Рубрика: Arrests religion

СУДЫ В ЯНВАРЕ 2019

  СУДЫ В ЯНВАРЕ 2019

4 января

По сообщениям агентств Turan и Faktxeber, в Гянджинском суде по тяжким преступлениям под председательством судьи Фаика Махмудова начался судебный процесс в отношении 11 арестованных в связи с гянджинскими событиями в июле 2018 г. — Маарифа Гаджиева, Шахлара Рзаева, Руслана Гасанова, Турала Байрамова, Низами Акперова, Кямала Махаррамова, Сеймура Алиева, Тогрула Вердиева, Орхана Ягналиева, Араза Хасанова и Вагифа Ашрафова. Все они обвиняются по ст. 220.1 (массовые беспорядки) и 315.2 (применение насилия против представителя власти) Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики.

Согласно официальной версии, уголовное дело было возбуждено в связи с совершенным 3 июля 2018 года заранее спланированному террористическому акту против главы Исполнительной власти города Гянджа Эльмара Велиева и сотрудника полиции Гасыма Ашбазова, а также убийства 10 июля двух сотрудников полиции группой радикально настроенных лиц религиозной направленности, учинивших массовые беспорядки в поддержку этого террористического акта. В связи с гянджинскими событиями к уголовной ответственности привлечены 77 человек, еще 11 человек объявлены в розыск. К началу 2019 г. в Гянджинский суд тяжких преступлений переданы 4 дела в отношении 36 человек.

Несмотря на то, что согласно законодательству, суд должен был проходить в городе Гяндже, судьи Гянджинского суда по тяжким преступлениям выезжали в Баку, а сам судебный процесс проводился в здании Сабунчинского районного суда города Баку.  

8 января

По сообщению газеты Azadliq, 8 января 2019 г. Верховный Суд Азербайджана рассмотрел кассационную жалобу заместителя движения «Мусульманское единство» Эльчина Гасымова и еще 12 верующих. В судебном процессе из обвиняемых принимал участие лишь Иса Ибрагимов. Обвиненный в попытке государственного переворота, хранение огнестрельного оружия и многих других преступлениях, верующий в своем выступление указал, что в момент произошедших в ноябре 2015 г. событий в поселке Нардаран он вообще находился за рубежом и совершал паломничество. По возвращении его арестовали на границе. Но суд отклонил все поданные кассационные жалобы. Теперь адвокаты обвиненных от их имени готовят жалобу в ЕСПЧ.

10 января

В здании Сабунчинского районного суда г. Баку под председательством судьи Гянджинского суда по тяжким преступлениям Эльчина Хасмаммадова начался очередной процесс в связи с гянджинскими событиями в июле 2018 г. На этот раз в отношении группы из 11 человек – Кямала Гулиева, Рауля Сулейманова, Ульви Хасанова, Вугара Аллахвердиева, Самира Ибрагимова, Хаяла Гафарова, Али Рзаева, Рауфа Гурбанзаде, Мирэшгина Сеидова, Кямала Маммадтагиева и Гадира Хусейнова. Всем им предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных статьями 220.1. (массовые беспорядки) и 315.2. (применение насилия против представителя власти) Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики.

В качестве потерпевших привлечены 17 человек.

15 января

В Бакинском суде по тяжким преступлениям под председательством судьи Рахиба Салманова завершился судебный процесс по делу 40-летнего жителя Баку Эльданиза Маммадова по прозвищу Абу Джихад, обвиняемого в участии в боевых действиях в Сирии в рядах незаконных вооруженных формирований. По сообщениям Meydan TVи агентства Veten ugrunda, Э. Маммадов воевал в Сирии с 2012 г., также он был весьма популярным блоггером, особенно среди верующих Азербайджана. Был арестован в конце 2016 г. правоохранительными органами Турции и 10 сентября 2017 г. депортирован в Азербайджан. Процесс над ним начался в мае 2018 г. и завершился только сейчас – Эльданиз Маммадов был приговорен к 15 годам и 6 месяцам лишения свободы. 

25 января

В Бакинском Апелляционном суде состоялся процесс по жалобе осужденных Эмина Гулиева, Асима Бахышова и Тейфура Алвердиева. В 2018 г. они были арестованы по обвинению в участии в боях в Сирии в составе вооруженной группировки «Джабхат ан-Нусра». Согласно обвинительному акту, все трое были радикальными верующими из числа салафитов и отправились из Азербайджана через Турцию в Сирию и принимали участие в боях, в том числе за аэропорт Дамаска. Затем вернулись через Турцию и Грузию в Азербайджан, где были арестованы сотрудниками спецслужб страны. В декабре 2018 г. Бакинский суд по тяжким преступлениям осудил Э. Гулиева к 13, а А. Бахышова и Т. Алвердиева к 9 годам лишения свободы.

Но адвокаты подали жалобы, обратив внимание, что ряд процессуальных документов по делу осужденных были сделаны с ошибками. В ходе процесса под председательством судьи Гадима Бабаева были уточнены анкетные данные осужденных, а также подтвердились ошибки в документах. На основании всего этого суд приостановил исполнение приговора и вернул дело для исправления всех ошибок и недочетов в суд первой инстанции.

Older Posts »

СУДЫ В ФЕВРАЛЕ 2019

СУДЫ В ФЕВРАЛЕ 2019

13 февраля  

Турал Аллахвердиев

По сообщению агентства Turan и сайта «Кавказский узел», религиозный активист Турал Аллахвердиев, известный в Facebook под именем «Tural Divanа», 13 февраля был задержан у своего дома лицами в штатском и увезен в неизвестном направлении. Его задержание видели соседи. Целые сутки о нем не было никакой информации. И только вечером 14 февраля членам его семье сотрудники полиции сообщили, по решению Бинагадинского суда г. Баку Т. Аллахвердиев был арестован на 20 суток по статье 535.1  Кодекса об административных проступках (неподчинение законным требованиям представителя полиции).

Аллахвердиев известен призывами в социальных сетях по сбору пожертвований для помощи семьям политзаключенных, приобретения их детям школьных принадлежностей. Он также выражал протест против пыток в Гобустанской тюрьме лидера Движения «Мусульманское единство» Тале Багирзаде и религиозных активистов – Аббаса Хусейнова и Джаббара Джаббарова. 

18 февраля

Вышел на свободу последний «узник хиджаба» Тельман Ширалиев. Он был арестован 5 октября 2012 г. за участие в акции протеста перед зданием Министерства образования с требованием отменить запрет на ношение хиджаба в школах. За это Тельман Ширалиев был осужден к 6 годам лишения свободы. В начале октября 2018 г. он отказался писать прошение о помиловании. И тогда 22 октября 2018 г., за неделю до своего освобождения, у Ширалиева под подушкой «обнаружили» шило  и за это 20 декабря 2018 г. его снова приговорили к 5 месяцам и 18 дням лишения свободы. Как указало Радио Azadliq, он подал апелляционную жалобу и 18 февраля 2019 г. Хатаинский районный суд удовлетворил жалобу и Тельман Ширалиев вышел на свободу.

22 февраля

22 февраля 2019 года Гянджинский Суд по тяжким преступлениям, рассмотрев в здании Сабунчинского районного суда города Баку дело группы из 11 обвиняемых по событиям в Гяндже в июне 2018 г., вынес приговор о признании виновными всех обвиняемых в совершении преступлений, предусмотренных статьями 220.1 (массовые беспорядки) и 315.2. (сопротивление или применение насилия в отношении представителя власти с применением насилия, опасного для жизни или здоровья) Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики и приговорил:

  1. Маарифа Гаджиева к 9 годам лишения свободы,
  2. Шахлара Рзаева к 8 годам 6 месяцам лишения свободы,
  3. Руслана Гасанова к 8 годам лишения свободы,
  4. Турала Байрамова к 8 годам лишения свободы,
  5. Низами Акперова к 8 годам лишения свободы,
  6. Кямала Махаррамова к 8 годам 6 месяцам лишения свободы,
  7. Араза Хасанова к 7 годам 6 месяцам лишения свободы,
  8. Тогрула Вердиева к 8 годам лишения свободы,
  9. Орхана Ягналиева к 8 годам 6 месяцам лишения свободы,
  10. Сеймура Алиева к 8 годам лишения свободы,
  11. Вагифа Ашрафова к 7 годам 6 месяцам лишения свободы.

В тот же день в Бакинском Апелляционном суде состоялось рассмотрение жалобы активиста Движения «Мусульманское единство» Бахтияра Багирова. Только в этот день, по сообщению агентства Turan, наконец стало известно, что хотя лица в штатском его задержали 6 февраля, но официально полиция оформила день ареста 11 февраля. B тот же день Наримановский районный суд Баку приговорил Бахтияра Багирова к 15 суткам административного ареста по обвинению в мелком хулиганстве – представители полиции заявили в суде, что верующий шел по улице и нецензурно ругался.

По словам самого Б. Багирова, его выкрали на глазах у его друга Фикрата Маммадова, который информировал о случившимся службу 102 МBД и аппарат омбудсмена. Однако сотрудники правоохранительных органов не предоставляли родным и адвокату информацию о судьбе и местонахождении Б. Багиров.

На процессе адвокат обвиняемого Джавад Джавадов ходатайствовал о допросе в суде друга арестованного Ф. Маммадова, просмотре записей с видеокамер супермаркета «Араз» и других расположенных вокруг объектов. Однако суд отказался удовлетворить все эти ходатайства.

Встал также вопрос о том, что происходило с арестованным верующим в период его пребывания в течение шесть дней в Главном управлении по борьбе с организованной преступностью г. Баку. По заявлению Б. Багирова, его постоянно все эти дни избивали 5-6 человек и все из-за того, что тот распространил в соцсети видеоматериал с протестом против пыток в отношении верующих Тале Багирзаде и Аббаса Хусейнова.

Но судья Хасан Ахмадов отклонил жалобу Бахтияра Багирова.

23 февраля

По сообщению агентства Veten ugrunda, в Гянджинском суде по тяжким преступлениям под председательством судьи Хагани Самадова начался судебный процесс в отношении 6 арестованных в связи с гянджинскими событиями в июле 2018 г. – Эльвина Аллахвердиева, Эльвина Назарова,  Рената Маммадова, Вугара Худиева, Эльмана Рустамова и Неймата Гейдарли. Всем обвиняемым было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного статьей 220.1 (массовые беспорядки) Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики. Двоим обвиняемым   (Эльману Рустамову и Неймату Гейдарли)   было также предъявлено обвинение еще и в совершении преступлений, предусмотренных статьей 315.2 (применение насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти, выполняющего свои служебные обязанности)   Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики.

Все обвиняемые не имели финансовых возможностей, чтобы нанять адвокатов и потому им выделили государственных адвокатов. А последние предпочитают на процессах молчать или соглашаться с судьей и прокурором.

Более того, адвокаты не подали жалобу или протест на то, что у всех обвиняемых руки были в наручниках даже в ходе судебного заседания находились в зале. Когда же присутствующие в суде журналисты агентства спросили об этом у адвокатов, те ответили как обвинители: «Если снять с них кандалы, то те что-то сделают и кто тогда будет отвечать за это?»

Older Posts »

СУДЫ В МАРТЕ 2019

СУДЫ В МАРТЕ 2019

1 марта

1 марта в помещении здания Сабунчинского районного суда в городе Баку Гянджинский суд по тяжким преступлениям под председательством судьи Хагани Самадова состоялся заключительный процесс по делу еще 6 обвиняемым по событиям в июле 2018 г. в г. Гянджа. При этом четырем обвиняемым (Эльвину Аллахвердиеву, Эльвину Назарову, Ренату Маммадову и Вугару Худиеву) было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного статьей 220.1 (массовые беспорядки) Уголовного Кодекса Азербайджана. Двоим обвиняемым   (Эльману Рустамову и Немату Гейдарли)   было предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных статьями 220.1 и 315.2 (применение насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти, выполняющего свои служебные обязанности)   Уголовного Кодекса Азербайджана.

В зал не были допущены журналисты и им пришлось получать информацию потом от родственников.

Все обвиняемые не имели возможности нанять адвокатов и у них были государственные, которые были на процессе в роли статистов. А адвокат обвиняемого Эльвина Назарова Логман Абдуллаев вообще не присутствовал на заключительном заседании суда!

Как и ожидалось, обвиняемые сами себя защищали, говорили о пытках и других массовых нарушениях их прав в ходе ареста и следствия, но суд остался глух ко всему этому и признал   всех шестерых обвиняемых виновными в предъявленных обвинениях и 15 марта 2019 г. приговорил:

  1. Эльвина Аллахвердиева к 7 годам лишения свободы,
  2. Эльвина Назарова к 7 годам лишения свободы,
  3. Вугара Худиева к 7 годам лишения свободы,
  4. Рената Маммадова к 6 годам лишения свободы,
  5. Эльмана Рустамова к 8 годам лишения свободы,
  6. Неймата Гейдарли к 8 годам лишения свободы.

6 марта

Фирудин Зейналов

6 марта в Гянджинском Апелляционном суде состоялось рассмотрение жалобы осужденного активиста Движения «Мусульманское единство» Фирудина Зейналова.  Вместе с 6 верующими, он был арестован в октябре 2017 г. после разгона полицией религиозной церемонии Ашура у Гянджинского святилища «Имамзаде». 1 ноября 2018 г. Зейналов был осужден к 3 годам лишения свободы.

После этого Ф. Зейналов и его адвокат Забил Гахраманов не раз подавали апелляционные жалобы в различные судебные инстанции, но каждый раз получали отказ.

В свою очередь правоохранительные органы возбудили против него еще одно обвинение в участие в убийстве и совершении террористического акта в г. Гяндже в июле 2018 года. Это заявление было воспринято правозащитниками страны как полностью абсурдное и политически мотивированное, указавших: «Как же человек, находящийся под стражей, мог спустя девять месяцев после ареста совершить преступления?  Политические мотивы его преследования не вызывают никаких сомнений уже». Тем не менее, следствие об участии осужденного задолго до июльских событий верующего продолжается.

А сам судебный процесс завершился так, как и ожидалось – судья Шамиль Рзагулиев  отклонил жалобу осужденного и признал верным решения судов предыдущих инстанций.  

15 марта

В Гянджинском суде по тяжким преступлениям завершился процесс еще по одному делу по событиям в июле 2018 г. в г. Гянджа. На этот раз в отношении группы из 7 человек, в которую входили Явар Исмайылзаде, Забиль Маммадов, Ганбар Гаразаде, Эльвин Алиев, Иса Махаррамзаде, Айдын Рустамов и Алим Юсифов. Хотя по законодательству, суд должен был проходить в городе Гяндже, однако судьи Гянджинского суда по тяжким преступлениям выезжали в Баку, а сам судебный процесс проводился в здании Сабунчинского районного суда города Баку.   

Всем обвиняемым были предъявлены  обвинения по статьям 120.2.3 (умышленное убийство потерпевшего в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга),  120.2.7 (умышленное убийство двух или более лиц), 220.1 (организация массовых беспорядков), 221.3 (хулиганство, совершенное с использованием оружия или предметов, используемых в качестве оружия), 228.4 (незаконные приобретение, сбыт или ношение газового оружия, холодного оружия, в том числе холодного метательного оружия) и  315.2 (применение насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти, выполняющего свои служебные обязанности) Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики.

В ходе судебного следствия все обвиняемые рассказали о пытках, которые применялись к ним во время предварительного следствия.  Однако суд полностью проигнорировал эти показания и отказался возбудить дела по этим фактам.

15 марта 2019 года Гянджинский суд по тяжким преступлениям вынес приговор по данной группе обвиняемых. Согласно приговору, обвиняемые были признаны виновными в предъявленных обвинениях и приговорены:

  1. Явар Исмайылзаде к 9 годам лишения свободы,
  2. Забиль Маммадов к 8 годам 6 месяцам лишения свободы,
  3. Ганбар Гаразаде к 7 годам 6 месяцам лишения свободы,
  4. Эльвин Алиев к 6 годам 6 месяцам лишения свободы,
  5. Иса Махаррамзаде к 8 годам лишения свободы,
  6. Айдын Рустамов к 8 годам лишения свободы,
  7. Алим Юсифов к 7 годам 6 месяцам лишения свободы.

25 марта

В Гянджинском суде по тяжким преступлениям под председательством судьи Натига Алиева начался процесс еще по одному делу в связи с событиями в июле 2018 г. в Гяндже. На этот раз в отношении группы из 8 человек. В очередной раз, в нарушении законодательства, суд проходил не в городе Гяндже, в здании Сабунчинского районного суда города Баку.

 

Урфан Маммадов

На процессе вначале выступил один из обвиняемых – Урфан Маммадов. Против него было выдвинуто обвинение сразу по 21-ой статье Уголовного Кодекса Азербайджана. В том числе по статьям 120.2.1  (умышленное убийство, совершенное группой лиц), 120.2.11 (умышленное убийство, сопряженное с разбоем, вымогательством, терроризмом; или бандитизмом), 214.2.6 (подготовка терроризма на почве религиозной вражды, религиозного радикализма или религиозного фанатизма), 220.1 (организация массовых беспорядков, сопровождавшихся насилием, погромами), 228.3 (незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия,  совершенные организованной группой), 278.2 (насильственный захват власти, совершение действий, направленных на насильственное изменение конституционного строя Азербайджанской Республики, в том числе его светского характера или на нарушение территориальной целостности, либо на насильственный захват власти, на почве религиозной вражды, религиозного радикализма или религиозного фанатизма), 279.1-1 (создание вооруженных формирований, участие в этих формированиях или группах на почве религиозной вражды, религиозного радикализма или религиозного фанатизма) и 281.2 (публичные призывы, направленные против государства, совершенные неоднократно или группой лиц).

Как потом родственники рассказали журналистам агентства Veten ugrunda, 23 июля 2018 г. Урфана Маммадова вызвали в Низаминское отделение полиции г. Гянджа, где арестовали стали пытать. Его зверски избивали, пропускали через него ток, в том числе несколько раз через половые органы. Когда он терял сознание, то его обливали водой, чтобы он пришел в себя. После чего снова начинали избивать. Потерявшего сознание Урфана Маммадова с закованными в наручники полицейские приволокли в кабинет начальника Низаминского отделения полиции г. Гянджа Адалята Садыгова. Последний сначала нещадно обругал Урфана Маммадова, затем самолично подверг пыткам и требовал подписать протокол допроса с нужными признаниями, пугая еще более зверскими пытками и унижениями».

Родственники также сказали журналистам, что следы пыток были видны и сейчас на суде  и Урфан Маммадов требовал проведения экспертизы, но суд отказался рассмотреть эти требования, как и другие ходатайства обвиняемого.

Кроме главы полицейского управления г. Гянджи Адалята Садыгова, в издевательствах и пытках в отношении обвиняемого «отличился» также и Орхан Бабаев – следователь Следственного управления по особо тяжким преступлениям Генеральной прокуратуры Азербайджана.

 

Рауф Байрамов

Затем слово было предоставлено жителю села Зиядлы Самухского района Рауфу Байрамову. Он был задержан 23 июля 2018 г. по обвинению в участии в гянджинских событиях. Как и в этом случае, сын арестованного потом после судебного процесса рассказал журналистам  агентства Veten ugrunda, что арестованных привезли в Низаминское отделение полиции г. Гянджа и подвергли зверским избиениям. От побоев «отец стал харкать кровью. Через все его тело регулярно пропускали ток, зажимали пальцы в слесарных тисках». Потом отца и сына перевели в Баку в Генеральную прокуратуру и там пытки над арестованными осуществлял следователь  Орхан Бабаев. И в результате Рауф Байрамов не выдержал и подписал все, что от него требовал следователь О. Бабаев.

Еще один сын Рауфа Байрамова, 22-летний Хусейн был арестован 1 сентября 2018 г. и подвергся не менее зверским пыткам. Как сказали родственники, следователь Орхан Бабаев сначала угрожал выбросить Хусейна из окна и убить, а потом перешел к избиениям дубинкой.

Отец и сын Байрамовы также предъявлены обвинения  по 21-ой статье Уголовного Кодекса Азербайджана.

Older Posts »

СУДЫ В АПРЕЛЕ 2019

СУДЫ В АПРЕЛЕ 2019

10 апреля

Эмиль Мехтиев

10 апреля 2019 г. на сайте Уголовной коллегии Верховного суда Азербайджанской Республики было опубликовано решение по делу №1(102)-430/2019 в отношении Эмиля Мехдиева (родился 12 декабря 1999 г.) из общины «Свидетели Иеговы».

После призыва на военную службу в декабре 2017 г. Эмиль Мехдиев заявил об отказе от военной службы по соображениям совести и о своей  готовности пройти альтернативную гражданскую службу вместо военной. В ответ, 6 июля 2018 г. Бардинский районный суд признал Э. Мехдиева виновным по статье 321.1 (уклонение без законных оснований от очередного призыва на военную службу или от призыва по мобилизации, с целью уклонения от прохождения военной службы») Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики и приговорил к году лишения свободы условно с испытательным сроком на один год. В течение этого времени Мехдиев должен отчитываться перед властями каждую неделю и остается под ограничениями на поездки.

Верующий обжаловал свой приговор, но 8 октября 2018 г. Апелляционный суд г. Гянджи отклонил его апелляцию. 10 декабря 2018 г. Э. Мехдиев подал апелляцию на приговор по уголовному делу в Верховный суд.

В ходе судебного процесса 10 апреля под председательством судьи Тахира Кязымова адвокат осужденного Яшар Мусаев указал, что обвинительный приговор противоречит статье 76.2 Конституции Азербайджанской Республики («Если убеждениям граждан противоречит несение действительной военной службы, то в установленных законом случаях допускается замена действительной военной службы на альтернативную службу») и взятым на себя государством международных обязательств и потому обвинительный приговор должен быть отменен.

Однако судья Тахир Кязымов отверг апелляционную жалобу, исходя из статьи 76.1 Конституции («Защита Родины — долг каждого гражданина»), сознательно не обратив внимание на указанный защитой следующий пункт этой статьи, где четко указано на возможность замены военной службы альтернативной.

24 апреля

Вахид Абилов

24 апреля 2019 г. на сайте Уголовной коллегии Верховного суда Азербайджанской Республики было опубликовано решение по делу № 1(102) -583/2019 в отношении Вахида Абилова (родился 2 мая 1999 г.) из общины «Свидетели Иеговы».

После призыва на военную службу в мае 2017 г. Вахид Абилов заявил об отказе от военной службы по соображениям совести и о своей готовности пройти альтернативную гражданскую службу вместо военной. В ответ, 9 июля 2018 г. В. Абилову было предъявлено обвинение в уклонении от военной службы. Его дело было передано в Агдамский районный суд и 6 сентября 2018 г. В. Абилов был признан виновным по статье 321.1 (уклонение без законных оснований от очередного призыва на военную службу или от призыва по мобилизации, с целью уклонения от прохождения военной службы) Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики и приговорен к году лишения свободы условно с испытательным сроком на один год. В течение этого времени Абилов должен отчитываться перед властями каждую неделю и остается под ограничениями на поездки.

Верующий обжаловал свой приговор, но 31 октября 2018 г. Апелляционный суд г. Гянджи отклонил его апелляцию.

12 января 2019 г. Вахид Абилов подал апелляционную жалобу в Верховный суд в отношении вынесенного ему обвинительный приговор.

В ходе судебного процесса 10 апреля под председательством судьи Хафиза Насибова адвокат осужденного Яшар Мусаев указал, что обвинительный приговор противоречит статье 76.2 Конституции Азербайджанской Республики («Если убеждениям граждан противоречит несение действительной военной службы, то в установленных законом случаях допускается замена действительной военной службы на альтернативную службу»), а также статье 9 («Свобода мысли, совести и религии») Европейской Конвенции по правам человека и решениям Европейского суда по правам человека, особенно Постановление Большой Палаты Европейского Суда по правам человека от 07 июля 2011 года (Дело «Баятян против Армении»). И потому, исходя из вышеуказанного, адвокат указал, что обвинительный приговор должен быть отменен.

Однако судья Хафиз Насибов отверг апелляционную жалобу, исходя из статьи 76.1 Конституции («Защита Родины — долг каждого гражданина»), сознательно не обратив внимание на указанный защитой следующий пункт этой статьи, где четко указано на возможность замены военной службы альтернативной. Также судья указал, что дело верующего Баятяна против Армении не может считаться серьезным аргументом по той простой причине, что в отличие от Армении, Азербайджан стал жертвой агрессии и потому долг каждого гражданина Азербайджана служить в армии.

30 апреля

Судья Эльчин Хасмаммадов

По сообщению агентства Veten ugrunda и сотрудников ИМД в Азербайджане, 30 апреля в Бакинском Апелляционном суде под председательством судьи Гянджинского Апелляционного суда Эльчина Хасмаммадова состоялось заседание по жалобе группы из осужденных 11 человек по т.н. «Гянджинскому делу». 22 февраля 2019 г. Гянджинский суд по тяжким преступлениям признал их виновными в совершении преступлений, предусмотренных статьями 220.1 (массовые беспорядки) и 315.2 (сопротивление или применение насилия в отношении представителя власти с применением насилия, опасного для жизни или здоровья) Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики  и приговорил к лишению свободы сроком от 7 до 10 лет.

Один из осужденных Мирэшгин Сеидов не подал апелляционную жалобу. Он в детстве потерял родителей и потому его делами занимались родственники, но по неизвестным причинам они не подали жалобу и потогму на сегодняшнем заседании он не присутствовал.

Остальные 10 осужденных подали жалобы и теперь адвокаты подняли на процессе вопрос о том, что следствие проводилось с грубейшими нарушениями.  Так, Низами Мусаев – адвокат осужденного Али Рзаева, указал, что его подзащитного полицейские арестовали еще до гянджинских событий около 2 часов дня. Но протоколы задержания указано, что его задержали вечером в 21:30. Таких примеров в деле Рзаева много и потому адвокат потребовал пересмотреть заново это дело. Такие же примеры грубейшего нарушения процессуального законодательства привели и другие адвокаты.

Однако выяснилось, что государственный обвинитель Адалят Азимов не знаком с делами осужденных, что не помешало ему заявить, что суд должен отклонить поданные жалобы. Это стало причиной сильнейшего недовольства среди осужденных и адвокатов. Один из адвокатов, Забил Гахраманов заявил, что он намерен написать жалобу в отношении А. Азимова.

Попытки осужденных выступить судья Эльчин Хасмаммадов жестко пресек. Это также стало причиной сильного недовольства в зале. Осужденный Камал Гулиев заявил, что ему не дали выступить и в период суда, когда в первый раз он увидел полицейских, которые уверяли, что он их «избил». Но судья был неумолим и назначил новое заседание на 17 мая.

Older Posts »

СУДЫ В МАЕ 2019

СУДЫ В МАЕ 2019

Пастор Хамид Шабанов

6 мая

На северо-западе Азербайджана южнее г. Загатала в поселке Алиабад имеется баптистская община и церковь. С 1994 г. община тщетно добивается регистрации. Отсутствие регистрации стало причиной постоянных многолетних проблем баптистов – полицейские постоянно проводят рейды и задерживают верующих общины, в том числе и пасторов Заура Балаева и Хамида Шабанова. Последний в 2009 г. был даже осужден к 2 годам условного заключения по сфабрикованным обвинениям.

В декабре 2016 г. полицейские в очередной раз задержали в доме пастора Х. Шабанова более 30 взрослых и детей за «незаконную молитву». На пастора Х. Шабанова и другого члена церкви Мехмана Агамаммадова был наложен каждому штраф в размере 1.500 манат (около 800 евро), что превышает среднюю заработную плату в стране за три месяца работы. Пастору Х. Шабанову удалось получить письменное решение только в январе 2017 г., тогда как М. Агамаммадову так и не получил письменного решения, несмотря на неоднократные попытки добиться его от суда.

С того времени пастор Х. Шабанов пытается добиться отмены решения суда о штрафе, для чего обращался в различные судебные инстанции. Получив везде, в том числе и в Верховном суде отказы, Х. Шабанов в апреле 2019 г. подал апелляционную жалобу в  Конституционный суд.

Однако 6 мая Конституционный суд направил пастору Шабанову письмо, в котором отказал в повторном рассмотрении дела. «Администрация суда сказала ему, что она уже рассмотрела это дело. Его вторая апелляция была отклонена и слушания не потребовалось», — сказал чиновник Конституционного суда сотруднику норвежской организации Forum 18 в связи с этим вопросом.

Пастор Х. Шабанов подтвердил Forum 18, что получил в мае письмо Конституционного суда и консультируется с другими руководителями баптистской церкви по поводу дальнейших действий относительно незаконных рейдов полиции и штрафов в отношении верующих.

23 мая

Здание Бакинского Апелляционного суда

По сообщению агентства Veten ugrunda, 23 мая под председательством судьи Чингиза Маммадова в Бакинском Апелляционном суде завершилось заседание по жалобе группы из осужденных 11 человек по т.н. «Гянджинскому делу».  22  февраля 2019 г. Гянджинский суд по тяжким преступлениям признал их виновными в совершении преступлений, предусмотренных статьями 220.1. (массовые беспорядки) и 315.2. (сопротивление или применение насилия в отношении представителя власти с применением насилия, опасного для жизни или здоровья) Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики   и приговорил к лишению свободы сроком от 7 до 10 лет.

В ходе заседания адвокат приговоренного к 8,5 годам лишения свободы Орхана Ягналиева Забил Гахраманлы указал, что арест его подзащитного был полностью незаконный характер: «Суд не позволил рассмотреть в полном объеме приведенные доказательства невиновности, грубо нарушив статьи 28, 46 Конституции и статьи 13 и 21.2 Уголовно-процессуального кодекса Азербайджанской Республики, а также нормы международного права (статьи 6 (2), 5 (1) и 3 Конвенции Европейских прав человека, как и Конвенцию против пыток) и не рассмотрел жалобы относительно пыток Орхана Ягналиева, который был задержан и наказан по административному правонарушению. После административного наказания его второй арест полностью противоречит закону».

В ходе заседания родители многих осужденных выразили протест адвокатам из-за молчания: «Права наших детей нарушаются 10 месяцев. Когда наконец начнете их защищать? Почему не дают слова нам, родителям?».

После этого было дано слово осужденному Маарифу Гаджиеву, который заявил, что шел оплатить за кредит телефона и услышал крики на улице. Когда он захотел снять увиденное на свой телефон, то был немедленно схвачен полицейскими, которые поволокли его и бросили в машину: «В полицейском управлении меня продержали два дня, избивали с утра и до ночи, не давали даже пить. Говорили, будто мы радикальные верующие, организованная группа. Хотя этих ребят я увидел здесь. Я в жизни даже Коран не открывал, как же я мог стать в таком случае верующим? Меня пытали, чтобы я признался в том, что узнал тех, чьи фотографии мне показывали. Но как я могу обманывать и говорить, что знаю тех, кого на самом деле не знаю?».

На вопрос прокурора Адалята Азимова, что в его телефоне были фотографии и видео известного богослова Тале Багирзаде и признает ли осужденный свои показания в ходе следствия, последний ответил: «Имя Тале я впервые услышал в полицейском отделении. А свои показания в результате пыток я не подтверждаю, так как в гянджинской тюрьме меня сильно избивали и пытали, чтобы взял на себя будто я ударил полицейского. Но как я мог ударить полицейского, если они внезапно сами сзади меня схватили и поволокли в машину и потом в отделение?».

Приговоренный к 8 годам Шахлар Рзаев сказал, что он знал о готовящейся акции в Гяндже и потому пришел на площадь. Его целью было выразить протест против политики беспредела в отношении граждан со стороны бывшего мэра города Эльмара Валиева: «Меня беспокоили его произвол, постоянные оскорбления граждан, в том числе верующих, запреты на молитвы и многое другое. И потому я пришел на площадь, чтобы выразить свой протест». На реплику прокурора Адалята Азимова, что он принял участие в незаконной акции и выкрикивал религиозные лозунги, осужденный ответил так: «И за это человека не подвергают пыткам и не приговаривают к 8 годам лишения свободы. Меня зверски избивали с утра и до ночи. Если я что-то сделал не по закону, так по закону ведите дела и осуждайте!».

Затем взял слово осужденный к 8 годам лишения свободы Руслан Гасанов: «События произошли на улице, где я проживаю. И я сделал то, что сделал бы любой на моем месте – услышав шум и крики, вышел на улицу посмотреть. Может моя мама упала или кого-то сбила машина и нужна помощь. Я выбежал на улицу только по этой причине. А ко мне подбежали полицейские и насильно отвели в Низаминское отделение полиции, где на меня набросилось 15 человек и стали бить ногами и дубинками. От побоев мое лицо опухло. Пришел врач и сказал, что у меня ничего нет, все в порядке. Хотя лицо было опухшим и зубы все кровоточили».

В своем выступлении осужденный к 8 годам лишения свободы Турал Байрамов заявил: «В тот день шел к своему дедушке. По дороге встретил полицейских, один из них остановил меня и сказал другим, что его также надо задержать, у него есть борода. Меня отвели в полицейское управление, где 11 часов беспрерывно избивали. Там же двое полицейских по имени Асиф и Эльнур сказали мне в лицо, что я якобы нанес им телесные повреждения и что этому есть 58 свидетелей, но ни одно из этих 58 свидетельств мне не показали».

На этом судья прервал заседание и назначил новое на 3 июня.

30 мая

Под председательством судьи Хагани Маммадова состоялось заседание Верховного суда по делу о запрете издания книги богослова Эльшада Мири. Как указал  Forum 18 адвокат богослова Эльмар Сулейманов, в ходе прений «мы убедительно изложили свою позицию о том, что запрет был абсолютно незаконным». После чего судья Х. Маммадов попросил адвоката, представлявшего интересы Государственного комитета по работе с религиозными образованиями, прокомментировать позицию этого государственного органа, запретившего публикацию книги богослова. Но, по словам Эльмара Сулейманова, адвокат властей  «не смог аргументировано опровергнуть наши доводы». Затем снова взял слово Эльмар Сулейманов и указал, что если Верховный суд не поддержит апелляцию богослова Эльшада Мири, то последний обратится в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) в Страсбурге. После чего судья Хагани Маммадов призвал Государственный комитет и Мири достичь «мирового соглашения» и назначил новое заседание на 25 июня.

Older Posts »

СУДЫ В ИЮНЕ 2019

СУДЫ В ИЮНЕ 2019

03 июня

Тогрул Вердиев

3 июня в Бакинском Апелляционном суде под председательством судьи Чингиза Маммадова состоялся очередной процесс по делу о событиях в Гяндже в июле 2018 г. По сообщению агентства Veten ugrunda, в этот день состоялось слушания 4 из 11 подсудимых. Все они рассказывали о своей невиновности и о перенесенных зверских пытках в отделении полиции г. Гянджи

В своем выступлении подсудимый Тогрул Вердиев заявил, что 10 июля собирался вместе с друзьями пойти в мечеть на молитву. По дороге услышали шум и крики. Но вспомнив, что забыл ключи на работе, он вернулся на работу. А два дня спустя к нему на улице Сабира подошли двое полицейских и повели к начальнику Низаминского районного отделения полиции г. Гянджи Адаляту Садыгову. Там ему стали задавать вопросы. Адалят Садыгов спросил, «бывал ли ты в Иране? Бывал ли ты в городе Гуме, молился ли там?», на что Т. Вердиев ответил утвердительно. Тогда Адалят Садыгов сказал своему окружению: «Раз он был в Иране, в Гумме и там молился, значит он враг народа».

После этого Т. Вердиев задал вопрос судье: «Если я совершил какие-то противозаконные действия, тогда почему я требую посмотреть видеокамеры с площади, где произошли тогда события?».

Далее Т. Вердиев указал относительно обвинений в его адрес: «Указали, как будто я кидал камни в полицейских и толкнул обеими руками полицейских. Между тем я левша и работаю одной рукой. Потом написали в обвинении, будто я уже 5 лет как молюсь. Тогда как на самом деле я лишь как молюсь. Наконец, еще одно обвинение заключается в том, что был в группе. Но я со всеми тут сидящими на скамье познакомился уже после ареста». И далее он указал, что в полицейском отделении двое полицейских по имени Рухи и Ниджат выступили в качестве свидетелей и ложно оклеветали меня. Я им сказал – побойтесь Бога, у вас же есть дети! Однажды, когда это все выйдет боком против ваших детей, вы будете сожалеть об этом. А они в ответ сказали – брат, если не мы будем, тогда других поставят против тебя».

Затем слово было дано подсудимому Сеймуру Алиеву, который также категорически отверг все выдвинутые против него обвинения, назвав их ложными: «Будто бы я бросил камень в неизвестного полицейского. А почему нет имени этого полицейского? Не могут разве по видеокамерам найти того полицейского и определить его имя? Я два дня спустя после этих событий сидел в чайхане, который принадлежит следователю по имени Ханлар. Он позвонил мне и потом приехал и забрал меня из чайханы в отделение полиции. А в протоколе написали, будто бы меня арестовали 10 июля».

Тут вмешался подсудимый Турал Байрамов, заявивший, что он лично видел, как Сеймура Алиева привезли 12 июля в полицейское отделение.

В своем выступлении подсудимый Орхан Ягналиев указал, что он приехал в Гянджу для участия в поминках своей бабушки и был арестован: «Я был приговорен 8 января 2018 г. к полутора годам заключения за автомобильную аварию. 8 июля узнал о смерти бабушки и мне разрешили участвовать и дали два дня для этого. Сошел с автобуса и пошел к дяде, поскольку мои родители живут в России. Вместе с сыном дяди, моим двоюродным братом, пошли туда, где были поминки. По дороге двоюродный брат сказал, что надо зайти в аптеку и купить лекарства для его матери. Пошли в аптеку, но увидели, что везде все перекрыто. Когда дошли до здания Низаминского районного суда, двое полицейских схватили двоюродного брата. Я узнал полицейского по имени Вюсал и сказал ему, что у двоюродного брата больное сердце, отпустите его. Тут появился человек в гражданской одежде, показал на меня и приказал меня арестовать».

По словам О. Ягналиева, когда их привели в полицейское отделение, там уже было полно народу, которых начинали избивать уже в коридоре. «Полицейский по имени Вюсал передал нас полицейскому по имени Вугар Гараев, сказав, что мы не виноваты. Но потом нам сказали, что за сопротивление полиции нам дадут 20 суток и не будет сильно мучить. 11 июля мне дали 15 суток ареста, двоюродному брату же – 20 суток. Затем нас перевели в Низаминское отделение полиции. Когда вошли внутрь, то увидели начальника отделения Адалята Садыгова, следователя Орхана Бабаева из Генеральной прокуратуры. Они нам сказали – дай нам 5 тысяч манат и тогда отпустим тебя.

Ответил им, что я не виновен и это все равно будет доказано и тогда меня все равно отпустят. В ответ Адалят Садыгов сказал, что здесь Азербайджан. И здесь нет закона. Я включу тебя в список участников гянджинских акций. И далее он добавил – я могу даже пустить пулю тебе в голову и убить, никого не боюсь. А следователь Орхан Бабаев заметил: я знаю, что надо сделать, чтобы ты поумнел. Меня после этого раздели догола, связали руки и ноги и привязали к батарее отопления. Столько били меня, что полностью оглох на одно ухо и я теперь не слышу. Сломали мне нос, а голову так сильно и часто били по батарее, что разбили голову. Затем большой палец прищемили между дверьми, били по ногам так, что не мог несколько дней ходить. После всевозможных пыток меня потом отвезли и бросили в карцер тюрьмы в Гяндже. Там нам 3 дня не давали ни пить, ни есть».

Орхан Ягналиев далее заметил, что и у него и у всех арестованных по гянджинским делам в полицейском управлении украли из карманов деньги, у многих забирали ценности – кольца, золотые цепочки на руках и многое другое. У некоторых забрали и не вернули телефоны.

Затем О. Ягналиев добавил, что 3 июля он был в тюрьме. Но в протоколе записано, что будто бы он вел с представителями каких-то группировок переписку по телефону: «Я был 3 июля в тюрьме, там не дают телефонов. Только 9 июля я пришел домой и там взял для использования старый телефон. Как я мог вести переписку по телефону? Меня вынуждали признаться, что принимал участие в акции. Меня подвергли таким ужасным пыткам, что чуть было не повесился от всего пережитого».

У отца О. Ягналиева от услышанного началась истерика. Он не мог больше слышать, что сделали с его сыном и покинул помещение суда и вышел на улицу.

Вагиф Ашрафов – гражданин России, родился в Москве и там же прописан: «28 июля один сотрудник полиции по имении Руслан позвонил мне и пригласил в отделение полиции. Я пошел в отделение полиции. Там меня отвели в комнату Адалята Садыгова. Тот спросил – был ли я на площади? Ответил, что нет. Меня продержали в отделение до 31 июля и затем арестовали на 15 суток по обвинению, что громко говорил на улице по телефону. Для этого они активировали три года не используемый мной телефон, чтобы доказать, будто якобы по нему вел переговоры с участниками акции».

Далее В. Ашрафов рассказал о пытках в отношении него: «Меня пытал помощник прокурора по имени Нихад. Отвел меня в одну комнату, где увидел много ножек от стульев. Завязали мои руки и ноги и бросил на пол, после чего стал этими ножками от стульев избивать. Затем снял туфли и стал бить каблуком по ушам, так что мои ушли были в крови и разорваны. Причем раны до сих пор не прошли. А я ему только говорил, что у меня тромбы и сердце больное. Но Адалят Садыгов сказал: где ему больно, туда больше всего и бейте».

После этого судья объявил о прекращении заседании и о назначении продолжения на 20 июня

4 июня

Село Галагаин

 

В феврале 2019 г. в доме баптистской супружеской пары Сафгана и Гюльнары Маммадовых, проживавших на юге Азербайджана в Сабирабадском районе в селе Галагаин, полицейские провели обыск и конфисковали 106 книг и буклетов, в том числе Библию и Новый Завет, а также диски с христианскими песнями. О конфискации религиозных книг и буклетов полицейские составили протокол, на основании которого 16 апреля судья Сабирабадского районного суда Нураддин Багиров признал Сафгана и Гульнару Маммадовых виновными в нарушении статей 451 и 515.0.3 Кодекса административных проступков Азербайджанской Республики и оштрафовал супругов на 1,500 манат (800 евро) каждого, то есть на 3,000 манат (1,600 евро). Это огромная сумма даже для работающих в столице граждан страны. И уж тем более для жителей провинции.

Не согласившись с вердиктом, супруги Маммадовы обратились в Ширванский Апелляционный суд. Однако 4 июня судья Рафик Джафаров отклонил апелляцию Гюльнары Маммадовой, а судья Исмаил Ахмадов аналогичным образом отклонил апелляцию Сафгана Маммадова. «Судебное заседание длилось всего 10 минут и вынесло несправедливое решение», — отметил сотруднику норвежской организации Forum 18 близкий к супругам верующий.

«Сафган и Гюльнара больше не могут подавать апелляции», — заявил глава Баптистского Союза пастор Илья Зенченко в интервью Forum 18. «Мы рассматриваем возможность написать Президенту Ильхаму Алиеву об этом деле».

12 июня

Верховный суд сегодня отклонил кассационную жалобу осужденного по Нардаранским событиям Абульфаза Буньядова.

Накануне рассмотрения дела группа правозащитников, активистов и представителей интеллигенции обратились к руководству страны с просьбой содействовать освобождению Буньядова в связи с тяжелым состоянием здоровья — паралич конечностей, гепатит C, инфекция кишечника. Однако призыв демократической общественности остался не услышанным, несмотря на угрозу жизни осужденного.

В этот же день состоялось предварительное слушание в Бакинском Апелляционном суде в отношении осужденных 2 марта 2019 г. группы из 8 человек по т.н. «Гянджинским событиям». Как сообщили корреспонденту агентства Veten ugrunda родственники осужденных, в знак протеста, что судья отказался рассмотреть их жалобы, все осужденные приняли решение начать 14 июня голодовку в тюрьме.

13 июня

В здании Сабунчинского районного суда под председательством Дадаша Иманова состоялись судебные процессы над двумя группами обвиняемых по 8 человек по так называемому «Гянджинскому делу». Как сообщил агентству Turan правозащитник Огтай Гюльалиев, в этом день к защите обвиняемых присоединились два новых адвоката — Шахла Гумбатова и Зибейда Садыгова.

«Участие новых адвокатов на первом же заседании привело к напряженности между ними и судьями. Так, судья Дадаш Иманов неоднократно прерывал обвиняемых и адвокатов, необоснованно предупреждал их, прерывал, когда речь шла о пытках, и все это вызвало недовольство в зале», — отметил О. Гюльалиев. B связи с этим, адвокат Ш. Гумбатова и ряд других защитников выступили с отводом судье Д. Иманову. Отвод будет рассмотрен сегодня.

Одним из важных моментов заседания 13 июня стало оглашение письма первого заместителя Генерального прокурора Рустама Усубова о результатах расследования фактов пыток обвиняемых на предварительном следствии. B письме утверждается, что заявления «о пытках не нашли своего подтверждения». «Такое решение прокуратуры вызвало протесты переживших морально-физические страдания обвиняемых, на телах которых все еще остаются следы пыток», — сказал О. Гюльалиев. Он считает, что расследование было формальным. Даже «забыли» просмотреть записи с видеокамер наблюдения происходящего 10-11 июля в управлениях полиции Гянджи.

Правозащитник считает, что участие в деле независимых адвокатов усложнит задачу правоохранителей скрыть факты пыток. Он также указал, что в отличие от других заседаний, на судебном процессе 13 июня присутствовали сотрудники посольства США и представительства ЕС.

14 июня

В октябре 2018 г. в г. Агсу в ходе рейда полиция арестовала за «проведение незаконной религиозного собрания» трех верующих мусульман – Рауфа Маджидова, Гамбара Зейналова и Вугара Маммадова. Они были оштрафованы местным районным судом в размере от 1.000 до 2.000 манат или от 530 до 1.060 евро. Не согласившись с решением, верующие подали апелляционные жалобы.

В ноябре 2018 г. Шекинский Апелляционный суд оставил без изменений решения районного суда и отклонил жалобы Рауфа Маджидова и Вугара Маммадова. А вот в отношении жалобы Гамбара Зейналова тогда же судья Мирбахаддин Гусейнов принял решение изменить приговор районного суда, как «не соответствующего фактам». Однако сторона обвинения подала встречную жалобу. И вот 14 июня судья Шекинского Апелляционного суда М. Гусейнов изменил свое же решение и оставил в силе вердикт нижестоящего суда по делу Г. Зейналова без изменений.

18 июня

Эльвин Назаров

Вугар Худиев

В Бакинском Апелляционном суде под председательством судьи Гянджинского суда по тяжким преступлениям Салмана Гусейнова состоялось очередное заседание по т.н. «Гянджинским делам» группы, осужденных 1 марта 2019 года. По сообщению агентства Veten ugrunda, рассматривались жалобы осужденных Эльвина Назарова, Эльмана Рустамова, Эльвина Аллахвердиева, Неймата Гейдарли, Рената Маммадова и Вугара Худиева.

В своем выступлении Вугар Худиев рассказал об ужасных пытках, которым он подвергся в Кяпазском отделении полиции г. Гянджа: «В отделении полиции очень долго и сильно меня избивали, чтобы сломать мою спину, но не смогли. Тогда они связали меня по рукам и ногам и потом привязали к стулу.

Все время спрашивали, знаю ли я какого-то Рашада. Получив отрицательный ответы, меня вместе со стулом били по стене, полу и где еще можно. Позже, в следственном изоляторе в Кюрдаханы сокамерники сказали врачу, что в камере есть один заключенный, у которого сломано ребро, посмотрите на него. Врач спросил, кто это? Ему ответили, что это заключенный из Гянджи. Тогда врач заявил, что нам сказали не смотреть тех заключенных, которые прибыли по гянджинскому делу».

В этот момент судья Салман Гусейнов прервал Вугара Худиева со словами «Не говори тут о репрессиях, хватит! Говори, почему приехал в Гянджу» и тем самым не допустил раскрытие в суде фактов пыток.

Тогда В. Худиев стал рассказывать, как он 10 июля вместе с двумя друзьями Эльвина Назарова приехал в Гянджу и посетил мечеть Имамзаде: «Затем мы пошли отдыхать и отправились пить чай в Ханском саде города. В этот момент к нам подошли двое полицейских и потребовали пойти с ними в полицейское управление. Мы подчинились и пошли. По дороге полицейский по имени Эмин сказал, что нам дадут по 15 суток административного ареста, а потом пойдете по домам. Но не объяснил, по какой причине будем наказаны. Но в управлении полиции мне сказали, что после завершения 15 суток ареста я должен уехать в г. Мингечевир и больше не приезжать в Гянджу. Ответил им, что я как гражданин страны могу ездить куда хочу». На уточняющий вопрос государственного обвинителя Адалята Азимзаде, В. Худиев добавил: «Меня арестовали, когда я сидел в Ханском саду и пил чай. Но в протоколе написали, будто меня задержали на площади во время акции».

На вопрос адвоката Зибейды Садыговой «Спрашивали ли Вы о причинах задержания?», В. Худиев ответил: «Разве нам что-то позволяли говорить и делать? Обращались с нами зверски. Как привели в полицейское управление, сразу заявили нам, что наказаны на 15 суток, лишь указали, что им дали указание, всех, кого приводят в управление полиции давать по 15 суток ареста». Судья Салман Гусейнов попытался возразить: «Решение о административном аресте принимает суд, а не полиция», но В. Худиев тут же указал судье, что никакого суда и решения не было, сами полицейские сказали об осуждении на 15 суток. Более того, при этом не присутствовали ни адвокаты, ни кто-то из близких членов семьи. Как и не объяснили ему о его правах.

В завершении В. Худиев указал: «В Кяпазском отделении полиции меня беспрерывно избивали. И при этом говорили, что ждут приказа сверху, чтобы всех нас расстрелять. Потом пришел следователь, который сказал, что даст мне статью 531 Уголовного кодекса, будто бы я принимал участие в массовых беспорядках. Когда же нас привезли в СИЗО Кюрдаханы, то всем заключенным в камерах говорили, чтобы не приближались к тем, кто был арестован по гянджинскому делу, а то и у них будут проблемы и их будут судить по этой же статье, а также за измену родине».

После этого заявление государственного обвинителя Адалята Азимова, что никаких пыток в отношении этих 6 осужденных вызвало среди последних огромное возмущение. Попытка судьи успокоить осужденных проваливались. Каждый из осужденных стал говорить о пытках. Эльвин Назаров сказал, что в течение 7 месяцев он не имел никаких контактов с близкими, а потом повернулся к государственному обвинителю А. Азимову: «Подойдите ко мне и посмотрите на мое запястье. Следы пыток остались до сих пор. Мои руки заковали в наручники и бросали на пол, а потом на мои руки садился 150-килограмовый человек и наручники врезались в запястье до костей. Я был весь в крови. А теперь говорите, что не было пыток? А что в таком случае было с нами?».

Тогда судья остановил заседание и объявил о переносе на 24 июня.

21 июня

Шахин Вердиев (в центре) и другие обвиняемые по «Гянджинскому делу»

 

В Сабунчинском районном суде под председательством судь Гянджинского суда по тяжким преступлениям Дадаша Иманова проходило очередное заседание по т.н. «Гянджинскому делу» группы из 8 человек. Однако, как сообщила корреспонденту агентства Veten ugrunda Семинара Вердиева, в самом начале заседания внезапно резко ухудшилось состояние ее сына Шахина Вердиева: «Были срочно вызваны врачи, которые, осмотрев, сказали, что сыну необходима срочное лечение. Но, хотя мы обратились с просьбой заменить сыну тюремное заключение на домашний арест, но не получили согласия на это. А в Лечебной части Пенитенциарной службы лишь уколы, чтобы снять боль. Я сама покупаю все необходимые лекарства. Моему сыну в ходе следствия подвергли зверским пыткам. Ему заклеили рот и глаза скотчем, руки заковали в наручники за спиной, связали ноги и поток стали пытать электрошоком». Дальше она добавила: «Моего сына пытали под руководством следователя по особо тяжким преступлениям при Генеральной прокуратуры Орхана Бабаева. Последний лично пытал током, да так, что мой сын потерял сознание. Пришлось дважды даже следователю вызывать «Скорую помощь», приводили сына в чувство и снова начинали пытать током. Вот почему сын в таком сейчас положении, его ведь никто серьезно не лечит».

Адвокат Шахина Вердиева Зибейда Садыгова подняла ходатайство, чтобы ее подзащитный сел рядом с нею, а не в стеклянной кабине («аквариум»), однако судья Дадаш Иманов отказался удовлетворить ходатайство. После этого находившемуся в стеклянной кабине Ш. Вердиеву стало плохо и он потерял сознание. В такой ситуации адвокат З. Садыгова снова подняла ходатайство, чтобы перенести процесс: «Нет ничего важнее человеческой жизни. Состояние здоровья моего подзащитного очень тяжелое.

Прошу остановить и перенести процесс на другой день». Представитель стороны обвинения выступил против, но судья принял решение удовлетворить ходатайство и перенес процесс на 27 июня.

24 июня

В Бакинском Апелляционном суде под председательством судьи Гянджинского суда по тяжким преступлениям Салмана Гусейнова состоялось очередное заседание по т.н. «Гянджинским делам» группы, осужденных 1 марта 2019 года. По сообщению агентства Veten ugrunda, по ходатайству Назима Мусаева — адвоката осужденного Неймата Гейдарли, процесс начался с просмотра записи видеокамеры с площади в Гяндже, где произошли трагические события. Ведь Н. Гейдарли был арестован рано утром 10 июля, задолго до акции на площади. Но судья С. Гусейнов заявил, что он сам хочет показа видео, так как на нем четко запечатлен Н.Гейдарли. Однако ни судья, ни государственный обвинитель или кто-то еще не нашли на видео Неймата Гейдарли. Тогда судья стал показывать фотографии участников митинга, но и среди них не было Неймата Гейдарли. Последний заявил, что в тот день он отправился в Гянджу купить себе одежду и на нем была черного цвета сорочка: «Моя одежда в тот день была предоставлена для экспертизы и легко можно увидеть, какого цвета на мне была одежда. А на представленных фотографиях люди в белых рубашках. И я не мог быть на видео, так был арестован несколькими часами ранее».

Не было на показанном видео также и никого из 6 обвиняемых.

Судья вновь перенес заседание на 8 июля.

25 июня

Судья Верховного суда Хагани Маммадов окончательно отклонил иск мусульманского богослова Эльшада Мири против Государственного комитета по работе с религиозными организациями. «Как только в моем распоряжении будет письменное решение Верховного суда, я с моим адвокатом подготовлю дело для обращения в Европейский суд», — сказал Эльшад представителю Forum 18. Он также добавил, что у суда есть один месяц, чтобы вынести решение в письменной форме.

28 июня

В Бакинском Апелляционном суде под председательством судьи Гянджинского суда по тяжким преступлениям Ализамина Абдуллаева состоялось очередное заседание по т.н. «Гянджинским делам» группы из 8 обвиняемых, осужденных 2 марта 2019 г. к различным срокам лишения свободы. По сообщению агентства Veten ugrunda, взявший вначале слова адвокат Полад Махаррамов и заявил, что следствие велось очень предвзято и обвиняемые не виновны.

Затем адвокат обвиняемого Сабира Азизова указал, что в основе обвинения следователей было указано наличие смс по WhatsApp, чтобы тот срочно прибыл в Гянджу. Но в суде первой инстанции этот факт не проверили и не выяснили – а было ли это сообщение вообще?

Выступавшие после этого обвиняемые не признали себя виновными. Рия Нурузаде заявил, что вместе с братом Гюльмирзой и друзьями Фикратом и Сабиром решили поехать на озеро Гойголь отдохнуть. По дороге решили выпить чай и поесть заодно, но не знали где есть хорошее место для этого и потому подошли к полицейскому с просьбой, чтобы тот указал на такое место. А полицейский отвел их в полицейское управление Гянджи, сказав, что они получат по 15 суток административного ареста, после чего их отпустят домой. В протоколе было указано, якобы нас задержала полиция и мы оказали сопротивление, тогда как на самом деле мы сами подошли к полицейскому и спросили указать место, где можно поесть и выпить чай.

После этого их 4 дня с утра и до вечера зверски избивали и требовали признаться, что якобы их Эльман Гулиев специально послал в Гянджу для участия в акции.

В этот момент адвокат Полад Махаррамов сделал заявление, что по указанию начальника Главного управления Гянджи полковника Фаига Шабанова в связи с событиями в июле 2018 г. в Гяндже было арестовано около 500 человек, что вызвало гневную реакцию со стороны представителя Генеральной прокуратуры Адалята Азимова.

Затем выступил обвиняемый Гюльмирза Нурузаде: «Я работаю мастером по ремонту автомобилей. После смерти отца был в депрессии и сильно тосковал по нему. Друзья решили мне помочь и предложили поехать отдохнуть и расслабиться. Мы решили поехать на озеро Гойголь». Решили заказать такси и уже после ареста они поняли, что водитель такси на самом деле сотрудник полиции. В это время сидевшие в зале родители стали говорить, что этот псевдоводитель из полиции на самом деле заранее составлял списки тех, кого надо было арестовать за участие в акции в Гяндже.

Далее Г. Нурузаде рассказал, что их под пытками заставляли признаться, что якобы их призвал принять участи в акции в Гяндже Эльман Гулиев, но он отказывался подписывать такое признание.

Когда стали выступать арестованные братья Сабир и Джабир Азизовы, то находившаяся в зале их матери стало плохо. Джабир Азизов сказал: «Нас так сильно избивали, что мы постоянно теряли сознание. Били с утра и до ночи и все время требовали признаться, что якобы нас в Гянджу позвал Эльман Гулиев. Но зачем я должен оклеветать Эльмана? От побоев мне было так больно и плохо, что не выдержал и лезвием порезал свои пальцы. А также стал резать себя по всему телу, хотел покончить с собой, не хотел больше жить. Дальше не могу рассказывать, так как в зале присутствуют наши матери и сестры, стыдно перед ними, пусть покинут зал и тогда расскажу полную правду обо всех видах пыток против меня и других. Не могу при них говорить, что говорили и делали полицейские с нами, сняв свои штаны. Разве можно такое выдержать?».

На этом процесс был прерван и новое заседание было назначено на 26 июля.

Older Posts »

СУДЫ В ИЮЛЕ 2019

СУДЫ В ИЮЛЕ 2019

3 июля

В Бакинском суде по тяжким преступлениям под председательством судьи Фаига Ганиева продолжился процесс по делу 42-летнего жителя Баку Ровшана Рахимова и 37-летнего жителя г. Сумгайыт Мехмана Гараева, обвиняемых в участии в боевых действиях в Сирии в составе незаконных вооруженных формирований.

С показаниями на суде выступили родственники обвиняемых. А. Гараев заявил, что он не был в курсе, что его брат Мехман Гараев отправился в Сирию. Ведь тот страну и уехал в Турцию на заработки. В ответ судья Ф. Ганиев заметил, что в своих показаниях в ходе предварительного следствия А. Гараев говорил иначе, однако последний не смог дать вразумительное объяснение противоречиям в показаниях в период следствия и на суде сегодня.

Затем выступил С. Рахимов, который заявил, что он был в плохих взаимоотношениях с братом Ровшаном Рахимовым, особенно после того, как тот стал молиться и сильно изменился: «Он не был раньше таким. Но теперь он стал жить по правилам веры и это привело к проблемам и охлаждениям в наших отношениях, мы не встречались»

10 июля

Парализованный верующий Абульфаз Буньядов

10 июля в Низаминском районном суде г. Баку под председательством судьи Рауфа Ахмадова рассматривалось дело осужденного в июле 2018 г. к 15 годам лишения свободы верующего Абульфаза Буньядова. В ходе операции полицейских в поселке Нардаран 26 ноября 2015 г. А. Буньядов был тяжело ранен и парализован. Он был арестован и на суд его привозили и увозили на носилках в тюрьму.

В последнее время состояние здоровья парализованного А. Буньядова резко ухудшилось, его перевели в Лечебное учреждение Пенитенциарной службы.

Адвокат осужденного Фахраддин Мехдиев обратился с ходатайством освободить А. Буньядова на основании статьи 76.2 (освобождение лица, пораженного тяжелой болезнью, препятствующей отбытию наказания) Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики. Вслед за этим неделю назад активисты начали в Интернете сбор подписей под петицией к руководству Азербайджана с просьбой содействовать освобождению А. Буньядова. Государственный обвинитель не стал возражать. После короткого совещания суд принял решение освободить А. Буньядова в зале суда, после чего последний был отправлен домой.

14 июля

В Бакинском суде по тяжким преступлениям состоялся процесс по делу 42-летнего жителя Баку Ровшана Рахимова и 37-летнего жителя г. Сумгайыт Мехмана Гараева, обвиняемых в участии в боевых действиях в Сирии в составе незаконных вооруженных формирований.

Согласно материалам следствия, подсудимые в 2013 г. принимали участие в боевых действиях в составе группировок «Джабхат ан-Нусра» и «Джунд аш-Шам». Затем вернулись в Азербайджан, в феврале 2019 г. были задержаны сотрудниками спецслужб республики и решением суда к ним была применена мера пресечения в виде ареста сроком на 4 месяца.

Отец троих детей Мехман Гараев – выпускник Сумгайытского педагогического университета. До того, как отправиться в Сирию, он занимался бизнесом – торговал в Торговом центре «Karvan». Армейский товарищ Рамин познакомил Мехмана с исповедующим салафизм сумгаитцем Агилем Гаджиевым по прозвищу «Талыш Агил», который называл себя «эмиром Сумгаитского джамаата», Джейхуном, Мубаризом и другими. Эта группа людей называла себя «Джааматом Маммада». Они часто собирались в различных чайханах и кафе города. Темой их разговора был в основном джихад. Проникшись этой идеей, несколько молодых членов «Джамаата Маммада» отправились воевать в Сирию. Однако Мехман Гараев из-за возникших в группе разногласий покинул ее и поехал в Сирию самостоятельно.

Выступивший на суде Гараев признался, что решил воевать в Сирии после того, как посмотрел в Интернете несколько видеороликов. Он выяснил, что из турецкой провинции Газиантеп можно перебраться в Сирию. Сначала Гараев на автобусе отправился из Азербайджана в Турцию. В Газиантепе его вместе с еще одним жителем Сумгаита, «Абдул Алимом», контрабандисты переправили в Сирию. Там он познакомился с «Абу Яхья» — главарем группировки, состоящей из азербайджанцев, который забрал Мехмана в свой лагерь.

«Джамаат Абу Яхьи состоял из 20-25 человек. Всем там давали прозвища. У меня их было два – «Абу Руггия» и «Талут». Первое произошло от имени моей дочери, а второе связано с человеком, который как говорится в Коране, был ниспослан для исправления евреев», — заявил подсудимый.

В лагере «Абу Яхьи» Мехман Гараев провел два месяца, а затем присоединился к отряду Агиля Гаджиева из «Сумгаитского джамаата», который возглавлял «Джунд аш-Шам» и называл себя «Абу Мухаммадом». В ноябре 2013 г. Мехман Гараев покинул этот отряд и вернулся в Турцию, где проработал несколько месяцев. В 2014 г. Мехман Гараев вернулся в Азербайджан.

На следствии Мехман Гараев заявил, что не признает никаких других законов, кроме законов Аллаха и является сторонником создания исламского государства. Однако, по его словам, если участие в джихаде в Сирии считается преступлением, то он готов понести за это наказание. При этом Гараев уверял, что не принимал участия в боях и никого не убивал.

Второй обвиняемый – Ровшан Рахимов, известный по религиозному прозвищу «Махмуд», не впервые предстал перед судом – до этого он четыре раз отбывал сроки заключения за различные преступления, в том числе и за торговлю наркотиками. На суде он объявил, что уже 20 лет совершает намаз и другие религиозные предписания.

«В армии я не служил, так что пользоваться оружием и боеприпасами не умею. Мехмана Гараева не знаю. В 2013 г. я ездил в Турцию на заработки. Работал там в одном маленьком цеху. Всегда хотел помочь людям. Меня много раз арестовывали, но я искал правильный путь и так пришел к вере», — сказал Ровшан Рагимов.

Тем не менее при обыске в доме Ровшана Рагимова были обнаружены винтовка, бинокль, рация, газовые баллоны и боеприпасы. На что Рагимов заявил, что он заядлый охотник и купил оружие в охотничьем магазине.

Затем в качестве свидетеля дал показания Азим Абдуллаев, уголовное дело в отношении которого в данное время также рассматривает Бакинский суд по тяжким преступлениям. Он заявил, что знает «Абу Руггия» и «Махмуда» и познакомился с ними во время сборищ участников «Сумгаитского джамааата».

По словам А. Абдуллаева, «Сумгаитский джамаат» насчитывал 170 человек. Все они в дальнейшем отправились в Турцию, откуда перешли в Сирию и присоединились к группировке «Джунд аш-Шам». Далее, как указал на процессе А. Абдуллаев, каждый прибывший получал оружие и проходил военную подготовку.

В 2014 г. в расположение их группировки явились представители «Джабхат ан-Нусра» и предложили вместе вести джихад. Но руководитель и члены «Джунд аш-Шам» отвергли это предложение. Однако через некоторое время в их лагерь вновь прибыли посланники «Джабхат ан-Нусра» и, обезоружив, арестовали всех, кто там находился. После десяти дней заключения А. Абдуллаева, М. Гараева и еще несколько человек посадили в автобус и привезли на границу с Турцией. Пробыв в Турции несколько дней, они вернулись в Азербайджан.

Подсудимые не признавали себя виновными по предъявленным им обвинениям. Как и другие вернувшиеся из Сирии, они отрицали участие в боевых действиях, террористических актах, казнях и других преступлениях, заверяя, что ничего значительным в составе незаконных вооруженных формирований не занимались, а были лишь охранниками или поварами.

19 июля

По сообщению газеты Azadliq, в Бакинском Апелляционном суде продолжилось рассмотрение дела по очередной группе заключенных из 7 человек, осужденных 15 марта 2019 г. к различным срокам наказания по «Гянджинскому делу». Вначале председательствующий судья Теюб Мухтаров дал информацию относительно поднятых в ходе предыдущего процесса фактов о пытках в отношении обвиняемых. Был направлен запрос в Главное управление по борьбе с организованной преступностью МВД Азербайджана, откуда пришел ответ, что у них в управление никого не пытают. Также к ним не поступали заявления о пытках. Аналогичный ответ о том, что не применяются пытки и никто не подавал жалобу на имя суда и Низаминского районного управления полиции г. Гянджи.

Был сделан запрос и на имя Бакинского СИЗО Кюрдаханы, откуда ответили, что при поступлении к ним, все семеро заключенных были осмотрены врачами и на их телах не были обнаружены новые следы пыток. Пока судья читал эти ответы, заключенные стали кричать, что все это неправда и в СИЗО их вообще никто из них не прошел через медицинское обследование. Стали кричать и родственники. Также заключенные и потребовали от судьи пригласить для допроса тех полицейских, которые давали показания против них, это требования поддержали и адвокаты.

Заключенный Эльвин Алиев указал, что был арестован за оказание сопротивления полиции, тогда как на самом деле никто не оказывал сопротивления. Также ложны и обвинения, будто он вместе еще с двумя другими заключенными подготовили план по акции в Гяндже, тогда как все трое познакомились друг с другом уже после ареста.

Мать заключенного Алима Юсифова обратилась к судье с просьбой, чтобы тот предоставил ей справку о том, что сын не является политзаключенным. И объяснила судье, что супруга сына тяжело больна и не может прокормить двух малолетних детей. А потому пошла по месту жительства в Центр социальной помощи Шамкирского района, где ей однако заявили, что супруг является политзаключенным и ему не полагается социальная помощь.

Тут вскочили другие родственники заключенных и стали говорить об аналогичных проблемах и у них. В такой ситуации судья прекратил процесс и назначил новый на 2 августа.

23 июля

5 июля в ходе совместного рейда МBД, Службы государственной безопасности и ГКРРО в районе мечети Гарачухур Сураханского района Баку на улице у продавца Кямрана Гусейнзаде было обнаружено и конфисковано 180 единиц религиозной литературы по подозрению, что эти книги пропагандируют «религиозный радикализм и экстремизм».

Хотя ни чего экстремистского так и не было обнаружено, тем не менее на продавца был составлен протокол и дело было передано в Сураханский районный суд за то, что К. Гусейнзаде не имел лицензии на продажу религиозных книг.

23 июля судья Сураханского районного суда Джейхун Гадимов признал К. Гусейнзаде виновным по статье 516.0.2 Кодекса Административных правонарушений и оштрафовал его на 2.200 манат (примерно 1.300 долларов), сообщил Forum 18 помощник судьи. Помощник сказал, что К. Гусейнзаде не обжаловал это решение. Помощник отказался комментировать, почему человек должен быть наказан за предложение религиозной литературы и предметов для продажи без разрешения государства.

Older Posts »

СУДЫ В АВГУСТЕ 2019

СУДЫ В АВГУСТЕ 2019

1 Августа

Акция протеста 10 июля 2018 г. в Гяндже

В Бакинском Апелляционном суде под председательством судьи Чингиза Маммадова состоялся очередной процесс по делу о событиях в Гяндже в июле 2018 г. группы из 11 подсудимых. По сообщению агентства Veten ugrunda, на судебном процессе выступил государственный обвинитель Джейхун Алиев, который заявил, что суд полностью доказал вину подсудимых. Но, несмотря на это, он выступил за смягчение наказания подсудимым и в связи с этим предложил переквалифицировать подсудимым обвинение со статьи 315.2 (применение насилия против представителя полиции, опасного для здоровья и жизни) на 315.1 (применение насилия против представителя полиции) и оставить без изменения обвинение по статье 220.1 (организация или участие в массовых беспорядках) Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики. Отметим, что если статья 315.2 предусматривает наказание от 3 до 7 лет лишения свободы, то статья 315.1 — до 3 лет тюремного заключения.

С учетом этого прокурор предложил сократить сроки наказания Маарифу Гаджиеву, Руслану Хасанову, Низами Акперову, Тогрулу Bердиеву и Сеймуру Алиеву до 5,5 лет лишения, свободы, Шахлару Рзаеву, Туралу Байрамову, Кямалу Махаррамову, Аразу Хасанову и Орхану Ягналиеву до 5 лет, Bагифу Ашрафову до 4,5 лет лишения свободы.

Суд первой инстанции приговорил фигурантов этого дела на сроки от 7,5 до 9 лет лишения свободы.

B свою очередь, адвокаты, заявив, что вина их подзащитных не было доказана, просили суд оправдать подсудимых.

Судебное заседание будет продолжено 15 августа.

2 августа

Эльвин Алиев

В Бакинском Апелляционном суде под председательством судьи Тейюба Мухтарова состоялся очередной процесс по делу о событиях в Гяндже в июле 2018 г., на этот раз группы из 7 подсудимых. Отметим, что они были осуждены 15 марта 2019 г., а именно: Явер Исмаилзаде к 9 годам лишения свободы, Забиль Маммадов — на 8,5 лет, Иса Махаррамзаде — на 8, Алим Юсифов — на 7,5 Ганбар Гаразаде — на 7,5, Эльвин Алиев и Айдын Рустамов — на 6 лет.

И вот теперь, по сообщению агентства Veten ugrunda, на судебном процессе выступил государственный обвинитель Джейхун Алиев, который заявил, что суд полностью доказал вину подсудимых. Вместе с тем, государственный обвинитель попросил суд снизить сроки наказания на 2-4 года, а осужденному Эльвину Алиеву сократить наказание до 1 года лишения свободы. Это означает, что уже на следующем заседании 8 августа Э. Алиев может быть освобожден.

 

5 августа

В Бакинском суде по тяжким преступлениям под председательством судьи Фаига Ганиева продолжился процесс по делу 42-летнего жителя Баку Ровшана Рахимова и 37-летнего жителя г. Сумгайыт Мехмана Гараева, обвиняемых в участии в боевых действиях в Сирии в составе незаконных вооруженных формирований.

С самого начала подсудимый Ровшан Рахимов сделал заявление, что отказывается от услуг своего адвоката, заявив, что в этом деле от адвоката нет никакой пользы. Судья указал ему, что это его право, но судья не может продолжать процесс без участия адвоката. А также судья Ф. Ганиев добавил, что в силу особой тяжести преступления обвиняемый обязан иметь адвоката Поэтому суд информирует Коллегию адвокатов и обвиняемому за счет государства будет назначен государственный адвокат.

Но Ровшан Рахимов вновь заявил, что не нуждается в услугах адвоката: «Нас только привозят и отвозят. Все равно суд примет решение не в нашу пользу, потому я в следующий раз не приду в суд. Сделайте все, что надо и осудите нас».

Судья вновь указал, что до назначения нового адвоката он приостанавливает процесс и призвал подсудимого сохранять спокойствие: «Все равно осталось мало, процесс завершается. Сегодня заслушаем выступление государственного обвинителя, потом выступят адвокаты

 

8 августа

По сообщению агентства Turan, на очередном процессе в Бакинском Апелляционном суде по делу о событиях в Гяндже в июле 2018 г. государственный обвинитель Джейхун Алиев предложил смягчить наказания еще одной группе осужденных по «Гянджинскому делу» численностью в 8 человек. Джейхун Алиев в частности предложил переквалифицировать обвинение в отношении семи осужденных со статьи 220.1 (участие в массовых беспорядках) на статаью 29, 220.1 (попытка к участию в массовых беспорядках) Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики.

Только в отношении преподавателя Сумгайытского государственного университета Эльмана Хусейнова государственный обвинитель предложил оставить статью без изменения. Тем не менее, прокурор просил суд сократить срок наказания Хусейнову с 8 до 7 лет лишения свободы.

Что касается остальных, то государственный обвинитель предложил снизить на полгода сроки наказания осужденным на 6 лет Сабухи Раджабову, Рияду Нурузаде, Сабиру Азизову и Фикрату Мирзалиеву. А осужденным на 5 лет Джабиру Азизову и Гюльмирзе Нурузаде было предложено снизить срок наказания до 4,5 лет заключения.

Однако адвокаты выразили несогласие с государственным обвинителем. На их взгляд, подсудимые вообще не совершили никаких преступных деяний. Защита просила для всех оправдательного вердикта.

Адвокат Сабира Азизова просил суд принять во внимание тяжелое положение семьи обвиняемого: «Сабира Азизова называют членом радикальной религиозной группы. Хотя при задержании он был в состоянии алкогольного опьянения. У него отец инвалид первой группы, мать уборщица — получает всего 180 манат (примерно 106 долларов). B семье зарабатывали двое сыновей и обоих арестовали. Хотя бы ради человечности одного отпустите, чтобы содержал семью», — заявил адвокат.

Защита настаивала, что глава государства неверно информирован о событиях в Гяндже. Арестованных по делу пытают и мучают, требуя признаться в организации беспорядков. Процесс продолжится 23 августа, когда обвиняемые выступят с последним словом.

 

9 августа

Четверо обвиняемых по «Гянджинскому делу» — Гадир Хусейнов, Камал Маммадтагиев, Мирэшгин Сеидов и Рауф Гурбанзаде — 9 августа освобождены в зале суда после того, как Бакинский Апелляционный суд смягчил им наказание.

Ранее, 22 февраля 2019 г. они были осуждены вместе с другими 7 обвиняемыми по этому же делу на сроки от 7 до 10 лет лишения свободы по ст. 220.1 (участие в массовых беспорядках), 315.2 (применение насилия против сотрудников полиции, опасного для здоровья), 228.1 (незаконное хранение оружия) и 234 (незаконный оборот наркотиков) Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики. B частности суд первой инстанции приговорил Гадира Хусейнова, Кямала Маммадтагиева, Мирэшгина Сеидова и Рауфа Гурбанзаде к 7 годам лишения свободы.

Другие обвиняемые Bугар Аллахвердиев, Рауль Сулейманов и Ульви Хасанов получили по 8 лет, Кямал Гулиев и Али Рзаев — 8,5 лет, а Хаял Гафаров и Самир Ибрагимов по 10 лет тюремного срока.

И вот теперь на заседании 9 августа государственный обвинитель Джейхун Алиев  просил сократить сроки наказания первым четырем из обвиняемых срок наказания до 2 лет лишения свободы, остальных — от 5,5 до 7 лишения свободы.

В итоге, Гянджинский Апелляционный суд, который проводил процесс проходил в здании Бакинского апелляционного суда, сократил сроки наказания Гадиру Хусейнову, Кямалу Мамедтагиеву, Мирэшгину Сеидову и Рауфу Гурбанзаде до 1 года лишения свободы. При этом в срок наказания был зачтен 1 год, который они уже провели в заключении в период предварительного и судебного следствия. Все четверо были освобождены в зале суда,

Остальным наказание было снижено до 4,5 — 6 лет лишения свободы.

 

15 августа

По сообщению Радио Azadliq, утром 15 августа в здании Сабунчинского районного суда под председательством судьи Гянджинского суда по тяжким преступлениям Хагани Самадова состоялось заседание по делу о группе из 8 обвиняемых по событиям в Гяндже в июле 2018 года.

Правда, хотя в документах указывается состав из 8 обвиняемых, но на скамье подсудимых на процессе было 7 человек — Октай Хусейнзаде, Эшгин Гулиев, Урфан Маммадов, отец и сын Хусейн и Рауф Байрамовы, Эльшан Маммадов и Аббас Аббасов. А восьмой обвиняемый Рашад Боюккишиев был убит 13 июля 2018 г. полицейскими при невыясненных обстоятельствах в ходе задержания.

С самого начала на процессе возник конфликт: государственный обвинитель Фуад Мусаев подал ходатайство о завершении прений в процессе. Судья Х. Самадов согласился с ним, что вызвало резкий протест со стороны адвокатов. Они заявили, что осталось еще очень много нерешенных и невыясненных вопросов и они собираются поднять об этом ходатайства. Попытки государственного обвинителя пресечь выступления адвокатов вызвали резкий протест со стороны последних. Они потребовали провести повторные экспертизы, а также вызвать на допросы эксперта, который подготовил первую экспертизу, а также врачей, которые лечили обвиняемых в СИЗО и еще много других персон. Дело в том, что все обвиняемые говорили о примененных в их отношении пытках. В своем отчете эксперт указал, что на телах обвиняемых действительны имеются многочисленные следы ран, но они возникли как минимум полтора года назад, то есть до арестов обвиняемых.

В то же время в деле есть заключение врачей из СИЗО, в котором указано, что все обвиняемые в СИЗО прошли через медицинское освидетельствование и на их телах не было обнаружено никакие раны или следы пыток. В этой связи адвокаты указали, что даже если допустить, что раны обвиняемые получили до ареста, тогда почему врачи СИЗО их не увидели? А эксперт, который дал свою оценку гораздо позже врачей, заметил следы пыток и ран. И это противоречие необходимо расследовать – заявили адвокаты.

Однако судья отказался рассмотреть хоть одно из поднятых адвокатами ходатайств. Это вызвало бурное возмущение действиями судьи со стороны адвокатов, а также обвиняемых и их родственников в зале. В перерыве заседания стало известно, что адвокаты подготовили письменное заявление о грубых действиях судьи, который всегда демонстративно поддерживает позицию государственного обвинителя и оказывает давление на адвокатов. Узнав об этом, судья в свою очередь заявил, что позвонил в Коллегию адвокатов и пожаловался на действия адвокатов на процессе.

Вслед за этим выступил государственный обвинитель Фуад Мусаев, который заявил, что предъявленные обвинения полностью в ходе процесса подтвердились. Далее он указал, что двое из обвиняемых – отец и сын Хусейн и Рауф Байрамовы, и обвинитель предложил отца осудить на 10 лет тюремного заключения, а сына – на 4 года.

Затем Ф. Мусаев предложил осудить на пожизненное заключение Октая Хусейнзаде, Урфана Маммадова – к 20 годам тюремного заключения, а Эшгина Гулиева, Аббаса Аббасова и Эльшана Маммадова – от 10 до 19 лет.

Это выступление государственного обвинителя вновь вызвало в зале конфликт – обвиняемые и их родственники стали кричать и обвинять власти. Одному из родственников обвиняемых стало плохо и пришлось вызвать врачей из скорой помощи.

Родственников обвиняемых выводят из здания Бакинского Апелляционного суда

По сообщению агентства Turan, во второй половине 15 августа в Бакинском Апелляционном суде во время объявления решения по делу очередной группы обвиняемых по событиям в Гяндже в июле 2018 г. возникло противостояние между сотрудниками правоохранительных органов и родственниками подсудимых.

Несмотря на то, что суд переквалифицировал обвинение Маарифу Гаджиеву, Руслану Хасанову, Низами Акперову, Тогрулу Bердиеву, Сеймуру Алиеву, Шахлару Рзаеву, Туралу Байрамову, Камалу Махаррамову, Аразу Хасанову и Орхану Ягналиеву со статьи 315.2 (применение насилия против представителя полиции, опасного для здоровья) на 315.1 (применение насилия против представителя полиции) Уголовного Кодекса и сократил сроки наказания до 4-4,5 лет лишения свободы (суд первой инстанции осудил их на 7-9 лет лишения свободы), этот вердикт вызвал возмущение подсудимых и их родственников, требовавших оправдательного приговора.

В итоге, в помещении Апелляционного суда произошел спонтанный взрыв эмоций. Молчавшие долгое время родственники осужденных, наконец то высказали все, что думают. Они не стеснялись в выражениях, обвиняли судью и власти и, похоже, не боялись последствий. Более того, по словам свидетелей, в самом зале суда имел место настоящий погром: разбиты окна, поломаны сидения, сорваны жалюзи и пр.

Не молчали и осужденные, которые чуть не разнесли стеклянную клетку, грозясь совершить суицид.

Для усмирения заключенных, а также их родственников, сотрудники Пенитенциарной службы впервые в истории судебных заседаний в Азербайджане применили слезоточивый газ. После чего стали силой выводить протестующих из зала суда. Родственники осужденных продолжали протест во дворе суда, а затем и на прилегающих улицах. Они попытались перекрыть движение и ругали последними словами власти.

Для успокоения протестующих были привлечены дополнительные силы полиции. Родственников оттеснили от здания суда. Никто не был задержан.

16 августа

Бакинский  Апелляционный суд

16 августа в Бакинском Апелляционном суде продолжился процесс по делу еще одной группы лиц, осужденных 15 марта 2019 г. по «Гянджинскому делу» от 6 до 9 лет тюремного заключения по обвинению в организации массовых беспорядков и насилии над представителями власти.

Власти учли произошедшие накануне беспорядки в зале этого же суда, когда родные осужденных разгромили зал заседания и продолжили протесты на улице. И потому с утра 16 августа здание суда было взято под усиленный контроль полиции. B зале заседания и вокруг здания находились наряды полиции. B зал пускали после тщательной проверки, при этом большинство журналистов в зал допущены не были.

Большинство заключенных отказались от последнего слова, протестуя против суда и обвинений. После чего судья перенес заседание на 22 августа.

 23 августа

По сообщению агентства Turan, в Бакинском Апелляционном суде завершился процесс по делу очередной группы лиц, осужденных по «Гянджинскому делу». В марте 2019 г. Явар Исмайылзаде, Забил Маммадов, Ганбар Гаразаде, Эльвин Алиев, Иса Махаррамзаде, Айдын Рустамов и Алим Юсифов в марте этого года были осуждены на 6,5 и 9 лет тюремного заключения по обвинению в организации массовых беспорядков и насилии над представителями власти.

Апелляционная инстанция смягчила наказание осужденным. Эльвину Алиеву срок был снижен до проведенного им в заключении и его освободили в зале суда. Остальным суд сократил срок до 2-х лет лишения свободы.

26 августа

Бакинский Апелляционный суд вынес решение по делу очередной группы обвиняемых по «Гянджинскому делу». Суд, переквалифицировав обвинение со статьи 220.1 (организация или участие в массовых беспорядках) на 29.220.1 (попытка организации массовых беспорядков) Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики, смягчил наказание обвиняемым. Двум осужденным Рия Нурузаде и Джабиру Новрузову срок наказания сокращен с 5 лет до 1,5 лет лишения свободы, из которых они 1 год уже отбыли.

Их братьям Гюльмирзе Нурузаде и Сабиру Азизову, а также Фикрату Мирзалиеву, Эйрузу Гаджиеву и Сабухи Раджабову тюремное наказание сокращено с 6 до 2,5 лет.

Только в отношении преподавателя Сумгайытского государственного университета Эльмана Гулиева обвинения осталось прежним. Но и ему Апелляционный суд сократил наказание с 8 до 5 лет лишения свободы.

При этом все обвиняемые в последнем слове заявили о своей невиновности и просили оправдать их. Оглашение решения суда прошло без участия журналистов.

30 августа

Неймат Гейдарли

По сообщению агентства Turan, в Бакинском Апелляционном суде завершился еще одни судебный процесс по «Гянджинским делам». Череда изменений в приговоре в августе продолжилась и Неймат Гейдарли — еще один осужденный по событиям в июле 2918 г. в Гяндже, был 30 августа освобожден в зале суда. Осужденным вместе с ним Эльману Рустамову, Эльвину Аллахвердиеву, Эльвину Назарову, Bугару Худиеву и Ренату Маммадову сроки тюремного наказания были снижены.

B частности, наказание Э. Аллахвердиеву сокращено до 4 лет, В. Худиеву — 3 лет, Э. Назарову и Р. Маммадову — до 2,5 лет лишения свободы.

Эльману Рустамову обвинение по статье 220.1 оставлено без изменений, но зато статья 315.2 была переквалифицирована на первый пункт этой же статьи (применение насилия против представителя полиции) Уголовного Кодекса и в итоге срок наказания сокращен с 8 до 5 лет лишения свободы.

Что же касается Н. Гейдарли, то ему наказание было сокращено до 1 года лишения свободы. Но в связи отбытием срока, он был освобожден в зале суда. Сразу же после освобождения Н. Гейдарли заявил журналистам, что он сам и осужденные вместе с ним лица ни в чем не повинны. Он пожелал всем невинно осужденным скорейшего освобождения.

Older Posts »

СУДЫ В СЕНТЯБРЕ 2019

СУДЫ В СЕНТЯБРЕ 2019

5 сентября

Суд по «Гянджинскому делу»

В Сабунчинском районном суде под председательством судьи Гянджинского суда по тяжким преступлениям Дадаша Иманова проходило очередное заседание по т.н. «Гянджинскому делу» группы из 8 человек. Подсудимым вменяются организация массовых беспорядков или участие в них, применение насилия против сотрудников полиции, опасного для здоровья и жизни.

С заключительным слово выступил государственный обвинитель, который предложил приговорить Бакрама Алиева к 16 годам лишения свободы, Хабиба Гурбанова — 15 годам, Мирзу Хусейнова — 8 годам, Асифа Джавадова — 7 годам, Эльмира Хусейнзаде — 7 годам, Шахина Bердиева — 6 годам, Bугара Юсифова — 6 годам, а несовершеннолетнего Эмиля Маммадова (ему не исполнительно 16 лет) — 5 годам с заключением его в исправительно-воспитательное учреждение. Алиева и Гурбанова обвинение предложило заключить в колонию строго режима.

Выступление государственного обвинителя вызвало резкое возмущение у присутствовавших в зале родственников обвиняемых.

Вслед за этим должны были выступить адвокаты обвиняемых, которые запросили время для подготовки. Однако судья Д. Иманов дал им всего день и назначил очередной день процесса на 6 сентября.

6 сентября

Процесс по группы из 8 обвиняемых по «Гянджинскому делу» продолжился. Накануне выступил государственный обвинитель, который потребовал жесткого приговора в отношении обвиняемых, в том числе и несовершеннолетнему Эмилю Маммадову. Это вызвало гневную реакцию родственников, а 6 сентября, по сообщению радио Azadliq, сами обвиняемые заявили, что начинают голодовку в знак протеста против такого приговора.

Вслед за этим было выступление троих из восьми адвокатов, которые указали о невиновности своих подзащитных и попросили суд оправдать подзащитных.

По сообщению радио Azadliq, в тот же день 6 сентября в Бакинском суде по тяжким преступлениям начался процесс в отношении трех обвиняемых: 29-летнего Сахиля Ибрагимова, 27-летнего Намига Маммадова и 28-летнего Ильгара Агаева. Они обвиняются в том, что они собирали в Азербайджане деньги и отправляли их в Сирию. По данным обвинения, речь идет о сумме в полмиллиона манат (почти 300 тыс. долларов)

По данным следствия, брат одного из обвиняемых, Самир Ибрагимов в 2016 г. через Грузию и Турцию прибыл в Сирию для участия в боевых действиях на стороне террористической организации ИГИЛ. Следствие полагает, что Самир Ибрагимов, находясь в Сирии, имел активные контакты с братом и другими верующими из числа радикальных салафитов (ваххабитов) и просил, чтобы те в свою очередь наладили связи с  верующими салафитами в Швеции, России, Норвегии, Финляндии, Германии и ряда других стран. Главной целью было получить от тех деньги и затем отправлять эти средства воевавшим в Сирии азербайджанцам.

По данным следствия, деньги отправлялись через банки – сначала деньги из зарубежных стран отправлялись в Баку, оттуда в Турцию и уже оттуда в Сирию. Отмечается, что Сахил Ибрагимов несколько раз отправил в период с сентября 2017 по феврал 2018 гг. переводы на сумму примерно в 210 тыс. манат (около 124 тыс. долларов), а Ильгар Агаев – 135 тыс. долларов. А в период с марта по апрель 2018 г. все они вместе отправили 135 тыс. долларов.

В обвинительном документе отмечается, что обвиняемый Намиг Маммадов подключился к этому процессу перевода денег позже. В мае-июне 2018 г. на его имя поступило из России, Кыргызстана и Испании в общей сложности до 40 тыс. манат. А он в свою очередь передал эти средства лично Ильгару Агаеву. Последний добавил к ним еще деньги и вместе с Сахилем Ибрагимовым отправил в Турцию в мае 2018 г. 50 тыс. долларов, а в июне – еще 75 тыс. долларов.

В отношении указанных трех обвиняемых выдвинуты обвинения по статье 214-1 (финансирование терроризма) Уголовного кодекса Азербайджанской республики, по которому их могут осудить на срок от 10 до 14 лет заключения. А Ильгару Агаеву к этой статье обвинение добавило еще и статью 228.4 (незаконные приобретение, сбыт или ношение газового оружия, холодного оружия, в том числе холодного метательного оружия) Уголовного кодекса Азербайджанской Республики.

После чтения обвинительного документы прокурором слово взяли Намиг Маммадов и Сахил Ибрагимов, которые отвергли все обвинения в свой адрес, но их попытки еще что-то сказать, были жестко прерваны судье.

Узнать мнение третьего обвиняемого Ильгара Агаева не удалось услышать. Он все время играл с игрушечным мячиком и сказал судье «отпусти меня, хочу пойти и встретиться с друзьями, они приехали издалека и ждут меня». Его адвокат поднял ходатайство, чтобы Ильгар Агаев прошел через психиатрическую экспертизу и вообще, его подзащитный не в состоянии присутствовать на процессе и «в таком виде что-то в суде выяснить невозможно».

Судья заявил, что рассмотрит ходатайство и примет решение.

15 сентября 

По сообщению агентства Veten ugrunda, 15 сентября в Бакинском суде по тяжким преступлениям продолжился процесс в отношении 29-летнего Сахиля Ибрагимова, 28-летнего Ильгара Агаева и 27-летнего Намига Маммадова. Их обвиняли в том, что они собирали в Азербайджане деньги и отправляли их в Сирию воюющим боевикам, в числе которых был Самир Ибрагимов — брат обвиняемого Сахиля Ибрагимова. По данным следствия, с 2017 по 2018 гг. молодым людям суммарно удалось переправить свыше 500 тыс. манат или около 295 тыс. долларов.

Однако на суде обвиняемые своей вины не признают. По словам Сахиля Ибрагимова, он не занимался финансированием терроризма. По его словам, летом 2016 г. он вместе со своим братом и его супругой уехал в Турцию. Через какое-то время супруга его брата Хабиба неожиданно вместе с группой верующих женщин бежала в Сирию, не поставив в известность мужа. После этого братья вернулись в Азербайджан. Четыре месяца спустя супруга брата послала своей матери фото, на которой она была вместе с тремя девушками в столице Ирака Багдаде и просила мать не беспокоится о ее судьбе.

Далее, по словам обвиняемого, его брат, известный среди верующих по прозвищу «Абу Ибрагим» и живший на съемной квартире в поселке Гарачухур на окраине Баку, передал своих двух малолетних детей семье брата, в апреле 2017 г. также уехал в Сирию. Оттуда он позвонил брату и сказал, что находится в рядах боевиков ИГИЛ. «До своего отъезда Самир в поселке Гарачухур занимался продажей компьютеров, телефонов, одежды и парфюма и у него был список людей, которые взяли товары в долг и потому надо было эти долги вернуть семье. Найденные у меня деньги – это долги моему брату, а также пожертвования от знакомых верующих. Мой брат просил эти деньги тратить на его детей и семью. И до своего ареста со мной связывались его должники, а также знакомые верующие», — сказал на суде Сахиль Ибрагимов.

Затем выступил уроженец г. Агдам Ильгар Агаев по прозвищу «Абу Гаага», показавший, что он начал молиться с 2012 г. и в 2015 г. познакомился и подружился с Самиром Ибрагимовым по прозвищу «Абу Ибрагим». Год спустя он узнал, что «Абу Ибрагим» отправился в Сирию: «Самир поддерживал со мной связь через мессенджер «Телеграмм», говорил, что отправился помочь сражающимся там в Сирии братьям по вере, потому и сам находится в составе ИГИЛ», — сказал обвиняемый.

Далее И. Агаев указал на суде, что в августе 2017 г. «Абу Ибрагим» написал ему, что нужно помочь братьям и сестрам примкнувшим к ИГИЛ. Для чего попросил найти среди проживающих в Азербайджане родственников и среди знакомых верующих за рубежом тех, кто будет отправлять деньги в Сирию. «Он попросил, чтобы мы с Сахилем собранные деньги передали человеку по имени Максим. А тот через проживающего в Стамбуле человека по имени Джунейт переправит деньги в Сирию. Я не возражал. И встречалося с теми, кто звонил от имени Самира и затем передавал деньги Максиму. А Максим передавал Джунейту и тот Самиру. А дальше на что тратились деньги знал только Самир», сказал далее И. Агаев.

Второй обвиняемый Намиг Маммадов также не признал свою вину. По его словам, он познакомился с «Абу Гаагой» во время молитв в т.н. «Лезгинской» мечети в Баку. В мае 2018 г. они случайно снова встретились в кафе и И. Агаев предложил Намигу Маммадову принимать деньги из банка, которые из разных стран присылали на помощь малоимущим верующим в Азербайджане. «Я считал своим долгом помочь единоверцам и поэтому согласился», — сказал далее на суде Н. Маммадов.

В ходе следствия выяснилось, что в дальнейшем деньги из Азербайджана в Турцию вывозила Рубаба Ибрагимова — мать воюющего в Сирии Самира Ибрагимова. «Самир сказал, что надо отправить 20 тысяч долларов проживающему в Турции в Стамбуле человеку по имени Джунейт. Он сказал, что если деньги не доставят в Турцию, то его казнят. Поэтому я повезла эти деньги сама», — сказала следствию женщина.

Далее на процессе в качестве свидетеля дал показания Илдыз Каримов, рассказавший, как его внук Эмин отправился воевать в Сирию: «Когда Эмин вернулся из службы в армии, я сразу заметил, что он стал религиозным человеком. Разговаривая с ним по телефону, я сказал, что готовлюсь отправиться в паломничество в г. Мешхед в Иране. В ответ тот сказал, чтобы не отправлялся туда, ибо если отправишься в паломничество туда, стану кафиром, т.е. язычником. Через некоторое время я узнал, что Эмин отправился в Сирию. В 2015 г. он там умер, а его жена с двумя детьми остались в г. Рака. В мае прошлого года невеста позвонила мне и сказала, что надо передать деньги ей и детям». После этого, по словам И. Каримова, ему позвонил человек, представившийся как «Абу Ибрагим» и сказал, что надо передать деньги супруге Эмина женщине, которая будет ждать около станции метро «28 мая». «И я передал Рубабе Ибрагимовой 1.100 долларов», — завершил свои показания И. Каримов.

Затем с показаниями в качестве свидетеля выступила Сама Алисой. Она сказала, что выросла в семье верующих и с 12 лет уже молилась. Ее отец Интигам Алисой в 2012 г. отправился в Сирию, где присоединился к ИГИЛ, а через некоторое время возглавил отряд «Азери джамаат», но погиб в 2017 г. после бомбежки. Под давлением супруга Самы, татарина по национальности Рашида Баргубайова и по требованию отца она переселилась в 2015 г. в Сирию в г. Алеппо. Там ее супруг присоединился к боевикам.  2017 г. она узнала о гибели отца. А ее супруг хотел покинуть Сирию, но был схвачен боевиками из «Джабха ан-Нусра» и в декабре 2017 г. казнен. В 2018 г. она была освобождена турецкими солдатами и официально затем передана властям Азербайджана. «Материальное мое положение было тяжелым. Все связи с Ращидом были прерваны. В его телефоне я нашла имя Вагид и написала тому, что я жена Рашида, отца убили, осталась с двумя малолетними детьми и мне нужна помощь. Вагит обещал помочь.  С лета 2017 по июнь 2018 года я получала от человека по имени «Абу Ибрагим» в среднем по 300 долларов каждые три месяца», — рассказала на процессе С. Алисой.

19 сентября

Сабунчинский районный суд г. Баку

По сообщению агентства Turan и сайта «Кавказский узел», 19 сентября завершился процесс по делу очередной группы осужденных по делу о беспорядках в июле 2018 г. в Гяндже. Дело рассматривалось Гянджинским судом по тяжким преступлениям в здании Сабунчинского районного суда Баку. Как заявила член Общественного комитета защиты прав обвиняемых по «Гянджинскому делу» Арзу Абдулла, как и на предыдущих заседаниях, журналистов и представителей общественности на оглашение приговора не пустили. В зал пропустили только членов семей обвиняемых. От них и от адвокатов журналисты узнали о суровом приговоре — Эшгин Гулиев осужден на 20 лет лишения свободы, Огтай Хусейнзаде и Урфан Маммадов — на 18 лет, Рауф Байрамов — на 9, Аббас Аббасов и Эльшан Маммадов — на 7, а Хусейн Байрамов — на 2 года лишения свободы.

«Рауф Байрамов и Хусейн Байрамов — отец и сын. То есть из одной семьи осудили сразу двух лиц. Причем Хусейну дали два года якобы за то, что он знал, но не донес о готовящемся преступлении. Родители осужденных были сильно разгневаны несправедливостью приговора. После суда женщины выкрикивали проклятия в адрес власти. Они убеждены в невиновности своих детей», — рассказала Арзу Абдулла. По ее словам, родители и адвокаты сказали, что подадут апелляцию на приговор.

Координатор Комитета против репрессий и пыток правозащитник Огтай Гюльалиев заявил после суда, что обвиняемых осуждены необоснованно. «Очевидно, что суд не провел справедливого разбирательства. Все жалобы обвиняемых на пытки на предварительном следствии не были расследованы. Этой группе вынесли наиболее длительные сроки. Видимо, просто на этих людей решили возложить вину за гибель сотрудников полиции. Безусловно, эта группа также будет признана политзаключенными, так как достоверных доказательств вины подсудимых не было представлено. Теперь гнев людей направлен против власти», — сказал О. Гюльалиев.

Он также отметил, что родители осужденных рассказывали о том, что перестали верить власти, поскольку их обращения и жалобы в различные инстанции не дали результата. «Оглашение приговора несколько раз откладывалось. Каждый раз родителями приходилось приезжать из Гянджи в Баку. Многим негде было остановиться. Некоторые просто ночевали в парках. Мы будем поддерживать усилия этих людей и в апелляционной инстанции. Международные организации уже информированы о нарушениях в этих делах», — заявил О. Гюльалиев. 

23 сентября

По сообщению газеты Azadliq, в Сабунчинском районном суде под председательством судьи Гянджинского суда по тяжким преступлениям Дадаша Иманова проходило очередное заседание по т.н. «Гянджинскому делу» группы из 8 человек. С заключительным словом выступили обвиняемые Шахин Вердиев и Эльмир Хусейнзаде.

В своем выступлении Ш. Вердиев еще раз заявил о своей невиновности и о зверских пытках, через которые он прошел. Он подчеркнул, что действительно был на площади в Гяндже в момент акции протеста 10 июля, но никаких противозаконных действий не совершал. Более того, он покинул площадь еще до появления сотрудников правоохранительных органов. Еще раз напомнил, что был арестован 9 дней спустя после акции, когда были поминки его умершего отца. И дальше рассказал о пытках против него: «Два дня меня зверски и в самых разных формах пытали в Низаминском районном отделении полиции г. Гянджи. Пропускали через меня ток, топили в воде, часами избивали дубинками, ножкой от стула и ногами. И все ради того, чтобы я дал признательные показания. Когда отказывался подписывать, тогда следователь Орхан Бабаев несколько раз бил меня головой о стол. Я не выдержал и был вынужден подписать. На суде я также обо всем этом подробно рассказал, но судья не обратил внимания на мои слова. Месяцами мне не давали возможности встретиться и поговорить с родственниками по телефону. А назначенный мне государственный адвокат помогал не мне, а наоборот, следствию».

Ш. Вердиев еще раз обратил внимание на то, что в ходе процесса обвинение не предоставило ни одного факта, свидетельствующего о его вине. В процессе была показана видеосъемка с места происшествия, но там четко видно, что он ничего противозаконного не совершал. Исходя из этого, Ш. Вердиев категорически отверг свою вину. «Изначально не было объявлено, что акция незаконная и не надо приходить в тот день на площадь. Если бы это было сделано, тогда не только я, но и многие не пошли бы туда», — завершил свое выступление Ш. Вердиев.

В своем последнем слове 23-летний Э. Хусейнзаде попросил полностью его оправдать. Он указал, что все выдвинутые против него обвинения – это клевета. Он также рассказал о причине, по которой пошел на площадь 10 июля 2018 г.: «Я пошел только по одной причине – из любопытства. Я пошел, чтобы только посмотреть, но это мое любопытство очень дорого мне обошлось. Меня внезапно превратили в одного из тех, кто спровоцировал все это на площади. До сих пор не могу понять, почему был арестован и в чем меня обвиняют…».

Он также рассказал о тех зверских пытках, через которые прошел в период следствия и все ради того, чтобы он подписал нужные следствию показания: «Когда же я отказывался подписывать что-то, то следователь снова подвергал меня зверским побоям и пыткам. И при этом говорил мне, чтобы никому не сообщал о перенесенных пытках. И потому еще и запретил мне встречи и разговоры по телефону с родителями. При этом следственной группе было абсолютно безразлично – виновен я или нет. Против меня выдвинули обвинения на основе фиктивных заключений экспертов и лживых заявлений свидетелей».

Далее обвиняемый заявил, что убедился в ходе процесса, что судьи также не намерены объективно рассматривать дело: «Судьи закрыли глаза на поднятую мной тему пыток. Приводимые моим адвокатом Шахлой Гумбатовой в мою пользу факты вызывали у судьи раздражение. И он неоднократно делал ей замечания, угрожая лишением работы и вообще употреблял слова, недостойные для судьи».

30 сентября

         Освобожденные обвиняемые по «Гянджинскому делу», 30 сентября 2019 г.

По сообщению агентства Turan и сайта «Кавказский узел», 30 сентября завершился процесс по делу очередной группы осужденных по делу о беспорядках в июле 2018 г. в Гяндже. Дело рассматривалось Гянджинским судом по тяжким преступлениям в здании Сабунчинского районного суда Баку. Как заявила член Общественного комитета защиты прав обвиняемых по «Гянджинскому делу» Арзу Абдулла, как и на предыдущих заседаниях, журналистов и представителей общественности на оглашение приговора не пустили. В зал пропустили только членов семей обвиняемых. Информацию общественный защитник получила от адвокатов и родителей осужденных.

Четверо обвиняемых получили реальные сроки лишения свободы, еще четверо осуждены условно. Суд приговорил: Бахрама Алиева к 15 годам лишения свободы, Хабиба Гурбанова — 8 годам, Мирзу Хусейнова и Асифа Джавадова — 5 годам лишения свободы каждого.

B то же время, суд назначил Вугару Хусейнову и Эмилю Маммадову наказание в виде лишения свободы сроком 1 год 2 месяца и 2 дня. Поскольку они уже отбыли этот срок, суд освободил их в зале. «Суд исходил из того, что Эмиль Маммадов на момент ареста был в возрасте 15 лет. Вугар Хусейнов же в период ареста перенес инфаркт и суд учел состояние его здоровья. Шахин Вердиев и Эльмир Хусейнзаде были приговорены соответственно к двум и трем годам лишения свободы и также были освобождены в зале суда. Конечно, хорошо, что четыре человека вышли на свободу. Но, мы разочарованы, что остальным обвиняемым вынесены суровые приговоры, связанные с длительным лишением свободы», — рассказала Арзу Абдулла. По ее словам, осужденные намерены обжаловать приговор.

Мать освобожденного Эльмира Хусейнзаде Севиндж Гусейнзаде сказала, что, несмотря на освобождение сына, она не согласна с приговором. «Мой сын не совершал преступлений. Мы подадим апелляционную жалобу и будем добиваться оправдания», — заявила она корреспондентам.

Сам освобожденный Э. Хусейнзаде также выразил несогласие с приговором. «Нас должны были оправдать, мы ни в чем не виновны. Что мы сделали такого? Разве за наблюдение за происходящим за стороны людей должны арестовывать, пытать?» — сказал он корреспондентам.

По его словам Шахина Вердиева, он серьезно подорвал здоровье во время заключения. «В один период я даже утратил способность самостоятельного передвижения, перенес инфаркт», — сказал Вердиев и указал, что подаст апелляцию.

Глава Комитета против репрессий и пыток Огтай Гюльалиев заявил: «Конечно, очень хорошо, что освободили четырех обвиняемых, одному из которых сейчас только 16 лет. Но четыре человека получили суровые приговоры. Они пополнят список политзаключенных. Мы ждали завершения судебного процесса. Мониторинг судебного следствия, информация от родителей и адвокатов дают основания полагать, что этих людей преследовали по сфабрикованным обвинениям», дабы представить события в Гяндже как дело рук религиозных радикалов», — сказал Гюльалиев.

 

Older Posts »

СУДЫ В ОКТЯБРЕ 2019

СУДЫ В ОКТЯБРЕ 2019

7 октября

В Бакинском Апелляционном суде под председательством судьи Афлатуна Гасымова начался процесс по жалобе принимавшего участие в боях в Сирии в составе незаконных вооруженных формирований Ровшана Рахимова. Это было первое заседание, в ходе которого рассматривались анкетные данные истца и другие процессуальные вопросы.

Отметим, что Р. Рахимов вместе с Мехманом Гараевым был осужден Бакинским судом по тяжким преступлениям к 9 годам лишения свободы. Согласно обвинительному заключению, оба осужденных в 2013 г. отправились воевать в Сирию против в составе незаконных вооруженных формирований и потом вернулись в Азербайджан.

Очередное заседание по жалобе намечено на 21 октября.

21 октября

В Бакинском Апелляционном суде под председательством судьи Афлатуна Гасымова завершился процесс по жалобе Ровшана Рахимова. Вместе с еще одним радикально настроенным верующим Мехманом Гараевым принимал участие в боях в Сирии в составе незаконных вооруженных формирований, за что оба были осуждены к 9 годам лишения свободы. Ровшан Рахимов был недоволен действиями судьи и процессом, почему и подал апелляционную жалобу. Но в ходе рассмотрения все аргументы адвоката истца были сочтены несостоятельными и на этом основании суд отколонил апелляционную жалобу Ровшана Рахимова.

Older Posts »