступления, не обязано доказывать свою невиновность. Обязанность доказывания обвинения, опровержения доводов, выдвинутых в защиту обвиняемого, ложится на сторону обвинения.

Несмотря на то, что аргументы следователей вызывают ряд сомнений в правильности ведения уголовного дела следственными органами, суд не истолковал эти сомнения в пользу обвиняемых. В случае отсутствия у органов следствия веских доказательств, обвинение распадается. Многие сомнения не были устранены как в ходе следствия, так и во время судебных слушаний. Вину обвиняемых должны были доказать именно органы следствия и с этой задачей они не справились.

Выше было указано на отстранение адвоката Юниса Сафарова Эльчина Садыгова. По жалобе Пенитенциарной Службы Министерства Юстиции АР Э.Садыгов был отстранен от защиты Ю.Сафарова. Суть жалобы заключалась в том, что якобы адвокат подстрекал своего подзащитному подать жалобу о пытках, примененных к нему во время предварительного следствия. Работа адвоката заключается в правовой помощи своему подзащитному. Незаконное и необоснованное отстранение адвоката является нарушением права обвиняемого на защиту, гарантированное статьей 61 (1) Конституции Азербайджанской Республики, статьей 6 (3) подпункт (с) Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод. В указанной статье сказано:

Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:

  • защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника или, при недостатке у него средств для оплаты услуг защитника, пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия.

Как можно судить по ходу судебных слушаний, вина 11 человек, обвиненных вместе с Юнисом Сафаровым, его знакомых и близких вообще не была доказана. И их привлечение к уголовному делу является грубейшим нарушением национального законодательства АР и международного права.

В ходе судебного слушания был нарушен принцип гласности судебного заседания. В зал не допускались многие журналисты и представители общественности, желающие наблюдать за судебным процессом. Был нарушен принцип гласности, закреплённый в статье 27 УПК АР, а также в статье 6(1) Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод.

Таким образом, в деле нарушены фундаментальные принципы уголовного судопроизводства, вопросы, рассмотрение которых входит в полномочия судов, не были рассмотрены, доказательства искажены, заключения экспертов, выходящих за рамки их компетенции, были приняты в качестве веских доказательств по делу, плохое обращение не расследовано в ходе суда, а незаконным действиям сотрудников правоохранительных органов не была дана правовая оценка.

Older Posts »

Преследование Агиля Гумбатова продолжается

ПРЕСЛЕДОВАНИЕ АГИЛЯ ГУМБАТОВА ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Агиль Гумбатов

Анализ правонарушений на судебном процессе Агиля Гумбатова

Хазарский районный суд  города Баку

Дело №4(003)-334/2021

13 августа 2021 года

Судья: Тарлан Акбаров

Обвиняемый: Агиль Гумбатов

Защитник: Сархан Мамедов

 

Лицо, обратившееся в суд с ходатайством об аресте: следователь Следственного Управления полиции Хазарского района Джалал Мамедов

При участии прокурора Хатаинского района: Фахри Алескерова

Агиль Гумбатов, член оппозиционной Партии Народного Фронта Азербайджанской Республики (ПНФА), проживает в поселке Зира города Баку, безработный, имеет на попечении трех малолетних детей. Собирая на помойках картон, продает его, чтобы обеспечить детей пропитанием. А.Гумбатов неоднократно критиковал президента страны на своем личном аккаунте в социальной сети Facebook. В марте 2020 года в социальной сети Facebook А.Гумбатов обратился к президенту страны и подверг последнего жесткой критике за отсутствием у него средств на содержание детей. А.Гумбатов поднял вопрос детских пособий, так как сам имеет троих малолетних детей: https://www.youtube.com/watch?v=ihzNZTheruE

Агиль Гумбатов в первый раз был задержан  в 2019 году. 14 марта 2019 года он был привлечен к административной ответственности. Соратники по партии уверены в том, что давление на  А.Гумбатова связано с его жесткой критикой в адрес главы государства и прямыми обращениями к нему. 30 марта 2020 года он был задержан в поселке Маштаги города Баку и помещен в Республиканскую Психиатрическую Клинику. В этот же день главврач больницы Агахасан Расулов обратился с заявлением в Сабунчинский районный суд города Баку с просьбой о принудительном помещении Агиля Гумбатова в психиатрическую больницу.  Свое заявление главврач обосновал тем, что рожденный в 1983 году Агиль Гумбатов был срочно помещен в больницу на основании письма из 1-го отделения Управления полиции Хазарского района от 30 марта 2020 года. Судья Сабунчинского районного суда города Баку Самир Талыбов, изучив материалы дела и заслушав показания участников судебного процесса, 1 апреля 2020 года принял решение об отказе в удовлетворении заявления главврача, обосновав его тем, что в суде не были представлены неопровержимые доказательства того, что Агиль Гумбатов может быть опасен для общества, что он не может управлять собой именно в виду какого-либо психического расстройства, наличия у него тяжелого психического заболевания: https://www.ipd-az.org/ru/agil-gumbatov/

 

Однако 3 апреля 2020 года председатель Гражданской Коллегии Бакинского Апелляционного Суда Мамед Мамедов принял другое решение по делу А.Гумбатова. Решение Сабунчинского районного суда города Баку от 1 апреля 2020 года было отменено, а по делу вынесено новое решение: Агиль Гумбатов в принудительном порядке должен быть размещен в «Республиканской Психиатрической Клинике»: https://www.ipd-az.org/ru/agil-gimbatov-2/. Однако после того, как Международная Амнистия  при помощи Института Мира и Демократии организовала широкую международную кампанию поддержки Агиля Гумбатова, с требованием его освобождения, главврач психиатрической клиники Агахасан Расулов через 3 месяца вынужден был освободить Агиля Гумбатова.

Однако преследование А.Гумбатова продолжилось в 2021 году. Вечером 11 августа 2021 года Агиль Гумбатов вышел из дома.  Уже ночью его семье позвонили из Управления полиции Хазарского района города Баку и сообщили о том, что А.Гумбатов совершил преступление и по этой причине задержан. Ему были предъявлены обвинения в совершении преступления, предусмотренного статьей 126.2.4. (умышленное причинение вреда здоровью, совершенное обще опасным способом, из хулиганских побуждений) Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики (УК АР). По версии следствия, Агиль Гумбатов нанес тяжкие телесные повреждения некоему гражданину Яману Мамедову, во дворе которого  А.Гумбатов собирал остатки металла и картона.

13 августа 2021 года Хазарский районный суд города Баку вынес постановление о применении  к А.Гумбатову меры пресечения в виде заключения под стражу сроком на 4 месяца.

 

Комментарий юриста-эксперта:

 

Судебное постановление является незаконным и необоснованным. Согласно статье 28 Конституции Азербайджанской Республики, (I) каждый имеет право на свободу. Право на свободу также гарантировано международными  правовыми нормами. Так, в статье 5(1) Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод говорится: «Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность».

Эта норма гарантирует основополагающее право среди самых важных прав: право на свободу и личную неприкосновенность. Гарантии, закрепленные в этой статье, действуют в отношении каждого: любое лицо, находящееся на свободе или заключенное под стражу, имеет это право.

Право на свободу также закреплено в статье 9 Международного Пакта о Гражданских и Политических Правах и статье 9 Всеобщей Декларации по правам человека.

Суды, ограничивающие право на свободу гражданина, должны четко обосновывать свои решения, при этом ссылаясь на исчерпывающий перечень ограничений, указанных в статье 5(1) Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод.

В статье 155 Уголовно-Процессуального Кодекса Азербайджанской Республики (УПК АР) указаны основания, согласно которым суд принимает постановление о применении меры пресечения. Так, в статье указано:

  • сокрытие от органа, осуществляющего уголовный процесс;
  • воспрепятствование нормальному ходу предварительного следствия или судебного разбирательства с оказанием незаконного давления на лиц, участвующих в уголовном процессе, сокрытием или фальсификацией материалов, имеющих значение для уголовного преследования;
  • совершение вновь деяния, предусмотренного уголовным законом, или представление опасности для общества;
  • неявка без уважительной причины по вызовам органа, осуществляющего уголовный процесс, либо уклонение иным путем от привлечения к уголовной ответственности и отбывания наказания;
  • воспрепятствование исполнению приговора суда.

В комментируемом постановлении суд указал следующие основания: сокрытие от органа, осуществляющего уголовный процесс, характер, степень тяжести совершенного деяния, совершение вновь деяния, предусмотренного уголовным законом, или представление опасности для общества, воспрепятствование нормальному ходу предварительного следствия или судебного разбирательства.

Несмотря на то, что в постановлении об аресте указаны данные основания, суд не представил никаких доказательств, которые бы обосновывали применение самой жесткой меры пресечения.

В постановлении Пленума Верховного Суда Азербайджанской Республики «О практике применения судами законодательства при рассмотрении представлений, связанных с избранием меры пресечения в виде ареста в отношении обвиняемых лиц» от 3 ноября 2009 года указано: «При рассмотрении представлений о применении мер процессуального принуждения в отношении обвиняемых лиц внимание судов должно быть привлечено к своевременному и качественному  соблюдению статьи 28 Конституции Азербайджанской Республики, статей 5 и 6 Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод и уголовно-процессуального законодательства, а также практике Европейского Суда по правам человека. Не допускать формального подхода к рассмотрению представлений, принимая во внимание то, что мера пресечения в виде ареста является самой серьезной мерой, которая ограничивает права арестованного лица. Довести до сведения судов то, что в соответствии с прецедентами Европейского Суда по правам человека применение меры пресечения в виде ареста, как правило, допускается в случае, если интересы общества превышают право лица на свободу, то есть, если нахождение лица на свободе вызывает отрицательные эмоции в обществе и все еще является опасным для общества».

Как видим, после принятия указанного постановления Пленума Верховного Суда Азербайджанской Республики прошло уже более 10 лет. Однако оно все еще остается на бумаге, не соблюдается судами, кроме того, грубо нарушается. В статье 154 УПК АР говорится о том, что при применении меры пресечения в виде ареста суды должны проверять возможность применения данной меры.

В судебном постановлении в отношении Агиля Гумбатова отсутствуют мотивировка и обоснованность принятого решения, что делает его формальным и поверхностным.

В деле была нарушена презумпция невиновности, гарантированная статьей 21 Уголовно-Процессуального Кодекса Азербайджанской Республики (УПК АР). Так, согласно данной статье, (21.2.) признание лица виновным недопустимо даже при наличии основательных подозрений в его виновности. В соответствии с положениями настоящего Кодекса сомнения, которые при доказывании обвинения невозможно устранить в рамках соответствующей правовой процедуры, разрешаются в пользу обвиняемого (подозреваемого). Точно также в его пользу должны разрешаться и сомнения, не устраненные при применении уголовного и уголовно-процессуального законов. Сомнения, не устраненные в ходе суда, не были истолкованы в пользу обвиняемого, что нарушило его право на презумпцию невиновности, также гарантированное статьей 6(2) Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод

Учитывая выше изложенное, можно прийти к выводу о том, что необоснованное и незаконное судебное постановление нарушило одно из фундаментальных прав – право на свободу Агиля Гумбатова, а также презумпцию невиновности.

Older Posts »

Cуды над армянскими военнопленными проходят в закрытом режиме

СУДЫ НАД АРМЯНСКИМИ ВОЕННОПЛЕННЫМИ ПРОХОДЯТ В ЗАКРЫТОМ РЕЖИМЕ

Зал суда

14 обвиняемых армянских военнопленных

Анализ правонарушений на судебном процессе 14 армянских военнопленных

Бакинский Суд по тяжким преступлениям

Дело №1(101)-1204/2021

2 июля 2021 года

Председательствующий судья: Афган Гаджиев

Судьи: Тельман Гусейнов, Али Мамедов

Обвиняемые: Грач Авакян, Гехам Серобьян, Армен Багасян, Гор Гаспарян, Камо Сефилян, Володя Гакобян, Геворг Асетрян, Сисак Енгоян, Альберт Петросян, Ромик Седракян, Арам Минасян, Мкртыч Миносян, Эдгар Матесян, Юрий Карапетян.

В тексте приговора суда нет ни имен государственных обвинителей, ни имен защитников/адвокатов.

В конце сентября 2020 г. между Азербайджаном и Арменией в зоне Карабаха и его окрестностей вспыхнули ожесточенные боевые действия. В результате 44-дневной войны азербайджанскими вооруженными силами были освобождены несколько городов и множество сел Карабаха и территорий, прилегающей к нему. Согласно официальной информации Азербайджана, после достижения прекращения огня в результате трехстороннего (Азербайджан, Армения и Россия) соглашения от 10 ноября 2020 года, 26 ноября 2020 г. группа армянских вооруженных формирований тайными путями пробрались на территорию Азербайджана и заняли позиции в лесистой местности на северо-западе от поселка Гадрут Ходжавендского района. После чего армянские вооруженные формирования стали совершать террористические и диверсионные действия в отношении азербайджанских военнослужащих и гражданских лиц. В результате спецоперации Службы Государственной безопасности (СГБ) Азербайджана, армянские военные 13 декабря 2020 г. были обезоружены. По уголовному делу проходило 14 обвиняемых: Грач Авакян, Гехам Серобьян, Армен Багасян, Гор Гаспарян, Камо Сефилян, Володя Гакобян, Геворг Асетрян, Сисак Енгоян, Альберт Петросян, Ромик Седракян, Арам Минасян, Мкртыч Миносян, Эдгар Матесян, Юрий Карапетян.

Всем им были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных статьями 214.2.1 (Терроризм, совершенный группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным объединением), 214.2.3 (Терроризм, совершенный с применением огнестрельного оружия и предметов, используемых в качестве оружия), 228.3 (Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов (кроме гладкоствольного охотничьего оружия и боеприпасов к нему), взрывчатых веществ или взрывных устройств, совершенные организованной группой), 279.2. (Нападение на предприятия, учреждения, организации либо на отдельных лиц в составе предусмотренных статьями 279.1 и 279.1-1 настоящего Кодекса формирований или групп) и 318.2 (Пересечение охраняемой государственной границы Азербайджанской Республики, совершенные или группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо с применением насилия или с угрозой его применения) Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики (УК АР).

Аналогичные обвинения в целом были предъявлены 53 членам армянских вооруженных формирований.

В ходе судебного следствия обвиняемые не признали себя виновными в совершении предъявленных обвинений. Они заявили, что не знали о том, что пересекли границу Азербайджана – их погрузили в Армении в грузовик и привезли в Карабах. При этом они не знали точно, где находятся. 13 декабря 2020 г. их командир попросил одного из обвиняемых принести продукты в определенное место, было уже темно, рядом находились русские и азербайджанские военные. Армянские военные сложили оружие и сдались азербайджанским военным.

В сообщении СГБ Азербайджана от 16 декабря 2020 г. говорится о том, что 13 декабря 2020 г. в ходе антитеррористической операции было задержано 62 армянских военных. 14 декабря 2020 г. было задержано еще двое армянских военных.

Суд установил, что предварительное следствие неверно истолковало действия обвиняемых. По мнению суда, преступления не были совершены «организованной группой». Кроме того, в действиях обвиняемых не было состава преступления, предусмотренного статьями 279 и 214 УК АР. Суд решил, что участие обвиняемых в преступлениях можно классифицировать, как «группа лиц по предварительному сговору». Суд также решил, что в действиях обвиняемых не было таких деяний, как терроризм, участие в незаконных вооруженных формированиях, незаконное ношение оружия и боеприпасов.

В ходе предварительного следствия обвиняемые заявили о том, что официальные органы Республики Армения во время призыва обвиняемых в армию использовали угрозы в виде ареста и заключения в тюрьму на сроки от 8 до 12 лет в случае отказа от службы в армии. Анкетные данные обвиняемых говорят о том, что эти люди нигде не работали. Факты указывают на то, что обвиняемые не желали воевать.

В своем выступлении государственный обвинитель просил суд исключить из обвинения статьи 214.2.1., 214.2.3., 228.3, 279.2. УК АР и назначить наказание только согласно статье 318.2 УК АР.

Суд не нашел в уголовном деле отягчающих вину обстоятельств.

2 июля 2020 г. Бакинский суд по тяжким преступлениям вынес приговор армянским военным: они были признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного статьей 318.2. УК АР. Суд приговорил Грача Авакяна и Гехама Серобьяна к 4 годам лишения свободы, Армена Багасяна, Гора Гаспаряна, Камо Сефиляна, Володю Гакобяна, Геворга Асетряна, Сисака Енгояна, Альберта Петросяна, Ромика Седракяна, Арама Минасяна, Мкртыча Миносяна, Эдгара Матесяна, Юрия Карапетяна к 6 месяцам лишения свободы.

По причине истечения срока Армен Багасян, Гор Гаспарян, Камо Сефилян, Володя Гакобян, Геворг Асетрян, Сисак Енгоян, Альберт Петросян, Ромик Седракян, Арам Минасян, Мкртыч Миносян, Эдгар Матесян, Юрий Карапетян были освобождены в зале суда.

 

Комментарий юриста-эксперта:

Судебный приговор является необоснованным и незаконным. Согласно статье 4 Закона Азербайджанской Республики «О судах и судьях», суды при рассмотрении дел руководствуются Конституцией Азербайджанской Республики, законами и другими законодательными актами Азербайджанской Республики, а также международными договорами, в которых одной из сторон выступает Азербайджанская Республика.

В статье 25 Конституции Азербайджанской Республики указано:

  1. Все равны перед законом и судом.

III. Государство гарантирует каждому равенство прав и свобод независимо от расы, этнической принадлежности, религии, языка, пола, происхождения, имущественного и служебного положения, убеждений, принадлежности к политическим партиям, профсоюзам и другим общественным объединениям. Запрещается ограничение прав и свобод человека и гражданина по признакам расовой, этнической, религиозной, языковой принадлежности, пола, происхождения, убеждений, политической и социальной принадлежности.

Равенство всех перед законом и судом также гарантирует статья 7 Закона «О судах и судья».

Учитывая, что между Азербайджаном и Арменией на протяжении более 30 лет существует конфликт, а в сентябре 2020 г. военные столкновения между Арменией и Азербайджаном возобновились, комментируемый судебный процесс должен был быть рассмотрен объективными и непредвзятыми судьями, которые бы основывались только на законах Азербайджанской Республики и международном праве.

Одним из главных нарушений было проведение судебного процесса без обеспечения принципа гласности. Данный принцип часто нарушается судами в Азербайджане при рассмотрении «чувствительных дел». Этот судебный процесс не стал исключением. В суд не были допущены независимые журналисты и представители общественности. Из присутствующих в зале суда находились только проправительственные журналисты, имена которых были указаны в неофициальном списке Администрации Президента. Всем остальным было отказано в допуске в зал суда.

Согласно статье 27.1. Уголовно-Процессуального Кодекса Азербайджанской Республики (УПК АР), в Азербайджанской Республике правосудие по уголовным делам и иным материалам, связанным с уголовным преследованием, во всех судах осуществляется гласно, за исключением случаев охраны, предусмотренных настоящим Кодексом государственных, профессиональных и коммерческих тайн, а также личных и семейных тайн граждан.

В приговоре суда указано, что судебный процесс рассматривался в открытом режиме, однако реально суд фактически лишил обвиняемых права на открытое судебное разбирательство, а журналистов, желающих объективно освещать судебный процесс, права на получение и распространение информации.

В данном контексте есть и третья сторона: общественность. Если журналист имеет право на получение и распространение информации, то общественность имеет право на ее получение, тем более, если это судебный процесс, представляющий общественный интерес.

Доказательственная база, указанная в приговоре, является недостаточной и неполной. Так, в приговоре имеют место показания только одного свидетеля, который не назвал имени ни одного обвиняемого, не указал на совершении ими какого-либо преступления. Показания этого свидетеля подтверждены также показаниями второго свидетеля.

Кроме того, доказательственная база состоит из документов СГБ Азербайджана, которые не относятся к комментируемому делу.

Согласно статье 124.2. УПК АР, в виде доказательств в уголовном процессе принимаются:

  • показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и свидетелей;
  • заключение эксперта;
  • вещественные доказательства;
  • протоколы следственных и судебных действий;
  • другие документы.

В статье 138.1. УПК АР написано: «Доказывание заключается в получении, проверке и оценке доказательств в целях установления обстоятельств, имеющих значение для законного, основательного и справедливого разрешения обвинения».

Согласно статье 144 УПК АР, доказательства, собранные по уголовному преследованию, должны быть проверены полностью, всесторонне и объективно. Во время проверки эти доказательства анализируются и сравниваются друг с другом, собираются новые доказательства, устанавливается надежность источника полученных доказательств.

 

Согласно статье 145.1. УПК АР, каждое доказательство должно быть оценено по его принадлежности, возможности, надежности. А все собранные по уголовному преследованию доказательства в их совокупности должны быть оценены для разрешения обвинения на основании их достаточности.

Согласно статье 145.3. УПК АР, если сомнения, возникающие при доказывании обвинения, невозможно устранить другими доказательствами, они истолковываются в пользу подозреваемого или обвиняемого.

Как было указано выше, в данном уголовном деле не было достаточно доказательств. Согласно статье 146.1. УПК АР: «Под достаточностью доказательств, собранных по уголовному преследованию, понимается такой объем допустимых доказательств по подлежащим установлению обстоятельствам, который позволяет сделать надежный итоговый вывод для определения предмета доказывания.»

Вина обвиняемых не была доказана в суде, а сомнения не были использованы в их пользу.

Учитывая вышеописанное, можно прийти к выводу о том, что при отсутствии четкой и достаточной доказательственной базы в отношении обвиняемых было нарушено право на свободу.

 

Older Posts »

Незаконное заключение под стражу Рази Гумбатова

Незаконное заключение под стражу Рази Гумбатова

Рази Гумбатов

Анализ правонарушений на судебном процессе Рази Гумбатова

Наримановский районный суд города Баку

Дело № 4(005)-684/2021

8 июля 2021 года

Судья: Вусал Гурбанов

Обвиняемый: Рази Гумбатов

Защитники: Азизага Алиев, Джавад Джавадов

Государственный обвинитель: прокурор Следственного Отделения Управления по борьбе с организованной преступностью Министерства Внутренних Дел Азербайджанской Республики Ахад Наджафов

Член политической оппозиционной организации «Мусульманское единство» Рази Гумбатов был задержан 7 июля 2021 года в поселке Джейранбатан Абшеронского района. В рамках своей политической и общественной деятельности он вел борьбу с наркоманией, агитировал молодежь за здоровый образ жизни. Напомним, что председатель «Мусульманского единства» Талех Багиров и все члены Правления этой организации, а также около 70 жителей поселка Нардаран, который находится в 40 км от Баку, были задержаны в ходе полицейской операции 26 ноября 2015 года. В настоящее время Талех Багиров и несколько членов организации, осужденных на длительные сроки заключения (от 14 до 20 лет), находятся в Гобустанской тюрьме закрытого типа . Т.Багиров осужден на 20 лет лишения свободы.

Во время нахождения Р.Гумбатова в Управлении по борьбе с организованной преступностью МВД к нему не пропустили избранного им адвоката Джавада Джавадова. Об этом адвокат сказал в своем интервью радио «Голос Америки»: «Несмотря на мое обращение о встрече с подзащитным, я так и не смог его увидеть. Планирую подготовить жалобу в порядке судебного надзора, а также апелляционную жалобу на постановление о мере пресечения».

См.:https://www.amerikaninsesi.org/a/müsəlman-birliyi-hərəkatının-üzvü-saxlanılıb-/5959473.html

Рази Гумбатову было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного статьей 234.4.3 (незаконный оборот наркотических средств в крупном размере) Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики (УК АР).

8 июля 2021 года Наримановский районный суд города Баку, рассмотрев вопрос о применении меры пресечения в закрытом судебном производстве, вынес постановление об избрании в отношении Р.Гумбатова меры пресечения в виде заключения под стражу сроком на 4 месяца.

Комментарий юриста-эксперта:

Судебное постановление является незаконным и необоснованным. Согласно статье 28 Конституции Азербайджанской Республики:

(I). Каждый имеет право на свободу. (II). Право на свободу может быть ограничено только в предусмотренном законом порядке путем задержания, заключения под стражу или лишения свободы.

Данное право зафиксировано как в нормах национального права, так и в международных договорах. К примеру, в статье 5 Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод указано:

⦁ Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом:

(с) законное задержание или заключение под стражу лица, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения.

В статье 9 Международного Пакта о Гражданских и Политических Правах указано: «1. Каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть подвергнут произвольному аресту или содержанию под стражей. Никто не должен быть лишен свободы иначе, как на таких основаниях и в соответствии с такой процедурой, которые установлены законом».

Статья 9 Всеобщей Декларации прав человека также запрещает произвольные аресты.

В статье 153 Уголовно-Процессуального Кодекса Азербайджанской Республики (УПК АР) указано:

«153.1. При задержании любого лица орган уголовного преследования обязан обеспечить его права, предусмотренные настоящим Кодексом, а также Законом Азербайджанской Республики «Об обеспечении прав и свобод лиц, содержащихся в местах заключения» для подозреваемого или обвиняемого, в зависимости от его правового статуса.

В статье 153.2 УПК АР перечислены права задержанного, которые сотрудники органа, осуществляющего уголовный процесс, и мест временного содержания под стражей обязаны обеспечить:

153.2.1. немедленно по задержании сообщить лицу основания задержания, разъяснить ему его права на недачу показаний против себя и своих близких родственников и на использование помощи защитника;

153.2.2. безотлагательно доставить задержанного в места временного содержания под стражей органов полиции или других органов дознания, зарегистрировать, запротоколировать факт задержания и ознакомить задержанного с протоколом задержания;

153.2.3. немедленно по регистрации каждого факта задержания в местах временного содержания под стражей сообщить об этом руководителю соответствующего органа дознания и прокурору, осуществляющему процессуальное руководство предварительным расследованием (такое сообщение передается в письменном виде в течение 12 часов с момента задержания);

153.2.4. немедленно по задержании обеспечить право лица на сообщение о задержании (члены семьи престарелых, несовершеннолетних и лиц, не способных сделать это в силу своего психического состояния, уведомляются администрацией места временного содержания под стражей по ее инициативе);

153.2.5. с момента задержания создать лицу возможность иметь свидания наедине и конфиденциальные контакты с его адвокатом и законным представителем в достойной обстановке и под надзором;

153.2.6. при отсутствии у задержанного собственного адвоката предоставить ему список адвокатов, действующих в адвокатских структурах, расположенных на территории по месту временного содержания под стражей, создать ему возможность поддерживать контакты и иметь свидания с выбранным адвокатом;

153.2.7. если материальное положение задержанного не позволяет ему нанять адвоката за собственный счет, создать ему возможность за счет государства встретиться с дежурным адвокатом, входящим в адвокатскую структуру, расположенную на территории по месту временного содержания под стражей;

153.2.8. при отказе задержанного от адвоката получить его письменное заявление об этом (в случае уклонения от написания заявления адвокат или представитель места временного содержания под стражей составляет соответствующий протокол по поводу этого факта);

153.2.9. обеспечить лицу, не владеющему языком, на котором ведется уголовное судопроизводство, право на бесплатное использование услуг переводчика;

153.2.10. в обращении с задержанным не унижать его, уделять особое внимание женщинам, несовершеннолетним, престарелым, больным и инвалидам;

153.2.11. избрать в отношении задержанного меру пресечения в виде ареста, с целью соблюдения сроков, предусмотренных статьями 148, 150 –152 настоящего Кодекса, заранее доставить задержанного в суд для решения вопросов о принудительной отправке его в место исполнения приговора или иного итогового судебного решения либо о замене назначенного наказания другим видом наказания, а также об отмене условного осуждения или условно-досрочного освобождения от наказания.

Рази Гумбатов был лишен ряда перечисленных прав. При задержании ему не были сообщены причины задержания, о задержании не было сообщено близким Гумбатова, избранный им адвокат не был допущен к нему.

В судебном постановлении нет каких-либо конкретных оснований, которые бы оправдали применение самой жесткой меры пресечения, такой как арест.

Основанием для избрания меры пресечения в виде ареста могут быть только основания, указанные в статье 155 УПК АР, а именно:

⦁ сокрытие от органа, осуществляющего уголовный процесс;

⦁ воспрепятствование нормальному ходу предварительного следствия или судебного разбирательства с оказанием незаконного давления на лиц, участвующих в уголовном процессе, сокрытием или фальсификацией материалов, имеющих значение для уголовного преследования;

⦁ совершение вновь деяния, предусмотренного уголовным законом, или представление опасности для общества;

⦁ неявка без уважительной причины по вызовам органа, осуществляющего уголовный процесс, либо уклонение иным путем от привлечения к уголовной ответственности и отбывания наказания;

⦁ воспрепятствование исполнению приговора суда.

В судебном постановлении указаны следующие основания заключения под стражу: сокрытие от органа, осуществляющего уголовный процесс, воспрепятствование нормальному ходу предварительного следствия или судебного разбирательства с оказанием незаконного давления на лиц, участвующих в уголовном процессе, сокрытием или фальсификацией материалов, имеющих значение для уголовного преследования, совершение вновь деяния, предусмотренного уголовным законом, или представление опасности для общества, неявка без уважительной причины по вызовам органа, осуществляющего уголовный процесс, либо уклонение иным путем от привлечения к уголовной ответственности и отбывания наказания, личность обвиняемого, характер и тяжесть инкриминируемого деяния, предполагаемого приговора сроком более 2 лет.

Как видим, суд указал все основания, указанные в статье УПК АР, однако он не указал причины и доказательства того, что данные основания действительно имели место быть в деле Рази Гумбатова.

«Провозглашая право на свободу, эта статья имеет в виду личную свободу в ее классическом понимании, т. е. физическую свободу лица. Для того чтобы определить, лишено ли лицо свободы, нужно исходить из его конкретного положения и учитывать все критерии, такие как вид, продолжительность, последствия и условиях исполнения рассматриваемой меры. В силу принципа исчерпывающего перечня случаев, когда лицо может быть лишено свободы, заключение под стражу соответствует Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод только, если данная мера принимается в одном из 5 случаев, перечисленных в статье 5 Европейской Конвенции исчерпывающим образом. Перечень, который дан в этой статье, не может толковаться расширительно, что значительно ограничивает свободу действий Государств.

Далее, для того чтобы лишение свободы соответствовало Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод, оно должно отвечать двум условиям: законности и правомерности. Таким образом, лишение свободы должно быть, в первую очередь, законным с точки зрения внутреннего права; в этом отношении, на национальные судебные органы ложится обязанность толковать внутреннее право в конкретной области. Это право должно, тем не менее, соответствовать Европейской Конвенции, и должны быть соблюдены общие принципы, закрепленные в Европейской Конвенции. В частности, внутренний процесс должен быть справедливым и надлежащим. Лишение свободы должно быть также правомерным, т.е. соответствовать цели, предусмотренной одним из случаев из исчерпывающего перечня, содержащегося в рассматриваемой статье («Прецеденты Европейского Суда по правам человека», Микеле да Сильва, 2004, Санкт-Петербург).

Исчезновение Рази Гумбатова и отсутствие какой-либо информации о его месте нахождения в течении суток противоречит статье 5 Европейской Конвенции, за это несут ответственность государственные органы.

В постановлении Европейского Суда по правам человека (ЕСПЧ) по делу Курт против Турции от 25 мая 1998 года ЕСПЧ так расценил исчезновение заявителя: «121. Комиссия считает, что исчезновение сына заявительницы затрагивает фундаментальные и весьма серьезные проблемы в свете статьи 5. Предоставляемые этой статьей гарантии имеют большое значение для обеспечения прав человека, предусмотренных статьями 2 и 3. Если будет установлено, что Юзейир Курт был задержан силами безопасности 25 ноября 1993 г., то ответственность за последующую судьбу сына заявительницы несут власти Турции. Правительство могло бы опровергнуть эту презумпцию путем предоставления достоверных и обоснованных объяснений по факту исчезновения Юзейира Курта, а также доказательств того, что властями были приняты эффективные меры по расследованию причин исчезновения и по выяснению его дальнейшей судьбы. Комиссия пришла к выводу о том, что ни одно из этих требований не выполнено. По этой причине Комиссия считает, что не подтвержденный властями факт задержания Юзейира Курта силами безопасности и его последующее исчезновение являются очевидным нарушением прав человека, предусмотренных статьей 5 Конвенции.»

В пункте 122 данного постановления ЕСПЧ написано: «Суд подчеркивает основополагающее значение в демократическом обществе содержащихся в статье 5 гарантий прав лица от незаконного ареста или задержания властями. Именно по этой причине Суд неоднократно подчеркивал в своих решениях, что любое лишение свободы должно осуществляться не только в соответствии с основными процессуальными нормами национального права, но также отвечать целям статьи 5, т. е. защищать человека от произвола властей. Это настоятельное требование по защите индивидуума от любого рода злоупотреблений со стороны властей подтверждается тем фактом, что статья 5 п. 1 ограничивает обстоятельства, при которых человек может быть лишен свободы на законных основаниях, хотя эти основания нельзя толковать расширительно, поскольку они являются исключениями из фундаментальных гарантий личной свободы человека».

http://www.echr.ru/documents/doc/2461485/2461485.htm

https://hudoc.echr.coe.int/fre#{“fulltext”:[“Kurt”],”itemid”:[“001-58198”]}

Учитывая вышеизложенное, приходишь к выводу о том, что арест Рази Гумбатова не носил какой-либо легитимной цели, не соответствовал требованиям норм национального и международного права, а также противоречил прецедентам Европейского Суда по правам человека, которые носят рекомендательный характер для стран-членов Совета Европы.

 

Older Posts »

Суд над 11 фигурантами по так называемому «Тертерскому делу»

Суд над 11 фигурантами по так называемому «Тертерскому делу»

Одно из самых засекреченных и кровавых преступлений алиевского режима

Туран Ибрагимли Мушвиг Ахмедли Насиф Алиев
Фаиг Ахмедов Атабей Рагимов

Анализ правонарушений на очередном судебном процессе по «Тертерскому делу»

Тертерский военный суд

Дело №1 (098)-91/2018

14 июня 2018 года

Председательствующий: Ильгар Гулиев

Судьи: Ахмед Сарыев, Видади Насиров

Государственные обвинители: старший прокурор Отдела по защите государственного обвинения Военной Прокуратуры Азербайджанской Республики, советник юстиции Исмаил Алиев, прокурор данного Отдела, полковник-лейтенант Джавид Джумшудов, прокурор Отдела по защите государственного обвинения Генеральной Прокуратуры Азербайджанской Республики, юрист первой степени Ниджат Гусейнли

Обвиняемые: Султан Зейдуллаев, Рауф Оруджев, Атабей Рагимов, Эмин Адильзаде, Фаиг Ахмедов, Насиф Алиев, Меджид Гасымов, Мушфиг Ахмедли, Ализамин Гулиев, Туран Ибрагимли, Мирпаша Мехтиев

Защитники: Тофиг Аллахвердиев, Тельман Сулейманов, Фуад Искендеров, Гумбат Салахов, Рамиз Абдуллаев, Джафар Гаджиев, Забиль Гахраманов, Сеймур Зейналов, Шамсаддин Гулиев, Юсиф Сеидов, Ислам Теймуров, Фюзули Набиев

Потерпевшие: Агасиф Сафаров, Техран Ализаманлы, Бахаддиин Нурузаде, Васиф Мамедалиев, Агиль Шафиев, Эльмаддин Джафаров, Гурбан Ахмедов, Ульвин Талыбов, Камран Гумбатов, Шабан Гузиев, Назир Гудратов, Иззет Сулейманов, Заур Мамедов, Фариз Фарзалиев, Орхан Афганлы, Джошгун Аббасов, Наджмеддин Керимов, Фарзали Джахангиров, Намиг Фархадов, Эльмир Багиров, Дурсун Алили, Эльнур Гаджиев, Рамин Исаев, Таир Махмудов, Немет Магеррамов, Эльшан Гулиев, Ага Шахпеленгов, Ибрагим Ибадлы, Телет Ханкишизаде, Нурлан Джабраилзаде, Бахлул Мамеагазаде, Илькин Джульмалиев, Вюсал Ибрагимов, Сафарали Набиев, Керим Ясерли, Шахрияр Агаев.

Представители потерпевших: Адалет Гаджиев, Теймур Мамедов, Джемиль Гасанов

Правопреемник потерпевшего: Рагиб Аббасов

Родившемуся в 1989 году, уроженцу города Баку, военнослужащему Султану Зейдуллаеву были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных статьями:

• 134 (угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью),
• 150.2.1 (насильственные действия сексуального характера, совершенные группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой),
• 150.2.4 (насильственные действия сексуального характера, совершенные с особой жестокостью по отношению к потерпевшему или к другим лицам),
• 150.2.5 (насильственные действия сексуального характера, совершенные неоднократно),
• 151 (понуждение к действиям сексуального характера),
• 274 (измена государству),
• 329.3 (сопротивление начальнику или принуждение его к нарушению служебных обязанностей, совершенное в военное время или в боевой обстановке)
• 330.3 (насильственные действия в отношении начальника, совершенные в военное время или в боевой обстановке),
• 331.2 (Оскорбление начальником подчиненного, а равно подчиненным начальника во время исполнения или в связи с исполнением обязанностей военной службы),
• 331.3 (нанесение побоев или истязания начальником подчиненного во время исполнения или в связи с исполнением обязанностей по военной службе),
• 332.3 (нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, повлекшие тяжкие последствия),
• 338.1 (нарушение правил несения боевого дежурства (боевой службы),
• 338.2 (нарушение правил несения боевого дежурства (боевой службы), причинившее вред интересам безопасности государства или повлекшее иные тяжкие последствия),
• 341.3 (злоупотребление властью, превышение или бездействие власти, совершенные в военное время или в боевой обстановке),
• 349.2.1. (умышленные уничтожение или повреждение военного имущества, совершенные неоднократно),
• 349.2.2 (умышленные уничтожение или повреждение военного имущества, совершенные группой лиц),
• 349.2.3 (умышленные уничтожение или повреждение военного имущества, повлекшие тяжелые последствия),
• 349.2.4 (умышленные уничтожение или повреждение военного имущества, совершенные в военное время или в боевой обстановке) Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики (УК АР).

Родившемуся в 1984 году, уроженцу города Сумгаита, военнослужащему Рауфу Оруджеву были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных статьями 274, 338.1, 338.2, 341.3 УК АР.

Родившемуся в 1994 году, уроженцу Лерикского района, военнослужащему Атабею Рагимову были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных статьями 134, 150.2.1, 150.2.4, 150.2.5, 151, 274, 329.3, 331.2, 331.3, 338.1, 338.2, 341.3 УК АР.

Родившемуся в 1993 году, уроженцу Бейлаганского района, военнослужащему Эмину Адильзаде были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных статьями 274, 331.2, 331.3, 338.1, 338.2, 341.3 УК АР.

Родившемуся в 1995 году, уроженцу Агджабединского района, военнослужащему Мирпаше Мехтиеву были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных статьями 134, 150.2.1, 150.2.4, 151, 228.1, 274, 331.2, 331.3, 338.1, 338.2, 341.3 УК АР.

Родившемуся в 1990 году, уроженцу Нефтчалинского района, военнослужащему Фаигу Ахмедову были предъявлены обвинения, предусмотренные статьями 120.2.1, 120.2.4, 120.2.12, 134, 150.2.1, 150.2.4, 150.2.5, 151, 274, 329.3, 331.2, 331.3, 338.1, 338.2, 341.3, 349.2.1, 349.2.2, 349.2.3, 349.2.4 УК АР.

Родившемуся в 1993 году, уроженцу города Баку, военнослужащему Насифу Алиеву были предъявлены обвинения, предусмотренные статьями 134, 150.2.1, 150.2.4, 150.2.5, 151, 274, 329.3, 349.2.1, 349.2.2, 349.2.3, 349.2.4 УК.

Родившемуся в 1987 году, уроженцу Газахского района, военнослужащему Меджиду Гасымову были предъявлены обвинения, предусмотренные статьями 134, 150.2.1, 150.2.4, 150.2.5, 151, 274, 329.3, 331.2, 331.3, 332.2.1, 332.2.2, 332.2.3, 332.2.4, 332.3, 338.1, 338.2, 341.3, 349.2.1, 349.2.2, 349.2.3, 349.2.4 УК АР.

Родившемуся в 1990 году, уроженцу города Барда, военнослужащему Мушфигу Ахмедли были предъявлены обвинения, предусмотренные статьями 134, 150.2.1, 150.2.4, 150.2.5, 151, 274, 329.3, 331.2, 331.3, 338.1, 338.2, 341.3, 349.2.1, 349.2.2, 349.2.3, 349.2.4 УК АР.

Родившемуся в 1990 году, уроженцу Тертерского района, военнослужащему Ализамину Гулиеву было предъявлено обвинение, предусмотренное статьей 274 УК АР.

Родившемуся в 1998 году, уроженцу Исмаиллинского района, военнослужащему Турану Ибрагимли были предъявлены обвинения, предусмотренные статьями 134, 150.2.1, 150.2.4, 150.2.5, 151, 274, 331.2, 331.3, 332.2.1, 332.2.2, 332.2.3, 332.2.4, 332.3, 338.1, 338.2, 341.3, 349.2.1, 349.2.2, 349.2.3, 349.2.4 УК АР.

Султан Зейдуллаев

Султан Зейдуллаев был задержан в мае 2017 года. Постановлением суда от 3 мая 2017 года в отношении C.Зейдуллаева была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.
По версии следствия, 26 апреля 2013 года, когда Султан Зейдуллаев служил в качестве командира роты воинской части на территории Агдамского района, он, будучи в звании лейтенанта, вступил в тайную связь с членами незаконных вооруженных формирований и спецслужб Республики Армения, привлек к этому сотрудничеству других военных, которые были в его подчинении, а также сдал армянским военным лиц командного состава для того, чтобы противник совершил в отношении их насильственные действия сексуального характера, беспрепятственный вход и выход на боевые посты. С.Зейдуллаев также создал условия для сбора и передачи секретной информации в пользу армянской армии, взяв на себя обязательства стать активным членом преступной группы.
В рамках тайного сотрудничества с сотрудниками Вооруженных Сил и спецслужб Армении в 2013-2017 годах С. Зейдуллаев передал им секретную информацию, составляющую военную тайну. 25 августа 2016 года С.Зейдуллаев избил солдата Гурбана Ахмедова, находящегося у него в подчинении.
В сентябре 2016 года он обманом заманил лейтенанта Атабею Рагимова на территорию, где заранее расположились армянские военные в масках и черной одежде и сдал его трем армянским военным, которые с целью поставить его в зависимое от них положение и принудить к сотрудничеству с ними, по очереди совершили в отношении А.Рагимова насильственные действия сексуального характера (мужеложство). 9 сентября 2016 года С.Зейдуллаев избил солдат Эльчина Намазова и Эльвина Талыбова. В октябре-ноябре 2016 года он избивал солдата Агасифа Сафарова.

4 августа 2017 года в отношении Султана Зейдуллаева была проведена судебно-медицинская экспертиза, которая не обнаружила на его теле каких-либо повреждений. Экспертиза также установила, что на анальном отверстии военного не обнаружено характерных повреждений. Однако эксперт указал, что периодическое сношение посредством заднего прохода может не оставлять характерных повреждений. Таким образом, было сношение или нет, следует установить следствию.
3 ноября 2017 года в отношении С.Зейдуллаева была проведена еще одна судебно-медицинская экспертиза, установившая, что на его половом органе не обнаружено каких-либо повреждений, аномалий, заболеваний, которые мешали бы половому контакту.
23 мая 2018 года в связи с применением к нему пыток была назначена новая судебно-медицинская экспертиза, которая обнаружила отсутствие на нижней челюсти слева 6-го и 7-го зубов, а также дефект верхней части 1-го зуба на верхней челюсти. В связи с отсутствием медицинских документов не удалось установить механизм повреждения, так как прошло определенное количество времени. Экспертиза также не установила, что вышеуказанные повреждения датируются маем 2017 года. Экспертиза не смогла установить характер, происхождение, причину появления, сроки пятен, обнаруженных на грудной клетке, а также на ее верхней и нижней части. Комиссионная экспертиза указала, что нецелесообразно по прошествии времени (с мая 2017 года) брать образцы анализов крови на наличие какого-либо химического вещества.
Судебно-психологическая и судебно-психиатрическая экспертизы от 6 октября 2017 года не обнаружили у С.Зейдуллаева каких-либо психических или психологических заболеваний.

В ходе судебного заседания Султан Зейдуллаев не признал себя виновным в предъявленных обвинениях и показал, что с 26 апреля 2013 года являлся командиром роты, с 26 апреля 2016 года был назначен на должность старшего командира роты, имел звание лейтенанта. 4 мая 2017 года военное командование допросило его о секретной связи с армянскими спецлужбами. Он ответил, что не сотрудничал с ними, однако командование ему не поверило и приказало десяти незнакомым ему сотрудникам разведки с масками на голове допросить его. Эти люди применили к нему пытки, потребовали признаться в секретном сотрудничестве и выдать имена участвующих в этом сотрудничестве. Султан Зейдуллаев, не выдержав пыток, нарочно назвал имена других сотрудников, признался в том, что выдавал секретную информацию армянской стороне, однако он никогда не сотрудничал с ними и не был свидетелем сотрудничества кого-либо из военных Вооруженных Сил Азербайджана.

Рауф Оруджев

Рауф Оруджев был задержан в мае 2017 года. Постановлением суда от 8 мая 2017 года в отношении него была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.
По версии следствия, Р.Оруджев, вступив в преступный сговор с военными Вооруженных Сил и спецслужб Армении, исполнял их поручения, привлекая к сотрудничеству других военных Вооруженных Сил Азербайджана. С 25 апреля 2013 года на территории Агдамского района Р.Оруджев неоднократно совершал насильственные действия сексуального характера в отношении солдат и привлекал их к сотрудничеству с противником.

18 апреля 2017 года в период, когда С.Зейдуллаев был командиром роты, Р.Оруджев сообщил по мобильному телефону о распространении извещений в связи с нарушением правил секретности. С.Зейдуллаев получил поручение об обезвреживании Р.Оруджева. С.Зейдуллаев поставил Р.Оруджева в зависимое положение путем привлечения к преступной деятельности. В рамках сотрудничества с противником Р. Оруджев также передавал армянским военным секретную информацию, составляющую военную тайну. За сотрудничество Рауфу Оруджеву обещали заплатить определенную сумму.

Во время очной ставки 20 мая и 16 августа 2017 года между Р.Оруджевым и С.Зейдуллаевым и во время судебного следствия Р. Оруджев подтвердил, что в апреле 2017 года С.Зейдуллаев, обманув его, завлек на другую территорию, вступил с ним в половую связь и сдал армянским военным.

В заключении судебно-медицинской экспертизы от 7 июня 2017 года указано, что во время медицинского освидетельствования на теле Р.Оруджева не обнаружено никаких повреждений. Однако экспертиза установила повреждения в анальном отверстии Р. Оруджева, характерные при половом сношении с мужчиной. Время повреждений установить не удалось. Результаты комиссионной судебно-медицинской экспертизы от 23 июня 2017 года еще раз подтвердили наличие характерных повреждений на анальном отверстии Р.Оруджева.
Судебно-психологическая и судебно-психиатрическая экспертизы от 6 октября 2017 года установили, что у Р.Оруджева нет каких-либо психических и психологических заболеваний.

В ходе судебного заседания Рауф Оруджев признал себя виновным в предъявленных обвинениях и показал, что ранее данные им показания о пытках не соответствуют действительности. Показания о пытках и насильственных действиях он дал под влиянием показаний С.Зейдуллаева, А.Рагимова, Э.Адильзаде, Ф.Ахмедова, Н.Алиева и М.Ахмедли. Во время следствия никто не применял к нему пытки и другие насильственные действия.

Атабей Рагимов

Атабей Рагимов был задержан в мае 2017 года. Постановлением суда от 15 мая 2017 года в отношении него была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.
По версии следствия, А.Рагимов нанес большой ущерб здоровью потерпевших, применив к ним насилие, использовал их беспомощное состояние, совершил насильственные действия сексуального характера (мужеложство), принудил потерпевших к совершению мужеложства и других действий сексуального характера. А.Рагимов, будучи гражданином Азербайджанской Республики, умышленно перешел на сторону Вооруженных Сил Армении, передал армянским военным информацию, составляющую военную тайну, тем самым нанес ущерб суверенитету, территориальной неприкосновенности, государственной безопасности и обороноспособности Азербайджана.
Во время проведения очной ставки между обвиняемым Мирпашой Мехтиевым и Атабеем Рагимовым 26 августа 2017 года М. Мехтиев подтвердил то, что А. Рагимов сдал его армянским военным.
Во время проведения очной ставки между обвиняемым Султаном Зейдуллаевым и Атабеем Рагимовым 20 мая 2017 года оба обвиняемых изобличили друг друга.
В результате проведения судебно-медицинской экспертизы 12 мая 2017 года было установлено, что повреждения на анальном отверстии А.Рагимова характерны для повреждений, нанесенных внедрением мужского полового органа. Этот же факт подтвердила судебно-медицинская экспертиза от 23 июня 2017 года.
Комиссионная судебно-медицинская экспертиза от 23 мая 2018 года показала, что на верхней левой части локтя обнаружено одно пигментное пятно, характер, происхождение, причина возникновения и время нанесения не установлены, поэтому эксперт не смог выразить свое мнение по этому поводу.
Судебно-психиатрическая экспертиза от 23 сентября 2017 года не обнаружила у А.Рагимова каких-либо психических заболеваний.
Судебно-психологическая экспертиза от 11 октября 2017 года не обнаружила у А.Рагимова каких-либо психологических проблем.

Дополнительная судебно-медицинская экспертиза от 20 октября 2017 года не обнаружила заболевания вируса иммунодефицита, а также установила, что половой орган А.Рагимова не имеет каких-либо патологий и аномалий.

В ходе судебного следствия Атабей Рагимов не признал себя виновным в предъявленных обвинениях и показал, что со 2 июля 2016 года был назначен на должность командира бригады. В связи с тем, что подвергся физическому насилию, пыткам, дал в ходе следствия признательные показания, которые не соответствуют действительности.

Эмин Адильзаде

Эмин Адильзаде был задержан в мае 2017 года. Постановлением суда от 3 мая 2017 года в отношении него была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.
По версии следствия, Э.Адильзаде, будучи гражданином Азербайджанской Республики, в ущерб суверенитету, территориальной целостности, государственной безопасности и обороноспособности Азербайджана, умышленно перешел на сторону Вооруженных Сил Армении. Он передал армянским военным информацию, составляющую военную тайну, своей вражеской деятельностью совершил измену государству, а также оскорблял, избивал и применял пытки к своим подчиненным, тем самым превысив пределы служебных полномочий.
На допросе 5 июня и 26 октября 2017 года Э.Адильзаде подтвердил показания, данные им в ходе предварительного следствия.
Во время очной ставки 20 мая 2017 года между Фаигом Ахмедовым и Эмином Адильзаде оба обвиняемых дали показания, изобличающие друг друга.
Судебно-медицинская экспертиза в отношении Э.Адильзаде от 3 мая 2017 года установила, что у него на теле не обнаружено каких-либо телесных повреждений. В результате обследования анального отверстия Э.Адильзаде были обнаружены признаки, характерные при введении мужского полового органа.
Судебно-медицинская экспертиза в отношении Э.Адильзаде от 23 мая 2018 года установила, что на его теле обнаружены пигментные пятна, однако происхождение, характер, причиину и время возникновения установить не удалось.

Судебно-психологическая и судебно-психиатрическая экспертизы от 6 октября 2017 года установили, что у Э.Адильзаде нет каких-либо психических и психологических заболеваний.

В ходе судебного заседания Эмин Адильзаде частично признал себя виновным в совершении деяний, предусмотренных статьями 331.2, 331.3, 338.1, 338.2 и 341.3 УК АР, и показал, что, находясь в Тертерском районе, дал ложные показания под пытками.
Он показал, что не знает причину, по которой Ф.Ахмедов дал показания против него. Эмин Адильзаде в ходе суда сказал, что не сдавал Ф.Ахмедова армянским военным, а те в свою очередь не совершали в отношении него насильственных действий сексуального характера.

Фаиг Ахмедов

Фаиг Ахмедов был задержан в мае 2017 года. Постановлением суда от 3 мая 2017 года в отношении Ф.Ахмедова была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.
По версии следствия, Ф.Ахмедов для уничтожения азербайджанских военных вошел в преступный сговор с армянскими военнослужащими, передавал им информацию, составляющую военную тайну. Ф.Ахмедов также нанес ущерб здоровью потерпевших, используя их беспомощное состояние. Он, будучи гражданином Азербайджанской Республики, в ущерб суверенитету, территориальной целостности, государственной безопасности и обороноспособности Азербайджана, умышленно перешел на сторону Вооруженных Сил Армении.

Судебно-медицинская экспертиза в отношении Ф.Ахмедова от 3 мая 2017 года установила, что на его теле не обнаружено каких-либо телесных повреждений. Однако на анальном отверстии Ф.Ахмедова были обнаружены повреждения, характерные при проникновении мужского полового органа.
Комиссионная судебно-медицинская экспертиза от 23 мая 2018 года установила на его теле пигментные пятна и шрамы на правом бедре, однако их происхождение, причину и время возникновения по прошествии времени установить не удалось.
Судебно-психологическая и судебно-психиатрическая экспертизы от 6 октября 2017 году не установили у Ф.Ахмедова каких-либо психических и психологических заболеваний.
В ходе судебного заседания Фаиг Ахмедов не признал себя виновным в предъявленных обвинениях и показал, что с 23 апреля 2013 года в Агдамском районе в звании лейтенанта был назначен на должность командира бригады. 1 мая 2017 года командование расспросило Ф.Ахмедова о сотрудничестве с армянскими спецслужбами, однако он ответил, что такого не происходило. Командование ему не поверило. Тогда несколько незнакомых сотрудников разведки в черных масках применили к нему силу, пытали и требовали признать сотрудничество и выдать имена других военных. Не выдержав пыток, он был вынужден дать показания, которые от него требовали. Однако Фаиг Ахмедов показал, что никогда не сотрудничал с армянскими спецслужбами и не был свидетелем сотрудничества других азербайджанских военных.

Насиф Алиев

Насиф Алиев был задержан в мае 2017 года. Постановлением суда от 8 мая 2017 года в отношении Н.Алиева была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

По версии следствия, Насиф Алиев для уничтожения азербайджанских военных вошел в преступный сговор с армянскими военнослужащими, передавал им информацию, составляющую военную тайну. Он, будучи гражданином Азербайджанской Республики, в ущерб суверенитету, территориальной целостности, государственной безопасности и обороноспособности Азербайджана, умышленно перешел на сторону Вооруженных Сил Армении. Н.Алиев также нанес ущерб здоровью потерпевших, используя их беспомощное состояние, совершив в отношении них мужеложство и другие насильственные действия сексуального характера, оскорблял, избивал и применял пытки к подчиненным.

Судебно-медицинская экспертиза в отношении Н.Алиева от 3 мая 2017 года установила, что на его теле не обнаружено каких-либо повреждений. Экспертиза установила, что на анальном отверстии Н.Алиева были обнаружены повреждения, характерные при проникновении мужского полового органа. Комиссионная судебно-медицинская экспертиза от 23 мая 2018 года также подтвердила данный факт, а также установила наличие пигментных пятен на грудной клетке, однако их происхождение, причину и время возникновения установить не удалось.
Судебно-психиатрическая экспертиза от 21 сентября 2017 года в отношении Н.Алиева не установила каких-либо психических заболеваний.
Судебно-психологическая экспертиза от 13 ноября 2017 года также не установила каких-либо психологических заболеваний.

В ходе судебного заседания Насиф Алиев не признал себя виновным в предъявленных преступлениях и показал, что с Фаигом Ахмедовым, Меджидом Гасымовым, Эльханом Агазаде, Мехманом Гусейновым, Мушфигом Ахмедли, Тураном Ибрагимлии и другими знаком по службе. Он показал, что не был свидетелем сотрудничества с армянскими спецслужбами кого-либо из военнослужащих.

Меджид Гасымов

Меджид Гасымов был задержан в мае 2017 года. Постановлением суда от 8 мая 2017 года в отношении М. Гасымова была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

По версии следствия, Меджид Гасымов для уничтожения азербайджанских военных вошел в преступный сговор с армянскими военнослужащими, передавал им информацию, составляющую военную тайну. Он, будучи гражданином Азербайджанской Республики, в ущерб суверенитету, территориальной целостности, государственной безопасности и обороноспособности Азербайджана, умышленно перешел на сторону Вооруженных Сил Армении. М.Гасымов также нанес ущерб здоровью потерпевших, используя их беспомощное состояние, совершив в отношении них мужеложство и другие насильственные действия сексуального характера.

Судебно-медицинская экспертиза в отношении М.Гасымова от 3 мая 2017 года установила, что на его анальном отверстии имеются повреждения, характерные при проникновении мужского полового органа. Комиссионная судебно-медицинская экспертиза 23 мая 2017 года подтвердила данный факт.
В ходе судебного заседания Меджид Гасымов не признал себя виновным в предъявленных обвинениях. Однако далее в ходе суда он признал свою вину, раскаялся в содеянном и подтвердил показания, данные на предварительном следствии.

Мушфиг Ахмедли

Мушфиг Ахмедли был задержан в мае 2017 года. Постановлением суда от 18 мая 2017 года в отношении М. Ахмедли была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.
По версии следствия, Мушфиг Ахмедли для уничтожения азербайджанских военных вошел в преступный сговор с армянскими военнослужащими, передавал им информацию, составляющую военную тайну. Он, будучи гражданином Азербайджанской Республики, в ущерб суверенитету, территориальной целостности, государственной безопасности и обороноспособности Азербайджана, умышленно перешел на сторону Вооруженных Сил Армении. М.Гасымов также нанес ущерб здоровью потерпевших, используя их беспомощное состояние, совершив в отношении них мужеложство и другие насильственные действия сексуального характера.

Судебно-медицинская экспертиза в отношении М.Ахмедли от 3 мая 2017 года установила, что на его анальном отверстии имеются повреждения, характерные при проникновении мужского полового органа, однако время нанесения повреждений не было установлено. По словам М.Ахмедли, армянские военнослужащие нанесли ему данные повреждения в апреле 2017 года. Комиссионная судебно-медицинская экспертиза 23 мая 2017 года подтвердила данный факт.
В ходе судебного заседания Мушвиг Ахмедли не признал себя виновным в предъявленных обвинениях, однако далее в суде полностью признал свою вину, раскаялся в содеянном и подтвердил показания, данные им на предварительном следствии.

Ализамин Гулиев

Ализамин Гулиев был задержан в мае 2017 года. Постановлением суда от 8 мая 2017 года в отношении Гулиева была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

По версии следствия, Ализамин Гулиев для уничтожения азербайджанских военных вошел в преступный сговор с армянскими военнослужащими, передавал им информацию, составляющую военную тайну. Он, будучи гражданином Азербайджанской Республики, в ущерб суверенитету, территориальной целостности, государственной безопасности и обороноспособности Азербайджана, умышленно перешел на сторону Вооруженных Сил Армении.

Судебно-медицинская экспертиза от 3 мая 2017 года установила, что на теле Гулиева нет каких-либо телесных повреждений. Экспертиза также установила, что на его анальном отверстии имеются повреждения, характерные при проникновения мужского полового органа, однако время нанесения повреждений не установлено.
Комиссионная судебно-медицинская экспертиза от 18 августа 2017 года и дополнительная судебно-медицинская экспертиза от 23 мая 2018 года не установили каких-либо повреждений на теле А.Гулиева, а также на анальном отверстии.
Судебно-психиатрическая экспертиза от 20 сентября 2017 года не обнаружила у А.Гулиева каких-либо психических заболеваний.
Судебно-психологическая экспертиза от 20 октября 2017 года не обнаружила у А.Гулиева каких-либо психологических проблем.

Хотя вначале судебного заседания Ализамин Гулиев не признал себя виновным в обвинении по статье 274 УК АР, далее в ходе суда он признал свою вину, раскаялся в содеянном и подтвердил показания, данные им на предварительном следствии.

Туран Ибрагимли

Туран Ибрагимли был задержан в мае 2017 года. 7 мая 2017 мая суд избрал в отношении Т.Ибрагимли меру пресечения в виде заключения под стражу сроком на 4 месяца.
По версии следствия, Туран Ибрагимли для уничтожения азербайджанских военных вошел в преступный сговор с армянскими военнослужащими, передавал им информацию, составляющую военную тайну. Он, будучи гражданином Азербайджанской Республики, в ущерб суверенитету, территориальной целостности, государственной безопасности и обороноспособности Азербайджана, умышленно перешел на сторону Вооруженных Сил Армении. Т.Ибрагимли также нанес ущерб здоровью потерпевших, используя их беспомощное состояние, совершив в отношении них мужеложство и другие насильственные действия сексуального характера, оскорблял, избивал и применял пытки к подчиненным.

Судебно-медицинская экспертиза от 3 мая 2017 года установила, что на теле Т.Ибрагимли нет каких-либо телесных повреждений. Экспертиза также установила, что на его анальном отверстии имеются повреждения, характерные при проникновении мужского полового органа, однако время нанесения повреждений не установлено.
Комиссионная судебно-медицинская экспертиза от 23 мая 2018 года также не установила каких-либо телесных повреждений, происхождение, время и причина нанесения пигментного пятна на ноге, обнаруженное в ходе проведения экспертизы, по прошествии времени установить не удалось. В ходе данной экспертизы также было установлено, что повреждения на анальном отверстии происходили не от внедрения стеклянной бутылки, а от внедрения мужского полового органа.

Судебно-психологическая и судебно-психиатрическая экспертизы от 10 октября 2017 году не установили у Т.Ибрагимли каких-либо психических и психологических заболеваний.

В ходе суда Туран Ибрагимли не признал себя виновным в предъявленных обвинениях, однако далее он полностью признал себя виновным, раскаялся в содеянном и подтвердил показания, данные им на предварительном следствии.

Мирпаша Мехтиев

Мирпаша Мехтиев был задержан в мае2017 года. 16 мая 2017 года постановлением суда в отношении Мехтиева была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу сроком на 4 месяца.

По версии следствия, Мирпаша Мехтиев для уничтожения азербайджанских военных вошел в преступный сговор с армянскими военнослужащими, передавал им информацию, составляющую военную тайну. Он, будучи гражданином Азербайджанской Республики, в ущерб суверенитету, территориальной целостности, государственной безопасности и обороноспособности Азербайджана, умышленно перешел на сторону Вооруженных Сил Армении. М.Мехтиев также нанес ущерб здоровью потерпевших, используя их беспомощное состояние, совершив в отношении них мужеложство и другие насильственные действия сексуального характера, оскорблял, избивал и применял пытки к подчиненным.

Судебно-медицинская экспертиза от 12 мая 2017 года установила, что на теле М.Мехтиева нет никаких повреждений. Экспертиза также установила, что на его анальном отверстии имеются повреждения, характерные при проникновении мужского полового органа. Комиссионная судебно-медицинская экспертиза от 23 мая 2018 года также не установила каких-либо телесных повреждений.
Судебно-психиатрическая экспертиза от 2 октября 2017 года не обнаружила у М.Мехтиева каких-либо психических заболеваний.
Судебно-психологическая экспертиза от 16 октября 2017 года установила определенные психологические признаки, характерные для М.Мехтиева: адаптивность, пластичность, общительность, неуважение к себе.

В ходе суда М.Мехтиев не признал себя виновным в предъявленных обвинениях, однако далее он полностью признал себя виновным, раскаялся в содеянном и подтвердил показания, данные им на предварительном следствии.

Суд, рассмотрев уголовное дело в закрытом режиме, вынес приговор:

• Султан Зейдуллаев был признан виновным в предъявленных обвинениях и приговорен к 20 годам лишения свободы. Согласно приговору, первые 5 лет заключения С. Зейдуллаев должен провести в Гобустанской закрытой тюрьме, остальную часть заключения – в учреждении по отбыванию наказания строгого режима;
• Рауф Оруджев был признан виновным в предъявленных обвинениях и приговорен к 7 годам лишения свободы. Согласно приговору, срок заключения он должен отбывать в учреждении по отбыванию наказания строгого режима;
• Атабей Рагимов был признан виновным в предъявленных обвинениях и приговорен к 20 годам лишения свободы. Согласно приговору, первые 5 лет заключения А.Рагимов должен провести в Гобустанской закрытой тюрьме, остальную часть заключения – в учреждении по отбыванию наказания строгого режима;
• Эмин Адильзаде был признан виновным в предъявленных обвинениях и приговорен к 16 годам лишения свободы. Согласно приговору, срок заключения он должен отбывать в учреждении по отбыванию наказания строгого режима;
• Фаиг Ахмедов был признан виновным в предъявленных обвинениях и приговорен к 20 годам лишения свободы. Согласно приговору, первые 5 лет заключения Ф.Ахмедов должен провести в Гобустанской закрытой тюрьме, остальную часть заключения – в учреждении по отбыванию наказания строгого режима;
• Насиф Алиев был признан виновным в предъявленных обвинениях и приговорен к 20 годам лишения свободы. Согласно приговору, первые 5 лет заключения Н.Алиев должен провести в Гобустанской закрытой тюрьме, остальную часть заключения – в учреждении по отбыванию наказания строгого режима;
• Меджид Гасымов был признан виновным в предъявленных обвинениях и приговорен к 10 годам лишения свободы. Согласно приговору, срок заключения он должен отбывать в учреждении по отбыванию наказания строгого режима;
• Мушфиг Ахмедли был признан виновным в предъявленных обвинениях и приговорен к 16 годам лишения свободы. Согласно приговору, срок заключения он должен отбывать в учреждении по отбыванию наказания строгого режима;
• Ализамин Гулиев был признан виновным в предъявленных обвинениях и приговорен к 7 годам лишения свободы. Согласно приговору, срок заключения он должен отбывать в учреждении по отбыванию наказания строгого режима;
• Туран Ибрагимли был признан виновным в предъявленных обвинениях и приговорен к 9 годам лишения свободы. Согласно приговору, срок заключения он должен отбывать в учреждении по отбыванию наказания строгого режима;
• Мирпаша Мехтиев был признан виновным в предъявленных обвинениях и приговорен к 8 годам лишения свободы. Согласно приговору, срок заключения он должен отбывать в учреждении по отбыванию наказания строгого режима.

Комментарий юриста-эксперта

Судебный приговор является незаконным и необоснованным. В статье 9 Уголовно-процессуального Кодекса Азербайджанской Республики (УПК АР) перечислены задачи уголовного производства:

• определение правил, составляющих основу осуществления уголовного преследования;
• обеспечение защиты человека и гражданина от случаев незаконного ограничения его прав и свобод;
• установление законности и обоснованности каждого уголовного преследования.

Органы, осуществляющие уголовный процесс, обязаны обеспечивать соблюдение закрепленных Конституцией прав и свобод человека и гражданина для всех лиц, принимающих участие в уголовном процессе (статья 12.1 УПК АР).

Статья 13.1. УПК АР обязывает государственные органы соблюдать принцип уважения к чести и достоинству человека. Запрещается принятие постановлений или допущение действий, которые задевают честь и достоинство человека, унижают или оскорбляют его, либо могут поставить под угрозу жизнь и здоровье лиц, принимающих участие в уголовном процессе.
Согласно статье 13.2. УПК АР, в ходе уголовного процесса никто не может быть:
• подвергнут обращению и наказанию, унижающим человеческое достоинство;
• содержаться в условиях, унижающих человеческое достоинство;
• понужден к участию в производстве процессуальных действий, унижающих достоинство.
Обвиняемые неоднократно заявляли о применении со стороны следственного органа пыток и бесчеловечного обращения. Во всех случаях без исключения суд отнесся к показаниям обвиняемых скептически и счел показания, данные в суде, носящими характер защиты. Суд не проявил внимания к этим показаниям и сослался только на результаты экспертизы, которая была проведена спустя год после окончания предварительного следствия. На тот момент следы от побоев уже исчезли. Обвиняемые принуждались пытками к даче показаний против себя.

Согласно статье 66 Конституции Азербайджанской Республики, никто не может быть принужден к даче показаний против себя самого, своего супруга, детей, родителей, брата, сестры. Полный перечень родственников, дача показаний против которых необязательна, определяется законом.
Международные правовые договоры запрещают применение пыток и бесчеловечное обращение. Так, в соответствии со статьей 3 Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод, никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию.
Международный Пакт о Гражданских и Политических Правах гласит: «Никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению или наказанию».
Статья 5 Всеобщей Декларации о правах человека: «Никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению и наказанию».
Как видно из диспозиций указанных статей, ни в одной из них нет никаких исключений. В соответствии с прецедентами Европейского Суда по правам человека (ЕСПЧ) пытки, плохое и бесчеловечное обращение запрещено даже при борьбе с терроризмом, мафией и во время войны.
«Статья 3 (…) охраняет одну из основных ценностей демократического общества. Даже в наиболее сложных обстоятельствах, таких как борьба против терроризма и организованной преступности, Конвенция категорически запрещает пытки или бесчеловечное, или унижающее достоинство обращение или наказание. В отличие от большинства статей Конвенции и Протоколов № 1 и 4 в статье 3 не предусмотрены никакие исключения, и в соответствии со статьей 15 п. 2 не может быть отступлений от статьи 3 даже в случае чрезвычайного положения, угрожающего существованию нации» (решение Европейского Суда по правам человека по делу Аксой против Турции от 18 декабря 1996 года https://www.dipublico.org/1563/case-of-aksoy-v-turkey-application-no-2198793-european-court-of-human-rights/ )
Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций обращения с заключенными (известные как «Правила Манделы», названные в честь президента ЮАР Нельсона Манделы) были приняты Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций 17 декабря 2015 года. Согласно Правилу 1, все заключенные должны пользоваться уважительным отношением вследствие присущего им достоинства и их ценности как человеческой личности. Ни один заключенный не должен подвергаться пыткам и другим жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения или наказания, все заключенные должны быть защищены от них, и никакие обстоятельства не могут служить оправданием для них. Должна постоянно обеспечиваться охрана и безопасность заключенных, персонала, лиц, предоставляющих услуги, и посетителей.
В решении Европейского Суда по правам человека по делу Сельджук и Аскер против Турции от 24 апреля 1998 года указано: «Суд напоминает, что для того чтобы плохое обращение представляло собой нарушение статьи 3, оно должно достигнуть минимального уровня жестокости. Оценка этого минимального уровня по своей сути относительна; она зависит от всех обстоятельств дела, в частности от его продолжительности, его воздействия на физическое или психическое состояние и в некоторых случаях от пола, возраста и состояния здоровья жертвы такого обращения».

В решении Комитета ООН по правам человека по делу Прашантой Кумаром Пандеем против Непала от 30 октября 2018 года указано: «Комитет вновь заявляет, что лица, лишенные свободы, не могут подвергаться каким-либо лишениям или тяготам, помимо тех, которые являются результатом лишения свободы, и что обращение с ними должно быть гуманным и обеспечивающим уважение их достоинства». file:///C:/Users/User/Downloads/G1835144.pdf

Комментируемый приговор не содержит каких-либо законных оснований. Кроме того, сроки наказаний, на которые были приговорены обвиняемые, в приговоре не обоснованы.
Доказательная база является недостаточной для вынесения обвинительного приговора. Все свидетели и потерпевшие – военнослужащие Вооруженных Сил Азербайджана.
Эксперты, которые давали заключения по экспертизам, являются сотрудниками Центра Судебных Экспертиз. Центр находится в подчинении Министерства Юстиции Азербайджанской Республики.
Известно, что в Азербайджане судебная система не отделена от исполнительной и зависит от нее.
Кроме того, согласно закону, результаты экспертизы для суда не являются достаточным доказательством. Они должны подкрепляться другими неопровержимыми доказательствами и рассматриваться в совокупности со всеми.
В приговоре отсутствовала мотивированность. Все сомнения, возникшие в ходе процесса, не были расценены судом в пользу обвиняемых. Суд выступал в роли обвинителя.
Комментируемый приговор вынесен без соблюдения правовых норм национального и международного права, а потому является незаконным и необоснованным.

Older Posts »

Суд над 4 фигурантами по так называемому «Тертерскому делу»

Суд над 4 фигурантами по так называемому «Тертерскому делу»

Одно из самых засекреченных и кровавых преступлений алиевского режима

Вагиф Алиев Нусрат Гурбанов

Анализ правонарушений на очередном судебном процессе по «Тертерскому делу»

 Гянджинский военный суд

Дело № 1-1(095)-115/2018

8 октября 2018 года

Председательствующий: Вугар Мамедов

Судьи: Видади Насиров, Салман Гусейнов

Обвиняемые: Вагиф Алиев, Нусрат Гурбанов, Сулейман Гаджиев, Сеймур Гасанов

Защитники: Тунзаля Велиева, Джафар Гаджиев, Рамиз Абдуллаев, Халида Исаева

Государственный обвинитель: прокурор Отдела по защите государственного обвинения Военной Прокуратуры Азербайджанской Республики Джавид Джумшудов

Потерпевшие: Эльхан Нифталиев, Мурад Мамедзаде, Агасамид Мурадов, Адиль Насиров, Ровшан Агаев, Паша Ордуханов, Мушфиг Эйвазов, Фарид Джабраиллы

Родившемуся в 1997 году, уроженцу Агджабединского района, военнослужащему Вооруженных Сил Азербайджана, Сулейману Гаджиеву были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных статьями:
• 134 (угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью),
• 150.1. (насильственные действия сексуального характера),
• 150.2.4. (насильственные действия сексуального характера, совершенные с особой жестокостью по отношению к потерпевшему или к другим лицам),
• 274 (измена государству),
• 338.1 (нарушение правил несения боевого дежурства),
• 338.2 (нарушение правил несения боевого дежурства, причинившее вред интересам безопасности государства или повлекшее иные тяжкие последствия) Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики.

Родившемуся в 1997 году, уроженцу Бардинского района, военнослужащему Вооруженных Сил Азербайджана Сеймуру Гасанову были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных статьями:
• 134 (угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью),
• 29, 150.1 (покушение на насильственные действия сексуального характера),
• 150.2.1 (насильственные действия сексуального характера, совершенные группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой),
• 150.2.4 (насильственные действия сексуального характера, совершенные с особой жестокостью по отношению к потерпевшему или к другим лицам),
• 150.2.5 (насильственные действия сексуального характера, совершенные неоднократно),
• 182.2.1 (вымогательство, совершенное группой лиц по предварительному сговору),
• 182.2.2 (вымогательство, совершенное неоднократно),
• 228.2.1 (незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов (кроме гладкоствольного охотничьего оружия и боеприпасов к нему), взрывчатых веществ или взрывных устройств, совершенные группой лиц по предварительному сговору),
• 274 (измена государству),
• 332.2.1 (нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, совершенное неоднократно),
• 332.2.2. (нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, совершенное в отношении двух или более лиц),
• 332.2.3. (нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой),
• 332.2.4. (нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, совершенное с применением оружия),
• 332.3 (нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, повлекшие тяжкие последствия),
• 333.6 (самовольное оставление воинской части или места службы, совершенное в военное время или в боевой обстановке),
 338.1 (нарушение правил несения боевого дежурства),
 338.2 (нарушение правил несения боевого дежурства, причинившее вред интересам безопасности государства или повлекшее иные тяжкие последствия),
• 32.5,341.3 (пособничество в злоупотреблении начальника или должностного лица властью или служебным положением, совершенные в военное время или в боевой обстановке) Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики.

Родившемуся в 1997 году, уроженцу города Баку, военнослужащему Вооруженных Сил Азербайджана Вагифу Алиеву были предъявлены обвинения, предусмотренные статьями 150.2.1 (насильственные действия сексуального характера, совершенные группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой), 150.2.4, 150.2.5, 182.2.1, 182.2.2, 182.2.3 (вымогательство, совершенное неоднократно), 274, 332.2.1, 332.2.3, 332.2.4, 332.3, 338.2, 32.5,341.3 Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики.

Родившемуся в 1993 году, уроженцу Агстафинского района, военнослужащему Вооруженных Сил Азербайджана, младшему сержанту Нусрату Гурбанову были предъявлены обвинения, предусмотренные статьями 134, 150.2.1, 150.2.4, 228.2.1, 228.2.2 (незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов (кроме гладкоствольного охотничьего оружия и боеприпасов к нему), взрывчатых веществ или взрывных устройств, совершенные неоднократно), 232.2.2 (хищение либо вымогательство огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств, совершенные неоднократно), 232.2.3 (хищение либо вымогательство огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств, лицом с использованием своего служебного положения), 274, 32.5,338.1 (пособничество в нарушении правил несения боевого дежурства), 338.2, 341.3 Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики (УК АР).

Сулейман Гаджиев

Сулейман Гаджиев был задержан 10 июня 2017 года, постановлением суда в отношении него была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. По версии следствия, в мае 2017 года представители Вооруженных Сил и спецслужб Армении при помощи военнослужащих Вооруженных Сил Азербайджана Сулеймана Гаджиева и Вагифа Алиева совершили насильственные действия сексуального характера в отношении младшего сержанта Нусрата Гурбанова. Эти действия были сняты на видеокамеру. При помощи этих видеозаписей и шантажа распространить их в социальных сетях указанные три азербайджанских военнослужащих были привлечены к секретному сотрудничеству с армянской стороной. Кроме того, в обвинительном акте говорится о том, что Сулейман Гаджиев передавал армянской стороне сведения, составляющие военную тайну.

10 июня 2017 года в отношении Сулеймана Гаджиева была проведена судебно-медицинская экспертиза, в результате которой следов телесных повреждений обнаружено не было. В ходе экспертизы было установлено, что на анальном отверстии С.Гаджиева имеются характерные повреждения, свидетельствующие о сексуальном насилии. 25 июня 2017 года в результате проведения второй судебно-медицинской экспертизы было установлено, что С.Гаджиев не страдает какой-либо венерической болезнью и вирусом иммунодефицита.

12 июня 2017 года в ходе предварительного следствия Сулейман Гаджиев дал признательные показания. Однако в ходе судебного следствия он не признал себя виновным по статьям 134, 150.2.1, 150.2.4, 274, 332.3, 338.2 УК АР, и показал, что признает себя виновным по статье 338.1.(нарушение правил несения боевого дежурства) УК АР, так как заснул на посту наблюдения, а лейтенант Гусейн Акперли в 3 часа ночи нашел его на посту спящим. Ответив на вопросы сторон обвинения и защиты на судебном заседании, Сулейман Гаджиев сказал, что в период прохождения службы у него не было никаких контактов с противной стороной, он не сдавал армянским военным солдата Сеймура Гасанова. Сулейман Гаджиев показал на суде, что был подвергнут пыткам со стороны сотрудников следственного органа и признательные показания от 12 июня 2017 года был вынужден дать под пытками.

Сеймур Гасанов

Сеймур Гасанов был задержан 10 июня 2017 года. Постановлением суда в отношении него была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. По версии следствия, Сеймур Гасанов с середины апреля до середины мая 2017 года, войдя в преступный сговор с сотрудниками спецслужб Армении, совершил в отношении военнослужащих Вооруженных Сил Азербайджана насильственные действия сексуального характера, передал армянской стороне сведения, являющиеся военной тайной, тем самым нанеся ущерб территориальной целостности и суверенитету Азербайджанской Республики.
По версии следствия, военнослужащий Сулейман Гаджиев сопроводил Сеймура Гасанова до туалета, где приставил к нему оружие. В этот момент к нему подошли трое мужчин в черной одежде – военнослужащие армянской армии, личности которых следствие не установило, они увели его с завязанными глазами на нейтральную территорию. Там Сеймур Гасанов увидел около 10 военнослужащих Вооруженных Сил Армении, один из которых совершил насильственные действия сексуального характера в отношении С.Гасанова. Факт насилия был заснят на видео. Ему угрожали распространением этого видео в социальных сетях, после чего он согласился на сотрудничество со спецслужбами Армении. Сеймуру Гасанову поручили привлечь к сотрудничеству других солдат Вооруженных Сил Азербайджана. Ему это удалось. К сотрудничеству со спецслужбами Армении таким же способом был привлечен солдат Вагиф Алиев.

10 июня 2017 года в отношении Сеймура Гасанова была проведена судебно-медицинская экспертиза, в результате которой было установлено, что на теле Гасанова не обнаружено никаких телесных повреждений. В ходе экспертизы также было установлено, что на анальном отверстии С.Гасанова обнаружены характерные повреждения, свидетельствующие о сексуальном насилии

В результате второй судебно-медицинской экспертизы от 20 июля 2017 года у Гасанова не были обнаружены какие-либо кожно-венерические заболевания, а также вирус иммунодефицита.

В ходе судебного заседания Сеймур Гасанов не признал себя виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьями 134, 29,150.1, 150.2.1, 150.2.4, 150.2.5, 182.2.1, 182.2.2, 182.2.3, 228.2.1, 274, 332.2.1, 332.2.2, 332.2.3, 332.2.4, 332.3, 333.6, 338.2, 32.5,341.3 УК АР. С.Гасанов признал себя виновным только в совершении деяния, предусмотренного статьей 338.1. УК АР . Он показал, что в апреле 2017 года заснул на посту, его разбудили бешенные собаки, которых он вынужден был убить своим оружием. Остальные обвинения он не признал.
В ходе судебного допроса Сеймур Гасанов показал, что во время предварительного следствия подвергся насильственным действиям со стороны сотрудников следственного органа, он был сильно избит, после чего 12 июня 2017 года дал признательные показания.

Вагиф Алиев

Вагиф Алиев был задержан 7 июня 2017 года. Постановлением суда в отношении него была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. По версии следствия, В.Алиев с середины апреля до середины мая 2017 года вошел в преступный сговор с сотрудниками спецслужб и военнослужащими Вооруженных Сил Армении. Он взял на себя обязательства по привлечению к сотрудничеству других солдат. В.Алиев также передавал спецслужбам Армении сведения, составляющие военную тайну, тем самым нанося вред территориальной целостности и суверенитету Азербайджанской Республики.

В мае 2017 года командир направил Вагифа Алиева вместе с Сеймуром Гасановым на боевой пост для уборки травы. С.Гасанов, который уже начал сотрудничать со спецслужбами Армении, сдал В.Алиева противной стороне. С.Гасанов обманом завлек В.Алиева на нейтральную сторону, затем он потребовал у В. Алиева сдать ему оружие, на что В. Алиев не согласился. С.Гасанов силой отобрал у В.Алиева оружие и заставил его идти дальше. На нейтральной территории Сеймур Гасанов наставил оружие на Вагифа Алиева и сказал, что в случае несогласия сотрудничать со спецслужбами Армении, он убьет его и всех членов его семьи. В. Алиев согласился. С. Гасанов и В. Алиев покинули боевой пост и ушли на территорию, близкую к постам противника. Там С.Гасанов сдал В. Алиева четырем военнослужащим Вооруженных Сил Армении. Для того, чтобы сломать волю В.Алиева, армянские военнослужащие свалили его на землю, наставили на него оружие и угрожали изнасиловать его сестру, а также убить всех членов его семьи. Один из армянских военнослужащих совершил насильственные действия сексуального характера в отношении В. Алиева посредством ротовой полости. Это было снято на видео. В. Алиеву сказали, что, если он не будет сотрудничать с армянскими спецслужбами, то это видео будет распространено в социальных сетях. В. Алиев согласился на сотрудничество и передал армянской стороне сведения, составляющие военную тайну, тем самым нанеся ущерб территориальной целостности и суверенитету Азербайджанской Республики.
10 июня 2017 года в отношении Вагифа Алиева была проведена судебно-медицинская экспертиза, которая установила, что на теле В.Алиева не обнаружено каких-либо повреждений.

Вторая судебно-медицинская экспертиза от 21 июля 2017 года не установила каких-либо патологий мужского полового органа, а также не обнаружила кожно-венерических заболеваний и вируса иммунодефицита.

В ходе судебного заседания Вагиф Алиев не признал себя виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьями 150.2.1, 150.2.4, 150.2.5, 182.2.1, 182.2.2, 182.2.3, 274, 332.2.1, 332.2.2, 332.2.3, 332.2.4, 332.3, 333.6, 338.2, 32.5,341.3 УК АР. Он признал себя виновным в совершении деяния, предусмотренного статьей 338.1 УК АР и показал, что в апреле 2017 года, будучи на боевом посту, заснул, однако в мае 2017 года не совершал тех преступлений, которые ему инкриминируются.
На допросе в ходе судебного следствия В.Алиев показал, что подвергся насильственным действиям со стороны сотрудников следственного органа, к его ногам был применен электрошокер, после этих пыток 9 июня 2017 года он был вынужден дать признательные показания.

Нусрат Гурбанов

Нусрат Гурбанов был задержан 7 июня 2017 года. Постановлением суда в отношении него была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. По версии следствия, Нусрат Гурбанов вошел в преступный сговор с сотрудниками спецслужб и Вооруженных Сил Армении. В мае 2017 года солдаты Сеймур Гасанов и Вагиф Алиев приняли решение передать его противной стороне, чтобы привлечь к сотрудничеству с армянскими спецслужбами. С.Гасанов и В.Алиев, зная о плохом материальном положении Н.Гурбанова, предложили ему за деньги сотрудничество со спецслужбами Армении. Нусрат Гурбанов принял предложение. Он передал армянским военным сведения, составляющие военную тайну, тем самым нанеся вред территориальной целостности и суверенитету Азербайджанской Республики.
Н.Гурбанов стал членом преступной группы. В мае 2017 года Сеймур Гасанов и Вагиф Алиев отвели Н.Гурбанова на нейтральную территорию и сдали его армянским военным. Там четверо военных в черной одежде, личности которых следствием не установлены, приняли Нусрата Гурбанова от С. Гасанова и В. Алиева. Для того, чтобы держать Н.Гурбанова в зависимом положении, один из армянских военных совершил в отношении Н.Гурбанова насильственные действия сексуального характера путем проникновения в анальное отверстие, которые были засняты на пленку. За привлечение Н.Гурбанова к сотрудничеству армянские военные заплатили С.Гасанову 500 долларов.

2 июля 2017 года в отношении Н.Гурбанова была проведена судебно-медицинская экспертиза, в результате которой было установлено, что на его теле не обнаружено каких-либо повреждений. Судебно-медицинская экспертиза от 25 декабря 2017 года установила, что у Н.Гурбанова не обнаружены какие-либо кожно-венерические заболевания и вирус иммунодефицита.

Допрошенный в ходе судебного следствия Нусрат Гурбанов не признал себя виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьями 134, 150.2.1, 150.2.4, 274, 32.5,332.3, 338.1, 338.2, 341 УК АР. Он признал себя виновным в совершении деяний, предусмотренных статьями 228.2.1, 228.2.2, 232.2.2 и 232.2.3 УК АР, и показал, что при обстреле позиций азербайджанской стороны оставил у себя несколько патронов, но не сообщил об этом руководству. В апреле 2017 года вместе с Сеймуром Гасановым положили эти патроны в коробку и закопали в земле. Целью было использовать патроны против армянских военных.
Отвечая на вопросы на судебном следствии, Н.Гурбанов показал, что признательные показания 9 июня 2017 года были получены следственным органом путем применения пыток. Он также показал, что не совершал инкриминируемых ему преступлений.

В ходе суда были допрошены потерпевшие: Ровшан Агаев, Фарид Джабраиллы, Паша Ордуханов, Агасемид Мурадов, Мушфиг Эйвазов, Мурад Мамедзаде, Адиль Насиров, Эльхан Нифталиев; а также свидетели: Халид Велиев, Ахмед Ахмедзаде, Кемаледдин Гасанли, Эльчин Асланзаде, Кямал Алиев, Фазиль Мирзоев, Джалал Шахвердиев, Анар Садыгов, Натиг Исрафилов, Агшин Джафаров, Исмихан Мадатов, Мирсултан Заидов, Тарлан Мамедов.

Оценка суда

Суд расценил показания свидетелей обвинения, как неопровержимые, а показания свидетелей в защиту обвиняемых – носящими защитный характер в отношении сослуживцев. Так, свидетель Исмихан Мадатов не дал обвинительные показания, а суд оценил его показания, как носящие характер защиты, так как обвиняемые и свидетель были сослуживцами.

В соответствии с постановлением Гянджинского военного суда от 8 октября 2018 года государственный обвинитель отказался от обвинения в отношении Вагифа Алиева по статье 134 УК АР, по этой причине суд не рассматривает дело в соответствии с данной статьей.

В своем выступлении государственный обвинитель предложил суду переквалифицировать некоторые статьи, инкриминируемые обвиняемым: в отношении Сеймура Гасанова и Вагифа Алиева наряду с другими статьями статьи 150.2.1. и 150.2.4 на статьи 32.3,150.2.1 и 32.3., 150.2.4 УК АР; в обвинении в отношении Сулеймана Гаджиева статью 150.2.1 на 32.3,150.2.1 и статью 150.2.4 на статью 32.3,150.2.4 УК АР, в отношении Нусрата Гурбанова статью 150.2.1 на статью 32.3,150.2.1, статью 150.2.4 на статью 32.3,150.2.4 УК АР. Суд согласился с предложением государственного обвинителя и переквалифицировал статьи в том порядке, в каком он указал.

Суд указал, что при назначении наказания принимает во внимание характер преступных деяний, отягчающие вину обстоятельства, а также отсутствие смягчающих вину обстоятельств. Суд считает, что исправление обвиняемых возможно только при изоляции их от общества. Суд при назначении наказания также принимает во внимание влияние наказания на условия жизни семей обвиняемых.

8 октября 2018 года Гянжинский военный суд вынес приговор в отношении четырех военнослужащих Вооруженных Сил Азербайджана:

• Сулейман Гаджиев был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьями 134, 32.3,150.2.1, 32.3,150.2.4, 274, 332.3, 338.1, 338.2 УК АР, и приговорен к 14 годам лишения свободы. Согласно приговору, первые 5 лет он должен отбывать в крытой тюрьме ( в Гобустане), остальную часть наказания – в учреждении по отбыванию наказания строгого режима;
• Сеймур Гасанов был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьями 134, 29,150.1, 32.3,150.2.1, 150.2.4, 150.2.5, 182.2.1, 182.2.2, 182.2.3, 228.1.1, 274, 332.2.1, 332.2.2, 332.2.3, 332.2.4, 332.3, 333.6, 338.1, 338.2, 32.5,341.3 УК АР, и приговорен к 15 годам лишения свободы. Согласно приговору, первые 5 лет он должен отбывать в крытой тюрьме ( в Гобустане), остальную часть наказания – в учреждении по отбыванию наказания строгого режима;
• Вагиф Алиев был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьями 32.3,150.2.1, 150.2.4, 150.2.5, 182.2.1, 182.2.2, 182.2.3, 274, 332.2.1, 332.2.2, 332.2.3, 332.2.4, 332.3, 333.6, 338.1, 338.2, 32.5,341.3 УК АР, и приговорил к 16 годам лишения свободы. Согласно приговору, первые 5 лет он должен отбывать в крытой тюрьме ( в Гобустане), остальную часть наказания – в учреждении по отбыванию наказания строгого режима;
• Нусрат Гурбанов был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьями 134, 32.3,150.2.1, 32.3,150.2.4, 228.2.1, 228.2.2, 232.2.2, 232.2.3, 274, 32.5,332.3, 338.1, 338.2, 32.5,341.3 УК АР, и приговорен к 16 годам лишения свободы. Согласно приговору, первые 5 лет он должен отбывать в крытой тюрьме (в Гобустане), остальную часть наказания – в учреждении по отбыванию наказания строгого режима.

Комментарий юриста-эксперта:

Судебный приговор является незаконным и необоснованным. Доказательная база по уголовному делу состоит из показаний потерпевших, свидетелей, ряда судебно-медицинских экспертиз и различных справок государственных структур. В качестве потерпевших признаны военнослужащие Вооруженных Сил Азербайджана, свидетелями также являются военнослужащие. Судебно-медицинские экспертизы проведены одной структурой, имеющей право проводить экспертизы – Центром Судебных Экспертиз Министерства Юстиции Азербайджанской Республики. Все обвинительные показания потерпевших и свидетелей были приняты судом в качестве неопровержимых, хотя потерпевшие и свидетели, все без исключения, являлись военнослужащими и находились в подчинении руководства, а это значит, что в зависимом от руководства положении. Что касается Центра Судебных Экспертиз, то это единственная структура, имеющая полномочия на проведение экспертизы, результаты которой принимаются местными судами. В стране по закону нет иной структуры, проводящей независимую экспертизу, результаты которой могут быть приняты судом. Как указывалось выше, Центр Судебных Экспертиз находится в подчинении Министерства Юстиции Азербайджанской Республики. Показания одного свидетеля в пользу обвиняемых были оценены судом, как носящие характер защиты своих сослуживцев. Эти показания не были приняты судом во внимание.
Также суд не принял во внимание показания всех обвиняемых, показавших на применение к ним пыток и бесчеловечного обращения. Суд принял во внимание показания обвиняемых, данных во время следствия под пытками.

Суд в приговоре не указал, по какой причине в качестве неопровержимых показаний принимаются не показания, данные на судебном следствии, а показания, данные в ходе предварительного следствия.

Одним из принципов уголовно-процессуального производства является принцип уважения к чести и достоинству лица. Так, в статье 13 Уголовно-Процессуального Кодекса Азербайджанской Республики (УПК АР) указано:
13.1. Запрещается принятие постановлений или допущение действий, которые задевают честь и достоинство человека, унижают или оскорбляют его либо могут поставить под угрозу жизнь и здоровье лиц, принимающих участие в уголовном процессе.
13.2. В ходе уголовного процесса никто не может быть:
13.2.1. подвергнут обращению и наказанию, унижающим человеческое достоинство;
13.2.2. содержаться в условиях, унижающих человеческое достоинство;
13.2.3. понужден к участию в производстве процессуальных действий, унижающих достоинство.
Обвиняемые были задержаны в июне 2017 года, а судебно-медицинские экспертизы о наличие или отсутствии телесных повреждений по заявлениям о пытках были проведены в декабре 2017 года. Это достаточный период для того, чтобы следы пыток исчезли либо стали незаметными.
Кроме того, суд не разъяснил причину, почему обвиняемые дали «признательные» показания в ходе предварительного следствия, однако отказались от них в ходе суда.
В соответствии со статьей 15.2. УПК АР, в ходе уголовного преследования запрещаются:
15.2.1. пытки, использование физического и психического насилия, в том числе медицинских препаратов, подвергание голоду, гипнозу, лишение медицинской помощи, применение иного жестокого, бесчеловечного или унизительного обращения и наказания;
15.2.2. привлечение к участию в продолжительных либо сопровождающихся сильными физическими страданиями или временным расстройством здоровья экспериментах или иных процессуальных действиях, а также проведение каких-либо иных подобных испытаний;
15.2.3. получение показаний у потерпевшего, подозреваемого или обвиняемого, а также других участвующих в уголовном процессе лиц путем насилия, угрозы, обмана и с применением иных незаконных действий, нарушающих их права.
Согласно статье 33.4 УПК АР, недопустимо предвзятое отношение судей к доказательствам и иным материалам, придание одним из них большего или меньшего по сравнению с другими значения до исследования в пределах существующей правовой процедуры .

В ходе суда не была доказана причастность каждого обвиняемого к уголовному деянию. Доказательства носили косвенный характер и не указывали на непосредственное совершение преступных деяний конкретно каждым из обвиняемых.
Доказательствами по уголовному преследованию признаются заслуживающие доверия улики (сведения, документы, вещи), полученные судом или сторонами уголовного процесса. Такие доказательства согласно статье 124 УПК АР:
• должны быть получены с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства без ограничения конституционных прав и свобод человека и гражданина либо с ограничением по постановлению суда (а в случаях, не терпящих отлагательства, предусмотренных настоящим Кодексом — по постановлению следователя);
• должны показывать, имело ли место событие преступления, имеются ли признаки преступления в совершенном деянии, было ли совершено данное деяние обвиняемым, его виновность или невиновность, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения обвинения.
Недопустимо принятие в виде доказательств по уголовному делу сведений, документов и вещей, полученных:
• с лишением или ограничением участников уголовного процесса их гарантируемых законом прав в нарушение конституционных прав и свобод человека и гражданина либо иных требований настоящего Кодекса, что должно или может повлиять на действительность этих доказательств;
• с применением насилия, угрозы, обмана, пыток и других жестоких, бесчеловечных или унизительных действий (статья 125.2, 125.2.1, 125.2.2. УПК АР).

Однако суд уделил больше внимания показаниям обвиняемых, данных на следствии, а не в ходе суда. Показания, данные в ходе следствия, точь-в-точь совпадают с обвинительным заключением и автоматически переписаны с него. Показания, данные в ходе суда, описаны коротко, нечетко.
В Европейских Пенитенциарных Правилах, утвержденных Комитетом Министров Совета Европы от 12 февраля 1987 года указываются основополагающие принципы содержания заключенных. В пункте 1 Правил написано: «Лишение свободы должно осуществляться в таких условиях содержания и моральной атмосфере, которые обеспечивают уважение человеческого достоинства и соответствуют настоящим правилам».
В соответствии с Минимальными стандартными правилами ООН в отношении обращения с заключенными (Правилами Манделы), все заключенные должны пользоваться уважительным отношением вследствие присущего им достоинства и их ценности как человеческой личности. Ни один заключенный не должен подвергаться пыткам и другим жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения или наказания, все заключенные должны быть защищены от них, и никакие обстоятельства не могут служить оправданием для них. Должна постоянно обеспечиваться охрана и безопасность заключенных, персонала, лиц, предоставляющих услуги, и посетителей.
Применение пыток и бесчеловечного обращения запрещает и статья 46 Конституции АР: «III. Никто не может быть подвергнут пыткам и истязаниям, никто не может быть подвергнут обращению или наказанию, унижающему человеческое достоинство».
Запрещение пыток и бесчеловечного обращения регулируют международные нормы. Так статья 3 Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод запрещает пытки. Эта статья действует всегда, даже во время борьбы с мафией, организованной преступностью либо во время военных действий.

Абсолютный характер гарантий подкрепляется тем фактом, что действия, которые ставятся в упрек жертве, какими бы неприемлемыми или опасными они ни были, никоим образом не могут оправдать какое-либо посягательство. Одним словом, именно достоинство и физическую неприкосновенность личности хотели защитить этой нормой. Для того чтобы плохое обращение представляло собой нарушение статьи 3, оно должно достигнуть минимального уровня жестокости…. Так, если лицо утверждает в свою защиту, что оно подверглось обращению, предусмотренному в рассматриваемой норме, должно быть проведено эффективное официальное расследование с целью установления личности ответственных лиц и их наказания. («Прецеденты Европейского Суда по правам человека», Микеле де Сальвиа, Санкт-Петербург, 2004).

Пытки также запрещены статьей 5 Всеобщей декларации прав человека и статьей 7 Международного Пакта о Гражданских и Политических Правах.

Одним из тяжких обвинений, предъявленных военным, является обвинение в государственной измене -статья 274 УК АР. Оно содержится в обвинениях всем четырем обвиняемым.
Статья 274 УК АР: «Государственная измена, то есть деяние, умышленно совершенное гражданином Азербайджанской Республики в ущерб суверенитету, территориальной целостности, государственной безопасности или обороноспособности Азербайджанской Республики, переход на сторону врага, шпионаж, выдача государственной тайны иностранному государству, оказание помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности против Азербайджанской Республики».
Для того, чтобы понять, что такое государственная измена, следует рассмотреть состав преступления. Предметом государственной измены являются сведения, составляющие государственную тайну.

Объективная сторона состоит в государственной измене, которая включает в себя следующие альтернативные действия:
– шпионаж – передача, собирание, похищение или хранение в целях передачи иностранному государству, иностранной организации или их представителям сведений, составляющих государственную тайну, а также передача или собирание по заданию иностранной разведки иных сведений для использования их в ущерб внешней безопасности страны;
– выдача государственной тайны – умышленная передача иностранному государству, иностранной организации или их представителям сведений, защищаемых государством в области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности страны;
– иное оказание помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности страны – совершение любых действий, которые наносят ущерб внешней безопасности страны, но не подпадающих под понятие выдачи государственной тайны или шпионажа.
Субъективная сторона – прямой умысел.
Субъект преступления – гражданин Азербайджанской Республики, достигший возраста 16 лет.
Как видно из самой статьи 274 УК АР, она содержит несколько признаков. В судебном приговоре не указано, какой конкретно признак существует в действии того или иного обвиняемого. Например:

  • совершено ли деяние в ущерб суверенитету,
  • территориальной целостности,
  •  государственной безопасности или
  •  обороноспособности Азербайджанской Республики,
  •  были ли переход на сторону врага,
  •  шпионаж,
  •  выдача государственной тайны иностранному государству,
  •  оказание помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности против Азербайджанской Республики.

В чем конкретно заключается вина каждого обвиняемого по обвинению в совершении преступления, предусмотренного статьей 274 УК АР, а именно, совершило ли лицо переход на сторону врага, шпионаж, или выдало государственную тайну иностранному государству, в приговоре не указано. В приговоре в основе обвинения лежат все перечисленные признаки, что создает сомнения в правомерности предъявленного обвинения.
В приговоре указано, что обвиняемые передавали армянским военным данные, составляющие военную тайну. Рассмотрим, какие данные составляют военную тайну в соответствии с законом.
В статье 5.1. Закона Азербайджанской Республики «О государственной тайне» указано:
5.1. Государственную тайну в военной отрасли составляют нижеследующие данные:
5.1.1. о содержании стратегических и оперативных планов, документов боевого управления по подготовке и проведению операций, стратегическому, оперативному и мобилизационному развертыванию Вооруженных Сил Азербайджанской Республики, других вооруженных соединений, других войск, предусмотренных законодательством, об их боевой и мобилизационной готовности, о создании и использовании мобилизационных ресурсов;
5.1.2. о планах строительства Вооруженных Сил Азербайджанской Республики и других вооруженных соединений, предусмотренных законодательством Азербайджанской Республики, направлениях развития вооружения и военной техники, о содержании и результатах выполнения целевых программ, научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по созданию и модернизации образцов вооружения и военной техники;
5.1.3. о тактико-технических характеристиках и возможностях боевого применения образцов вооружения и военной техники, о свойствах, рецептурах или технологиях, производства новых видов веществ военного назначения;
5.1.4. о дислокации, назначении, степени готовности, защищенности объектов, представляющих особую важность с точки зрения национальной безопасности и обороны, об их строительстве и эксплуатации, а также об отводе земель, недр и акваторий для этих объектов;
5.1.5. о дислокации, действительных переименованиях, об организационной структуре, численности личного состава и их боевом обеспечении, а также о военно-политической или оперативной обстановке;
5.1.6. о координатах геодезических пунктов и географических объектов на территории Азербайджанской Республики важного оборонного и экономического значения.

Из приговора неясно, кому, каким образом, когда и где была передана секретная информация, составляли переданные данные военную тайну, обладал ли обвиняемый конкретно той секретной информацией, которую, якобы, передал военнослужащим иностранного государства, находилась ли эта информация под грифом секретности, если да, то кто дал распоряжение на раскрытие данной информации и т.д. Вопросов возникает много, однако ответов на вопросы в приговоре нет. Отсутствует мотивированность обвинительного приговора, которая необходима для признания приговора законным и обоснованным. Обвинения в приговоре перечислены автоматически, состоят из формальных выражений, употребляемых в уголовном законе.

Право на свободу является одним из фундаментальных прав в демократическом обществе. Право на свободу гарантировано статьей 28 Конституции Азербайджанской Республики:
I. Каждый обладает правом на свободу.
II. Право на свободу может быть ограничено только в предусмотренном законом порядке путем задержания, ареста или лишения свободы.

Право на свободу гарантировано нормами международного права. Так, согласно статье 5(1) Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод: «Каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом:
a) законное содержание лица под стражей после его осуждения компетентным судом;
b) законный арест или задержание лица за невыполнение законного решения суда или с целью обеспечения выполнения любого обязательства, предписанного законом;
с) законный арест или задержание лица, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным судебным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения;
d) задержание несовершеннолетнего лица на основании законного постановления для воспитательного надзора или его законное задержание, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом;
e) законное задержание лиц с целью предотвращения распространения инфекционных заболеваний, а также душевнобольных, алкоголиков, наркоманов или бродяг;
f) законный арест или задержание лица с целью предотвращения его незаконного въезда в страну или лица, против которого принимаются меры по его высылке или выдаче».
Этот перечень ограничений является исчерпывающим. Лишение свободы должно быть также правомерным, т.е. соответствовать цели, предусмотренной одним из случаев из этого перечня. Суть статьи заключается в физической свободе индивида. Она закрепляет основное право человека, а именно защиту каждого от произвольного вмешательства Государства в его право на свободу.
Статья 5(1) Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод предусматривает, что только обоснованное подозрение лица в совершении уголовного правонарушения может оправдать лишение свободы. Следовательно, обоснованность подозрений является существенным элементом защиты от произвольного лишения свободы.         Существование обоснованного подозрения заранее предполагает наличие фактов или сведений, способных убедить объективного наблюдателя в том, что лицо могло совершить это правонарушение. То, что может считаться обоснованным, зависит от совокупности обстоятельств.
Всеобщая декларация прав человека также предусматривает защиту права на свободу. Так, статья 9 Всеобщей декларации гласит: «Никто не может быть подвергнут произвольному аресту, задержанию или изгнанию».
В пункте 109 постановления Европейского Суда по правам человека(ЕСПЧ) по делу Влох против Польши от 10 мая 2011 года указано, что «Помимо фактического аспекта, существование “обоснованного подозрения” в смысле подп. с) п. 1 статьи 5 требует, чтобы факты были достаточными для того, чтобы относиться к одному из разделов Уголовного кодекса, касающегося преступного поведения. Так, очевидно, что подозрение не может быть обоснованным, если действия или факты, вменяемые заключенному под стражу, не составляли преступления в момент их совершения. В данном случае, следует выяснить, было ли заключение заявителя под стражу “законным” в смысле подп. с) п. 1 статьи 5. Конвенция главным образом отсылает к национальному законодательству, но, кроме того, она требует соответствия любой меры по лишению свободы цели статьи 5: защита лица от произвола».
https://www.menschenrechte.ac.at/orig/11_3/Wloch.pdf
Отсутствие доказательной базы обвинения, недостаточность улик, отсутствие прямых, изобличающих обвиняемых доказательств, неисполнения своих обязанностей судом, рассматривающим уголовное дело, привели к грубому нарушению права на свободу военнослужащих, гарантированного Конституцией Азербайджанской Республики, другими национальными законами, а также международными договорами и практикой Европейского Суда по правам человека.

Older Posts »