Суд над 7 фигурантами по так называемому «Тертерскому делу»

Суд над 7 фигурантами по  так называемому «Тертерскому делу»

Одно из самых засекреченных и кровавых преступлений алиевского режима

Анализ правонарушений на судебном процессе по «Тертерскому делу»

 

Тертерский Военный Суд

Дело №1(098)-146/2018

9 июля 2018 года

Председательствующий: Ильгар Гулиев

Судьи: Ахмед Сарыев, Видади Насиров 

Обвиняемые:  Натиг Гулузаде,  Ниджат Рзаев,  Заур Абдуллаев, Вели Халилов,  Эмин Аибов,  Ялчин Тарвердизаде, Орхан Бабаев

Защитники: Юсиф Сеидов,  Вахид Гулиев, Фаиг Нагиев,  Ислам Теймуров,  Мушфиг Мехтиев, Расул Юсифбейли,  Сеймур Зейналов 

Государственные обвинители: Натиг Абдуллаев, Булуд Баялыев,  Ниджат Гусейнли

Потерпевшие: Амрах Азизли, Шамсаддин Багишев, Асиман Рамазанов, Джалил Мамедов, Рамеш Рахманов, Рашид Рашидзаде

Представитель потерпевших: Теймур Мамедов

 

Родившемуся в 1993 г. военнослужащему, уроженцу Тертерского района Азербайджанской Республики Натигу Гулузаде были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных статьями:

  • 134 (угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью),
  • 2.1 (мужеложство или иные действия сексуального характера с применением насилия или с угрозой его применения, совершенные группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой),
  • 2.4 (мужеложство или иные действия сексуального характера с применением насилия или с угрозой его применения, совершенные с особой жестокостью по отношению к потерпевшему или к другим лицам),
  • 2.5 (мужеложство или иные действия сексуального характера с применением насилия или с угрозой его применения, совершенные неоднократно),
  • 274 (государственная измена),
  • 3 (сопротивление начальнику, а равно иному лицу, исполняющему возложенные на него обязанности военной службы, или принуждение его к нарушению этих обязанностей, сопряженные с насилием или с угрозой его применения, совершенные в военное время или в боевой обстановке),
  • 3 (причинение легкого вреда здоровью начальника либо нанесение ему побоев в связи с исполнением им обязанностей по военной службе, совершенные в военное время или в боевой обстановке),
  • 2 (оскорбление начальником подчиненного, а равно подчиненным начальника во время исполнения или в связи с исполнением обязанностей военной службы),
  • 3 (нанесение побоев или истязания начальником подчиненного во время исполнения или в связи с исполнением обязанностей по военной службе),
  • 3 (нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, связанное с унижением чести и достоинства потерпевшего либо с применением насилия против него, повлекшие тяжкие последствия),
  • 1 (нарушение правил несения боевого дежурства (боевой службы) по своевременному обнаружению и отражению внезапного нападения на Азербайджанскую Республику либо по обеспечению ее безопасности, если это деяние могло повлечь причинение вреда интересам безопасности государства),
  • 2 (нарушение правил несения боевого дежурства, причинившее вред интересам безопасности государства или повлекшее иные тяжкие последствия),
  • 3 (злоупотребление властью, превышение или бездействие власти, совершенные в военное время или в боевой обстановке),
  • 2.1 (умышленные уничтожение или повреждение оружия, боеприпасов, военной техники или иного военного имущества, при отсутствии признаков другого преступления, совершенные неоднократно),
  • 2.4 (умышленные уничтожение или повреждение оружия, боеприпасов, военной техники или иного военного имущества, при отсутствии признаков другого преступления, совершенные в военное время или в боевой обстановке) Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики (УК АР).

Родившемуся в 1992 г. военнослужащему, уроженцу Газахского района Азербайджанской Республики Ниджату Рзаеву были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных статьями 134, 150.2.1, 150.2.4, 150.2.5, 274, 329.3, 331.2, 331.3, 338.1, 338.2, 341.3 УК АР.

Родившемуся в 1988 г. в городе Гянджа военнослужащему Зауру Абдуллаеву были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных статьями 134, 150.2.1, 150.2.4, 150.2.5, 274, 329.3, 330.3, 331.2, 331.3, 332.3, 338.1, 338.2, 341.3  УК АР.

Родившемуся в 1987 г. в городе Мингечевир военнослужащему Вели Халилову были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных статьями 134, 150.2.1, 150.2.4, 150.2.5, 274, 329.3, 330.3, 331.2, 331.3, 332.3, 338.1, 338.2, 341.3  УК АР.

Родившемуся в 1986 г. в городе Баку военнослужащему Эмину Аибову были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных статьями 134, 150.2.1, 150.2.4, 150.2.5, 274, 329.3, 330.3, 331.2, 331.3, 332.3, 338.1, 338.2, 341.3  УК АР.

Родившемуся в 1997 г. в городе Ленкорань военнослужащему Ялчину Тарвердизаде были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных статьями 134, 150.2.1, 150.2.4, 150.2.5, 274, 329.3, 330.3, 331.2, 331.3, 332.3, 338.1, 338.2, 341.3 УК АР.

Родившемуся в 1997 г. в Биласуварском районе Азербайджанской Республики  Орхану Бабаеву были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных статьями 134, 150.2.1, 150.2.4, 150.2.5, 274, 329.3, 330.3, 331.2, 331.3, 332.3, 338.1, 338.2, 341.3  УК АР.

 

Натиг Гулузаде

Постановлением Тертерского Военного суда от 22 августа 2017 г. в отношении командира 9-го отделения  3-го взвода 3-го батальона  воинской части №703, младшего сержанта Натига Гулузаде была избрана мера пресечения в виде ареста сроком на 4 месяца.

Согласно версии следствия, Натиг Гулузаде, угрожая потерпевшим убийством или нанесением телесных повреждений, вошел в преступный сговор c другими обвиняемыми  и, используя особую жестокость в отношении потерпевших, а также их беспомощное состояние, совершил в отношении них сексуальное насилие. Он, являясь гражданином Азербайджанской Республики, в ущерб суверенитета и территориальной целостности Азербайджанской Республики, умышленно перешел на сторону врага и изменил Родине,  передавал секретную информацию гражданам иностранного государства, а также осуществлял деятельность против Азербайджанской Республики в пользу вражеского государства.

Н. Гулузаде, перейдя на оккупированную армянскими вооруженными силами территорию Тертерского района Азербайджанской Республики, вместе с армянскими военнослужащими снимал на видеокамеру сексуальное насилие, совершенное  армянскими военнослужащими в отношении военнослужащих Азербайджанской Республики и угрожал им распространением этих видеозаписей в Интернет-ресурсах. С целью ослабить позиции вооруженных сил Азербайджанской Республики, Н. Гулузаде передавал вражеской стороне сведения о боевых позициях, путях связи, траншеях,  выгодных для военных операций, расположение боевых позиций азербайджанских воинских частей, по которым удобно открывать огонь армянским вооруженным формированиям, а также количественный состав, анкетные  и другие данные боевого состава, количество оружия и боеприпасов, точные координаты военных стратегических объектов.

Согласно версии следствия, в декабре 2016 г. Натиг Гулузаде вошел в преступный сговор с прапорщиком Ниджатом Рзаевым, в январе 2017 г. – с солдатом Ялчином Тарвердизаде, а в феврале 2017 г. – с младшим сержантом Эмином Аибовым. В январе 2017 г. Натиг Гулузаде при помощи Н. Рзаева привлек к секретному сотрудничеству в пользу врага сержанта Заура Абдуллаева, в марте 2017 г. с помощью уже Заура Абдуллаева был привлечен к шпионской деятельности рядовой Вели Халилов, а в апреле 2017 г. при помощи  Вели Халилова был привлечен в их группу прапорщик Орхан Бабаев. Все военнослужащие, совершившие  предательство (Заур Абдуллаев, Вели Халилов, Орхан Бабаев), предварительно подверглись сексуальному насилию, после чего дали свое согласие помогать  врагу.

22 августа 2017 г.  Натиг Гулузаде  был арестован. Ему были предъявлены первые обвинения в совершении преступления, предусмотренного статьей 274 УК АР. В ходе допроса на следствии он не признал себя виновным. Он также не признал себя виновным в ходе судебного процесса. Он показал, что не совершал преступлений, в начале мая 2017 г. был избит неизвестными военнослужащими, а также сотрудниками правоохранительных органов, которые подвергли его пыткам и нанесли телесные повреждения. В ходе  судебного разбирательства Н. Гулузаде показал, что из-за пыток был вынужден дать признательные показания.

10 октября 2017 г. в отношении Натига Гулузаде была проведена комплексная судебно-психиатрическая  экспертиза, в результате которой было установлено, что Н. Гулузаде не страдает какими-либо психиатрическими заболеваниями и в момент совершения преступления находился во вменяемом состоянии.

31 октября 2017 г. в отношении Н. Гулузаде была проведена судебно-медицинская экспертиза, в результате которой на его теле не было обнаружено телесных повреждений. 4 июня 2018 г. в отношении Н. Гулузаде была проведена судебно-медицинская экспертиза. Результаты экспертизы показали, что на правой и левой части груди, с левой и нижней стороны правого бедра обнаружены морфологические особенности, характер, происхождение, причины и время возникновения которых определить не удалось.

Военное командование воинской части №703 характеризует Н. Гулузаде с отрицательной стороны.

2 марта 2018 г. в ходе следствия Н. Гулузаде подал ходатайство о том, что в январе 2017 г. не находился на одном посту с Ялчином Тарвердизаде, который дал показания против него. Это же он подтвердил в ходе судебного процесса.

В приговоре суд указал, что применение пыток и физического насилия в отношении  Н. Гулузаде не подтверждено никакими доказательствами, эти показания носят характер защиты и расцениваются судом, как попытка уклониться от уголовной ответственности. Натиг Гулузаде в ходе суда признал себя виновным только в совершении преступлений, предусмотренных статьями 349.2.1 и 349.2.4 УК АР.

На процессе государственный обвинитель просил суд исключить статью 338.1. УК  АР из предъявленных обвинений, по той причине, что диспозиция статьи 338.2. УК АР включает в себя и признаки статьи 338.1. УК АР, поэтому обвинитель не усмотрел необходимости в предъявлении обвинения по статье 338.1. УК АР. Таким образом, из списка вышеперечисленных статей, предъявленных Натигу Гулузаде, суд исключил статью 338.1. УК АР.

 

Ниджат Рзаев

Постановлением Тертерского Военного суда от 19 мая 2017 г. в отношении прапорщика Ниджата Рзаева  была избрана мера пресечения в виде ареста сроком на 4 месяца.

В период предварительного следствия Ниджат Рзаев показал, что через 9 месяцев после окончания воинской службы, с 24 октября 2012 г. он был назначен заместителем командира 9-го отделения 3-го взвода 3-го батальона  воинской части №703. С Натигом Гулузаде знаком по службе, не имел с ним каких-либо проблем.

По показаниям Ниджата Рзаева, при прохождении службы в декабре 2016 г. Н. Гулузаде вместе с солдатами пришел на боевой пост Ниджата Рзаева с целью чистки окопов. Затем, оставив там солдат, Натиг Гулузаде не вернулся на этот пост. Когда безоружный Ниджат Рзаев нашел Н. Гулузаде, последний  был с оружием в руках. После разговора с ним, Натиг Гулузаде предложил Ниджату Рзаеву осмотреть окоп до конца. Н. Рзаев шел впереди, Н. Гулузаде позади него. Доведя Ниджата Рзаева до конца окопа, Натиг Гулузаде прицелился  ему в спину автоматом АК-74. В это время к ним подошли два армянских солдата. Когда Н. Рзаев спросил Н. Гулузаде о том, что происходит, тот ничего не ответил. Армянские солдаты свалили Ниджата Рзаева на землю и нанесли телесные повреждения. Затем один из солдат схватил Н.Рзаева за голову, а второй совершил насильственные сексуальные действия в отношении Рзаева. Натиг Гулузаде  снимал все происходящее на камеру телефона. После этого армянские солдаты удалились. А Н. Гулузаде пригрозил Н. Рзаеву, что если кто-то узнает о произошедшем, то видео будет распространено в Интернет-ресурсах. Испугавшись, Н. Рзаев согласился с Натигом Гулузаде.

Ниджат Рзаев также показал на следствии, что Натиг  Гулузаде рассказал ему,   как сдал врагам Заура Абдуллаева в январе 2017 г. 11 января 2017 г. Заур Абдуллаев был на территории боевого поста, Н.Гулузаде подошел к нему и дал знак армянским военным. З.Абдуллаев этого не увидел, у него не было при себе оружия.  Спустя 20 минут к ним подошли два армянских солдата, один схватил Заура Абдуллаева за руки, другой держал за голову. Когда армянский военнослужащий совершал сексуальные действия над З. Абдуллаевым, Н. Гулузаде снимал все это на видеокамеру телефона.

Натиг Гулузаде пригрозил Зауру  Абдуллаеву, что в случае, если кто-то узнает о случившимся, видео будет распространено в Интернет-ресурсах. После этого З.Абдуллаев не вернулся на свой пост. Информации о дальнейшем сотрудничестве Заура Абдуллаева с армянскими военными нет. Натиг Гулузаде получил за это награждение от армян в размере 200 манат.

В ходе судебного разбирательства Ниджат Рзаев не признал себя виновным в предъявленных обвинениях и отказался от всех показаний данных на следствии. На суде он показал, что не сотрудничал с армянскими военными и  не подвергался сексуальному насилию. С Натигом Гулузаде, Зауром Абдуллаевым, Вели Халиловым, Орханом Бабаевым, Эмином Аибовым и Ялчином Тарвердизаде знаком по службе, у него нет никакой информации об их секретном сотрудничестве с армянскими военными.

 Ниджат Рзаев показал, что в период предварительного следствия дал  ложные  показания под пытками .

В своих показаниях на суде Ниджат Рзаев  указал, что, находясь на службе, он неоднократно давал отпор атакам армянских военнослужащих. В зимние месяцы 2015 г. на территории под названием Торпагтепе Тертерского района был дан отпор вражескому нападению с боевого поста, на котором служил Ниджат Рзаев.

Он также показал, что в декабре 2016 г. Н. Гулузаде не посещал боевой пост, на котором дежурил Ниджат Рзаев, и он не подвергался сексуальному насилию. Кроме того, Ниджат Рзаев на суде сказал, что Натиг Гулузаде не сдавал врагу Заура Абдуллаева и не организовывал ситуации, чтобы З. Абдуллаева подвергли сексуальному насилию.

Что касается потерпевшего Амраха Азизли, Ниджат Рзаев показал на суде, что никогда не избивал и не оскорблял его, он только  отругал А.Азизли за то, что тот грубо ответил Орхану Бабаеву. Н.Рзаев показал, что никогда не сдавал никого врагам и не сотрудничал с ними.

На суде Ниджат Рзаев также рассказал, что в ходе следствия подвергался избиениям и пыткам со стороны сотрудников правоохранительных органов. Однако суд посчитал, что это заявление не подтверждено какими-либо неопровержимыми доказательствами и носит клеветнический характер.

18 мая и 23 июня 2017 г. в отношении Ниджата Рзаева былы проведены судебно-медицинские экспертизы, которые зафиксировали наличие следов сексуального насилия

10 октября 2017 г. были проведены судебно-психиатрическая и судебно-психологическая экспертизы, которые показали, что у Н. Рзаева нет признаков каких-либо психических заболеваний.

4 июня 2018 г. в отношении Ниджата Рзаева была проведена дополнительная комиссионная судебно-медицинская экспертиза, в результате которой было установлено, что на задней части правой руки, на задних частях обоих бедер около 40 пигментных участков, на фоне этих участков на задней части пятого пальца левой руки виден один шрам. На данных пигментных участках были кровоподтеки, шрамы, которые образовались путем нанесения удара тупым предметом. Время нанесения удара примерно 2-3 месяца назад (от 23 июня 2017 года). (То есть время нанесения ударов совпадает со временем ареста Ниджата Рзаева 19 мая 2017г. – Институт Мира и Демократии). 

 Однако экспертиза указала, что понятие «пытки» не является медицинским термином, поэтому теоретически не представилось возможным оценить повреждения.

На процессе государственный обвинитель просил суд исключить статью 338.1. УК АР из предъявленных обвинений, по той причине, что диспозиция статьи 338.2. УК АР включает в себя и признаки статьи 338.1. УК АР, поэтому обвинитель не усмотрел необходимости в предъявлении обвинения по статье 338.1. УК АР. Таким образом, из списка вышеперечисленных статей, предъявленных Ниджату Рзаеву, суд исключил статью 338.1. УК АР.

Ниджат Рзаев является инвалидом 2-й группы, имеет на попечении двух малолетних детей.

 

Заур Абдуллаев

Постановлением Тертерского Военного суда от 17 мая 2017 г. в отношении Заура Абдуллаева была избрана мера пресечения в виде ареста сроком на 4 месяца.

Согласно версии следствия, в январе 2017 г.  член преступной группы Ниджат Рзаев привлек сержанта Заура Абдуллаева к секретному сотрудничеству с армянскими военными. Н.Рзаев, обманув З.Абдуллаева, завлек его на боевой пост. В этот момент двое армянских военнослужащих напали на З.Абдуллаева, завязав ему руки и рот, нанесли удары в спину и по ногам и сломили сопротивление. После чего, чтобы добиться беспрекословного дальнейшего сотрудничества, армянские военные совершили над З. Абдуллаевым сексуальное насилие.

Затем армянские военнослужащие взяли у Ниджата Рзаева какой-то зашифрованный список и вернулись на свои позиции. Н. Рзаев предложил З. Абдуллаеву сотрудничество с армянскими военными, угрожая в случае отказа убийством его семьи. После этой угрозы З.Абдуллаев начал сотрудничать с армянскими военными и  оставлял свой пост для их беспрепятственного входа и выхода. Кроме того, Н. Рзаев поручил З.Абдуллаеву обманным путем выдать  армянским военнослужащим Вели Халилова. Заур Абдуллаев выполнил поручение Ниджата Рзаева и привлек Вели Халилова к секретному сотрудничеству с армянскими военными,  угрожая убийством его семьи в случае отказа.

В ходе судебного рассмотрения дела Заур Абдуллаев не признал себя виновным в предъявленных преступлениях. Он показал, что с 5 октября 2006 г. по 1 апреля 2008 г. проходил воинскую службу в воинской части №161. 15 апреля 2008 г. на основе собственного обращения был призван на сверхурочную воинскую службу. 16 декабря 2016 г. был назначен командиром  2-го взвода 3-го батальона воинской части №703. Он показал на суде, что в январе 2017 г. Ниджат Рзаев не сдавал его армянским военнослужащим, и он не подвергался  сексуальному насилию со стороны армянских военнослужащих. Заур Абдуллаев также указал, что не давал никаких распоряжений Вели Халилову о сдаче армянским военнослужащим солдата Асимана Рамазанова, а 27 марта 2017 г. Вели Халилов вместе с солдатами Шамсаддином Багишевым и Рамешем Рахмановым не сдавали боевой пост вражеским солдатам.

Заур Абдуллаев показал на суде, что не организовывал сексуальное насилие над солдатами со стороны армянских военнослужащих и у него нет никакой информации о том, что в апреле 2017 года Вели Халилов передал солдата Шамсаддина  Багишева двум армянским военным для совершения над ним действий сексуального характера. И уж тем более он не давал Вели Халилову такого поручения. З.Абдуллаев также показал, что у него не было никакой информации о том, что 28 апреля 2017 г. Вели Халилов вместе с Орханом Бабаевым передали секретную информацию вражеским военнослужащим.

31 октября 2017 г. в отношении Заура Абдуллаева была проведена судебно-медицинская экспертиза, в результате которой было установлено, что на его теле не было обнаружено никаких повреждений, в том числе признаков сексуального насилия. Однако медики почему-то указали в своем заключении, что одноразовые половые акты не оставляют каких-либо следов.

4 июня 2018 г. в отношении З.Абдуллаева была проведена комиссионная судебно-медицинская экспертиза, согласно которой на правой руке имеются два пигментных пятна, с правой стороны нижней челюсти отсутствуют 6-й, 7-й и 8-й зубы. Характер, причина, время возникновения и происхождение повреждений и отсутствующих зубов установить не удалось.

На следствие З.Абдуллаев дал признательные показания, но в ходе судебного следствия он не признал себя виновным в предъявленных обвинениях, показал, что не совершал никакого преступления,  а в начале мая 2017 г. подвергался избиениям и пыткам со стороны сотрудников правоохранительных органов, в результате избиений на теле появились повреждения. Он показал, что был вынужден дать признательные показания под пытками. Однако суд указал, что  показания Заура Абдуллаева о пытках не были подкреплены другими доказательствами.

На процессе государственный обвинитель просил суд исключить статью 338.1. УК  АР из предъявленных обвинений, по той причине, что диспозиция статьи 338.2. УК АР включает в себя и признаки статьи 338.1. УК АР, поэтому обвинитель не усмотрел необходимости в предъявлении обвинения по статье 338.1. УК АР. Таким образом, из списка вышеперечисленных статей, предъявленных Зауру Абдуллаеву, суд исключил статью 338.1. УК АР.

 

Вели Халилов

Постановлением Тертерского Военного суда от 16 мая 2017 г. в отношении Вели Халилова была избрана мера пресечения в виде ареста на 4 месяца.

По версии следствия, в марте 2017 г. Заур Абдуллаев обманным путем завлек на боевой пост Вели Халилова, который был без оружия. После подачи З. Абдуллаевым знака, спустя 5-10 минут на пост прибыли четверо армянских военнослужащих. З.Абдуллаев пригрозил В.Халилову сказав, что анкетные данные членов его семьи он передал армянским военным, которые могут всех убить. Испугавшись этих угроз, а также подвергшись сексуальному насилию со стороны армянских военнослужащих, Вели Халилов согласился на сотрудничество  с врагом. Он согласился способствовать беспрепятственному входу и выходу армянских военных на боевые позиции, созданию благоприятных условий для сбора армянскими военнослужащими секретных данных.

23 марта 2017 г. Вели Халилов  обманул солдата Асимана Рамазанова и сдал его троим армянским военнослужащим, один из которых совершил сексуальное насилие над А.Рамазановым.

В материалах следствия также указано: 27 марта 2017 г. Заур Абдуллаев и Вели Халилов, обманув солдат Шамсаддина Бегишева и Рамеша Рахманова, провели их к правой стороне боевого поста. З.Абдуллаев и В. Халилов, вооруженные автоматами, направили их на солдат Ш.Бегишева и Р. Рахманова и заставили  их пройти с ними в нейтральную зону. Там З.Абдуллаев и В.Халилов сдали солдат армянским военным, которые совершили сексуальное насилие  в отношении Ш. Бегишева и Р.Рахманова.

Заур Абдуллаев и Вели Халилов организовали передачу  армянским военнослужащим секретной информации. Они передавали сведения о боевых позициях, путях связи, траншеях, выгодных для военных операций высотах, информацию о территории и расположении боевых позиций азербайджанских воинских частей, с которых удобно открывать огонь по армянским вооруженным формированиям. Передавали информацию о количестве войск, анкетные и другие данные боевого состава, о количестве оружия и боеприпасов, точные координаты военных стратегических объектов.

В материалах следствия также указано, что в апреле 2017 г. Вели Халилов обманным путем передал в руки армянских солдат также Орхана Бабаева, солдат Джалила Мамедова  и Амраха Азизли.

Вели Халилов несколько раз менял показания. В ходе следствия он дал признательные показания. Но в начале судебного разбирательства Вели Халилов заявил, что на следствии  сделал признательные показания под пытками, в результате которых на  его ногах, руках, теле появились повреждения, есть разрыв ушной перепонки левого уха.

Позже в ходе судебного следствия В. Халилов изменил показания и заявил, что повреждения, о которых он говорил ранее, появились в марте-апреле 2017 г., когда он находился на боевых постах.

23 октября 2017 г. в отношении Вели Халилова были проведены судебно-психиатрическая и судебно-психологическая экспертизы. В результате экспертиз было установлено, что Вели Халилов не страдает какими-либо психическими заболеваниями и не имеет проблем психологического характера.

31 октября 2017 г. в отношении Вели Халилова была проведена судебно-медицинская экспертиза, в результате которой было установлено, что на его теле нет каких-либо повреждений. Экспертиза также не нашла следов  сексуального насилия. Однако медики почему-то указали в своем заключении, что одноразовые половые акты не оставляют каких-либо следов.

Судебно-медицинская экспертиза от 1 ноября 2017 г. и судебно-наркологическая экспертиза от 22 ноября 2017 г.  установили, что В. Халилов не страдает наркоманией и не имеет ВИЧ-инфекций и венерических заболеваний.

4 июня 2018 г. была проведена комиссионная судебно-медицинская экспертиза. Эта экспертиза показала, что с правой стороны грудной клетки в верхней и нижней части обнаружены пигментные участки, однако их характер, происхождение, причина возникновения и время нанесения установить не удалось. Экспертиза также показала, что у  Вели Халилова не обнаружено повреждений на ушной раковине, а слабый слух связан с загрязнением. После удаления загрязнения слух был полностью восстановлен.

На процессе государственный обвинитель просил суд исключить статью 338.1. УК АР из предъявленных обвинений, по той причине, что диспозиция статьи 338.2. УК АР включает в себя и признаки статьи 338.1. УК АР, поэтому обвинитель не усмотрел необходимости в предъявлении обвинения по статье 338.1. УК АР. Таким образом, из списка вышеперечисленных статей, предъявленных Вели Халилову, суд исключил статью 338.1. УК АР.

Вели Халилов имеет на попечении малолетнюю дочь.

 

Эмин Аибов

Постановлением Тертерского Военного суда от 19 мая 2017 г. в отношении Эмина Аибова была избрана мера пресечения в виде ареста сроком на 4 месяца.

По версии следствия, в феврале 2017 г. Натиг Гулузаде привлек Эмина Аибова к секретному сотрудничеству с армянскими военными, поставив Э. Аибова в зависимое положение от них. Находящемуся в трудном материальном положении Эмину Аибову, Н. Гулузаде дал 200 манат, якобы в долг. После этого они встретились на боевом посту и Э. Аибов поблагодарил Натига Гулузаде за помощь. С целью вызвать интерес у Э. Аибова, Н. Гулузаде сказал ему, что в случае материальных трудностей он может обращаться к нему.  Эмин Аибов ответил Н. Гулузаде, что готов выполнить любую работу, чтобы получить деньги.  Эмин Аибов спросил у Н. Гулузаде, откуда он найдет деньги, Н. Гулузаде ответил, что деньги он получит от армянских военных взамен на сдачу им оружия, а также азербайджанских военнослужащих.

В марте 2017 г. Н.Гулузаде сообщил Эмину Аибову, что хочет передать армянским военным солдата Рашида Рашидзаде, за что ему заплатят 500 манат. Н. Гулузаде также сказал, что вместе с Р. Рашидзаде они должны отправить и солдата Ялчина Тарвердизаде. Эмин Аибов сделал все так, как планировал Н. Гулузаде. 4 апреля 2017 г. Э. Аибов подготовил военный состав для смены на боевом посту, затем принял оружие у тех солдат, которые покинули пост, и пошел туда, куда ему сказал Натиг Гулузаде. Там его уже ожидали армянские военные. Один из них подошел к Э.Аибову, скрутил ему руки, а другой  совершил  над ним насильственный половой акт. Все это происходило на глазах  у Натига Гулузаде. После того, как армянские военные ушли,  Н. Гулузаде сказал Э. Аибову, что сексуальный акт является условием секретного сотрудничества. После этого Натиг Гулузаде дал Эмину Аибову еще 100 манат и простил ему старый долг в 200 манат.

Натиг Гулузаде рассказал Эмину Аибову о планируемой сдаче армянам солдат Азада Керимова, Ульви Ганбарли и Закария Гусейнзаде. Э. Аибов согласился с этим планом. Н. Гулузаде сообщил Э. Аибову о том, что план должен быть приведен в исполнение 26 мая 2017 года. Однако он не смог совершить это преступление, поскольку завербованные армянами лица были к тому времени изобличены.

На судебном следствии Эмин Аибов не признал себя виновным в предъявленных обвинениях и показал, что знаком с Натигом Гулузаде с апреля 2016 г., у них были служебные отношения. У него не было никакой информации о секретном сотрудничестве Ниджата Рзаева, Орхана Бабаева, Заура Абдуллаева, Натига Гулузаде, Вели Халилова, Ялчина Тарвердизаде с армянскими военными. Он также показал, что его никто не сдавал армянским военным, а он не сотрудничал с ними. Он никогда не просил денег в долг у  Н.Гулузаде, не организовывал сдачу армянским военным азербайджанских солдат, не подвергался сексуальному насилию со стороны армянских военных  и никогда не возглавлял боевой пост.

23 июня 2017 г. в отношении Эмина Аибова была проведена комиссионная судебно-медицинская экспертиза, в результате которой не были зафиксированы следы сексуального насилия. Однако медики почему-то указали в своем заключении, что одноразовые половые акты не оставляют каких-либо следов.

10 октября 2017 г. в отношении Эмина Аибова были проведены судебно-психиатрическая и судебно-психологическая экспертизы,  которые показали, что у Э.Аибова не обнаружено признаков каких-либо психических заболеваний.

Судебно-наркологическая экспертиза от 18 октября 2017 г. и судебно-медицинская экспертиза от 1 ноября 2017 г. показали, что Э. Аибов не страдает наркоманией, не имеет ВИЧ инфекции и венерических заболеваний.

4 июня 2018 г. была проведена дополнительная комиссионная судебно-медицинская экспертиза, которая зафиксировала  на теле Э. Аибова многочисленные  шрамы и кровоподтеки. При этом было отмечено, что шрамы и кровоподтеки являются следствием ран, которые появились от удара тупым предметом. Время нанесения удара примерно 2-3 месяца до экспертизы. В своем заключении медики указали, что в виду того, что понятие «пытки» не входит в полномочия судебно-медицинской экспертизы, данный вопрос могут определить только органы следствия.

В ходе предварительного и судебного следствия Эмин Аибов заявлял о том, что в начале мая 2017 г. он был избит неизвестными военными, в результате этого избиения на его теле появились повреждения. Он также показал на суде, что вынужден был сделать признательные показания на следствии из-за применяемых пыток. Суд расценил эти показания, как носящие характер самозащиты.

На процессе государственный обвинитель просил суд исключить статью 338.1. УК  АР из предъявленных обвинений, по той причине, что диспозиция статьи 338.2. УК  АР включает в себя и признаки статьи 338.1. УК АР, поэтому обвинитель не усмотрел необходимости в предъявлении обвинения по статье 338.1. УК АР. Таким образом, из списка вышеперечисленных статей, предъявленных Эмину Аибову, суд исключил статью 338.1. УК АР.

На попечении Эмина Аибова находятся супруга, мать, отец, которые нигде не работают, а также три малолетних дочери.

 

Ялчин Тарвердизаде

Постановлением Тертерского Военного суда от 19 мая 2017 г. в отношении Ялчина Тарвердизаде была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу сроком на 4 месяца.

Согласно версии следствия, в январе 2017 г. Ялчин Тарвердизаде, находясь на боевом посту, подвергся нападению со стороны Натига Гулузаде. Последний ударил Я. Тарвердизаде  автоматом по шее и свалил его на землю. В этот момент к ним подошли двое армянских военных, которые напали на Я. Тарвердизаде. Для того, чтобы Я. Тарвердизаде не кричал, Н. Гулузаде зажал его рот рукой. Армянские военнослужащие совершили над Ялчином Тарвердизаде сексуальное насилие, после чего  вернулись на свои позиции.

Натиг Гулузаде шантажировал Ялчина Тарвердизаде также тем, что анкетные данные его семьи имеются у армянских военных и грозил убийством членов его семьи, тем самым окончательно сломив его сопротивление. Я. Тарвердизаде должен был организовать сбор секретной информации и передачу ее армянским военным, создать условия для их беспрепятственного входа и выхода на боевые посты.

Я. Тарвердизаде также было поручено сдать армянским военным солдата Рашада Рашидзаде.

В материалах следствия также было указано, что в конце января 2017 г. находящиеся на боевом посту солдаты Рашад Рашидзаде и Закария Гусейнзаде заметили беспилотный летательный аппарат, принадлежащий Вооруженным силам Республики Армения. Они хотели сбить его, но  Ялчин Тарвердизаде, угрожая им оружием,  запретил им сбивать его. Кроме того, он не сообщил об этом руководству.

Но Я. Тарвердизаде медлил с выполнением порученной ему выдачи армянам солдата Рашада Рашидзаде для совершения над ним сексуального насилия. За это в марте 2017 г. он был наказан Натигом Гулузаде и с помощью Эмина Аибова второй раз сдан армянским военным для совершения над ним сексуального насилия.

После чего Эмин Аибов потребовал от Я. Тарвердизаде беспрекословно сотрудничать с армянскими военными. В случае отказа он пригрозил убийством членов его семьи. После этого Ялчин Тарвердизаде обещал исполнять все, что от него потребуют. Тогда же в марте 2017 г., согласно версии следствия, Н. Гулузаде поручил Э. Аибову с помощью Тарвердизаде выдать армянским военным солдата Рашида Рашидзаде.

В начале судебного разбирательства Я. Тарвердизаде показал, что признательные показания на следствии он дал из-за пыток, которые к нему применяли. Пытки оставили следы на его теле. Однако на последующих судебных заседаниях Я. Тарвердизаде неожиданно отказался от этих показаний, признал себя виновным в предъявленных обвинениях и сказал, что шрамы на теле связаны с его воинской службой.

10 октября 2017 г. были проведены судебно-психиатрическая и судебно-психологическая экспертизы. Эксперты не выявили у Я. Тарвердизаде признаков какого-либо психического заболевания или психологического нарушения.

1 ноября 2017 г. в отношении Я. Тарвердизаде была проведена судебно-медицинская экспертиза, которая установила отсутствие у него ВИЧ инфекции и венерических заболеваний.

18 мая 2018 г. в отношении Я. Тарвердизаде была проведена судебно-медицинская экспертиза,  которая не обнаружила на его теле  каких-либо повреждений. Экспертиза также подтвердила факт неоднократного сексуального насилия над ним.

4 июня 2018 г. была проведена комиссионная судебно-медицинская экспертиза. Результаты этой экспертизы показали многочисленные кровоподтеки в области нижних конечностей, характер, время возникновения и происхождение которых не были установлены.

На процессе государственный обвинитель просил суд исключить статью 338.1. УК АР из предъявленных обвинений, по той причине, что диспозиция статьи 338.2. УК АР включает в себя и признаки статьи 338.1. УК АР, поэтому обвинитель не усмотрел необходимости в предъявлении обвинения по статье 338.1. УК АР. Таким образом, из списка вышеперечисленных статей, предъявленных Ялчину Тарвердизаде, суд исключил статью 338.1. УК АР.

Ялчин Тарвердизаде страдает рядом заболеваний: гипертрофией левого желудочка, ишемией задней стенки сердца, артериальной гипертонией. Он находится на амбулаторном учете. Положительно характеризуется на месте службы. Имеет на попечении отца, мать, брата, супругу брата, малолетнюю дочь брата. Никто из членов семьи не работает.

 

Орхан Бабаев

Постановлением Тертерского Военного суда от 31 августа 2017 г. в отношении Орхана Бабаева была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу сроком на 4 месяца.

По версии следствия, в апреле 2017 г. Орхан Бабаев был привлечен Вели Халиловым к  сотрудничеству с армянами. Предварительно сговорившись с Зауром Абдуллаевым, Вели Халилов обманным путем завлек Орхана Бабева на боевой пост. Там он сдал Бабаева четырем армянским военнослужащим, которые совершили над ним сексуальное насилие.

После чего Вели Халилов сказал ему, что имеются видеозаписи сексуальных действий армянского военного в отношении него и в случае отказа от сотрудничества с армянами, либо оповещении кого-либо о произошедшем, видео будет размещено в интернет ресурсах, а члены его семьи убиты.

Так, согласно версии следствия, Орхан Бабаев согласился на сотрудничество с армянами. В рамках сотрудничества с армянскими военными О.Бабаев передавал им секретную информацию. А 25 апреля 2017 г. он вместе с Вели Халиловым передал азербайджанских солдат армянским военным для совершения над ними насильственных действий сексуального характера. Обманув солдата Амраха Азизли, О.Бабаев привел его туда, где находились трое армянских военных. Он передал А. Азизли армянским военным, которые  вначале избили, а затем изнасиловали А. Азизли.

То же самое было проделано с солдатом Джалилом Мамедовым, которого также изнасиловали армянские военнослужащие и принудили к сотрудничеству, угрожая убийством  членов его  семьи.

По версии следствия 28 апреля 2017 г. Вели Халилов и Орхан Бабаев с помощью Заура Абдуллаева привели четырех армянских военных на боевой пост, где передали им всю секретную информацию о позиции азербайджанских частей: сведения о боевых позициях, траншеях, количественный состав, боеспособность, количество оружия и боеприпасов, точные координаты военных стратегических объектов и др.

 

30 апреля 2017 г. при исполнении секретного задания солдатом Тураном Ибрагимли Министерство Обороны расследовало данные события, в результате которого были изобличены члены преступной группы военнослужащие Натиг Гулузаде, Ниджат Рзаев, Ялчин Тарвердизаде, Эмин Аибов, Заур Абдуллаев, Вели Халилов и Орхан Бабаев. После изобличения они не смогли продолжить свои преступные действия

В ходе судебного разбирательства Орхан Бабаев не признал себя виновным в предъявленных обвинениях и показал, что не сотрудничал с армянскими военными и не подвергался сексуальному насилию. Он также заявил, что в ходе следствия подвергся зверским избиениям и пыткам, которые оставили на его теле многочисленные следы. Орхан Бабев заявил, что не выдержав пыток,  был вынужден дать нужные следствию показания.

Суд  отнесся к этому заявлению О. Бабаева с недоверием, расценил это заявление, как отказ обвиняемого от первичных показаний, данных в ходе следствия, как попытку самозащиты.

10 октября 2017 г. в отношении О. Бабаева были проведены судебно-психиатрическая и судебно-психологическая экспертизы. В результате экспертиз у Бабаева не было обнаружено признаков какого-либо психического заболевания, а также психологических проблем.

31 октября 2017 г. в отношении О. Бабаева была проведена судебно-медицинская экспертиза, которая установила отсутствие повреждений на его теле, а также следов сексуального насилия.

Судебно-наркологическая экспертиза от 19 октября 2017 г. и судебно-медицинская экспертиза от 1 ноября 2017 г. показали, что О. Бабаев не страдает наркоманией, не имеет ВИЧ инфекций и венерических заболеваний.

4 июня 2018 г. была проведена комиссионная судебно-медицинская экспертиза, которая зафиксировала на теле Орхана Бабаева многочисленные следы насилия (синяки, кровоподтеки), но их характер, время возникновения и происхождение не удалось установить.

На процессе государственный обвинитель просил суд исключить статью 338.1. УК АР из предъявленных обвинений, по той причине, что диспозиция статьи 338.2. УК АР включает в себя и признаки статьи 338.1. УК АР, поэтому обвинитель не усмотрел необходимости в предъявлении обвинения по статье 338.1. УК АР. Таким образом, из списка вышеперечисленных статей, предъявленных Орхану Бабаеву, суд исключил статью 338.1. УК АР.

Орхан Бабаев положительно характеризуется на службе. У него на попечении нигде не работающий отец, сестра-инвалид первой группы, брат-инвалид второй группы, нигде не работающая супруга и двое малолетних детей.

 

Показания потерпевших

 Потерпевший Амрах Азизли в ходе судебного разбирательства показал, что в январе 2017 г. он был назначен пулеметчиком в воинской части №703. Спустя два дня после того, как Вели Халилов сдал его армянским военным для совершения над ним насильственных действий сексуального характера, 27 апреля 2017 г. он вернулся на боевой пост, где Орхан Бабаев вместе с солдатами красили окопы. О. Бабаев попросил А. Азизли помочь, но он отказался. Тогда О.Бабаев сказал ему: «Спустишься вниз, тогда разберемся». 29 апреля 2017 г. Ниджат Рзаев сказал ему, что нельзя таким образом разговаривать. Он схватил А. Азизли за ухо, затем дал пощечину. Амрах Азизли не получил каких-либо других повреждений от Ниджата Рзаева, кроме покраснения щеки.

Потерпевший Шамсаддин Багишев в ходе судебного разбирательства показал, что 14 января 2016 г. он был призван на срочную воинскую службу. С января 2017 г. помощником гранатометчика был назначен Вели Халилов.  Военнослужащих Ниджата Рзаева, Орхана Бабаева, Заура Абдуллаева, Натига Гулузаде, Эмина Аибова, Вели Халилова и Ялчина Тарвердизаде он знал по службе. У него не было проблем ни с кем, при этом он в период службы всегда был на боевых позициях.

27 марта 2017 г. Вели Халилов подошел к нему и к Рамешу Рахманову и сказал, что нужно будет очистить траншеи. Они пошли вслед за В. Халиловым, у которого было оружие. За ними  пошел также Заур Абдуллаев. В течении 20 минут солдаты чистили траншею. Затем, оставив боевой пост,  к ним с автоматом в руках подошел Вели Халилов. Он приставил автомат к Рамешу Рахманову со словами: «Идите вперед, идите вперед». Вели Халилов привел их на нейтральную зону. З.Абдуллаев шел за ними. Через 150 метров к ним подошли 4 армянских военных. Один из них повел Р.Рахманова на армянскую сторону в блиндаж, где двое из армян совершили над ним сексуальное насилие.   Затем то же самое проделали с Ш. Багишевым. После того, как военные вышли оттуда, на дороге их ждали В.Халилов и З.Абдуллаев, которые начали смеяться над ними. Когда Ш.Багишев спросил, кто были эти люди, В.Халилов ответил, что это были армянские военнослужащие.

30 июля 2017 г. в связи с окончанием службы Шамсаддин Багишев был отпущен в запас.

Потерпевший Асиман Рамазанов в ходе судебного следствия показал, что 28 июля 2016 г. был призван на срочную воинскую службу. 23 марта 2017 г. Вели Халилов сдал его троим армянским военным, которые совершили  над ним насильственный половой акт. В конце марта 2017 г. Заур Абдуллаев связался с ним по рации, попросил передать ему координаты боевого поста, что он и сделал.

Потерпевший Джалил Мамедов в ходе суда показал, что 5 апреля 2016 г. он был призван на срочную воинскую службу. Военнослужащих Ниджата Рзаева, Орхана Бабаева, Заура Абдуллаева, Натига Гулузаде, Эмина Аибова, Вели Халилова и  Ялчина Тарвердизаде знал по службе.

Джалил Мамедов показал, что 27 апреля 2017 г. находился на боевом посту вместе с Рамешем Рахмановым,  там же были Вели Халилов и Орхан Бабаев. Ночью около 02.00 В. Халилов пошел в сторону другого боевого поста с целью проверить связь. Д. Мамедов пошел вместе с ним. Спустя 15 минут  Вели Халилов удалился от Д.Мамедова, тогда перед ним предстали двое военных. Один из них свалил Джалила Мамедова на землю, а второй скрутил руки сзади. По форме он определил, что это были армянские военнослужащие. Сломив сопротивление Д.Мамедова, один из них совершил над ним  сексуальное насилие.

После этого армянские военные о чем-то говорили с Вели Халиловым, однако он не понял, о чем. В. Халилов пригрозил Д. Мамедову, что в случае, если он скажет о случившемся кому-либо, члены его семьи будут убиты. Испугавшись угроз, Д. Мамедов никому не сказал о происшедшем. 2 октября 2017 г. Д. Мамедов завершил воинскую службу и был мобилизован.

Потерпевший Рамеш Рахманов в ходе следствия показал, что 29 января 2016 г. был призван на срочную воинскую службу. С Вели Халиловым и Зауром Абдуллаевым знаком по службе. 27 марта 2017 г. он находился на боевом посту. Там же находились Тургут Бахманлы, Вели Халилов, Джафар Султанлы, Джалил Мамедов, Шамсаддин Багишев, Хаял Самедли, Шюкюр Керимзаде, Руфат Ахмедзаде, Намиг Бабаев и Заур Абдуллаев. В тот день Вели Халилов и Заур Абдуллаев, угрожая оружием,  повели его и Шамсаддина Багишева в сторону вражеских огневых секторов. Там к ним подошли четверо армянских военных. Они столкнули Ш. Багишева в окоп, а В. Халилов и З.Абдуллаев отошли в сторону. В этот момент Ш.Багишев забился в угол и расплакался. Один из армянских военных сломил его сопротивление и совершил над ним насильственный сексуальный акт.

13 апреля 2017 г. Рамеш Рахманов вместе с Вели Халиловым отправились в левую сторону от поста, там В. Халилов начал кричать и спустя несколько минут к ним подошли двое армянских военнослужащих. В. Халилов приказал Р. Рахманову молчать,  и один из армянских военных совершил  над Р.Рахмановым сексуальное насилие. Когда армянские военные ушли, В.Халилов подошел к Р. Рахманову и дважды ударил прикладом автомата по его плечу.  По дороге обратно Вели Халилов сказал Р.Рахманову, что все произошедшее было снято на видео камеру и в случае, если Р. Рахманов расскажет об этом кому-либо, видео будет распространено в интернет ресурсах, а его семья убита. Испугавшись угроз, Р. Рахманов никому не сказал о происшедшем.

Потерпевший Рашад Рашидзаде в ходе следствия показал, что 19 января 2016 г. он был призван на срочную воинскую службу. 12 января 2017 г. его назначили стрелком.

В январе 2017 г. он заметил беспилотный аппарат, принадлежащий армянским вооруженным силам. Р. Рашидзаде пошел за автоматом, чтобы нейтрализовать его, однако Ялчин Тарвердизаде не разрешил ему это сделать.

В марте 2017 г. Р. Рашидзаде был назначен на боевой пост, командиром которого был Эмин Аибов.  На посту также дежурили Ялчин Тарвердизаде и Азад Керимов. Однажды находясь на посту, Рашад Рашидзаде  увидел, как к ним  приближаются армянские военные, и сразу сообщил об этом Эмину Аибову. Однако Э. Аибов не придал этому значения и приказал продолжить службу. Затем Р. Рашидзаде  услышал шум и снова сообщил об этом Э. Аибову. Последний ответил: «Пустяки». Когда вновь послышался шум, Ялчин Тарверзидазе оставил вместо себя Азада Керимова и пошел в сторону исходящего звука. Затем он позвал Рашада Рашидзаде. Когда Р. Рашидзаде подошел к Я. Тарвердизаде, сзади к нему подошли трое армянских военных, которые сломили его сопротивление, а двое из них совершили над ним сексуальное насилие. Я. Тарвердизаде  стоял неподалеку и наблюдал за действиями армянских военных. Вернувшись на свой пост, он рассказал все Э. Аибову, а тот только рассмеялся. Р. Рашидзаде спрашивал у Я. Тарвердизаде, почему он не помог ему, Я. Тарвердизаде ответил, что это был приказ Э. Аибова.

Эмин Аибов направлял азербайджанских снайперов, которые должны были нейтрализовать позиции армянской стороны, по ложному пути.

Рашад Рашидзаде также показал, что Натиг Гулузаде не стрелял по позициям армянских военных, он прятал патроны в сигаретные коробки, затем в железные банки и использовал их для проверки своей точности. У Р. Рашидзаде нет информации о том, что он был сдан армянским военным Натигом Гулузаде, он также не видел, снимали ли армянские военные на видео насильственные действия в отношении него.

 

Показания свидетелей

Свидетель Ниджат Керимов в ходе судебного следствия показал, что  Эмин Аибов работал на армян. 13 марта 2017 г. двое высокопоставленных военных Министерства Обороны прибыли в район и осмотрели снайперские позиции, а также позиции, удобные для нейтрализации и уничтожения вражеских солдат. Когда они осматривали позиции, Эмин Аибов показывал им невыгодные для снайперского огня места. Когда от высшего руководства поступил приказ о немедленном уничтожении вражеских позиций, Э. Аибов не позволил военному составу открыть огонь. Несмотря на то, что Э.Аибов неоднократно видел армянских военных, он никогда не разрешал открывать по ним огонь.

Свидетель Закария Гусейнзаде в ходе суда показал, что знаком с обвиняемыми по службе. В январе 2017 г. Рашад Рашидзаде, Ялчин Тарвердизаде и Али Ахмедов пошли чистить боевой пост. В это время над ними пролетел беспилотный аппарат, принадлежавший вооруженным силам Армении, который можно было легко сбить, так как он летел на низкой высоте. Однако Ялчин Тарвердизаде сказал им, что этого не нужно делать.  В феврале 2017 г. Рашад Рашидзаде осматривал из бинокля вражеские позиции и хотел открыть огонь по их позициям. Однако Я. Тарвердизаде отобрал у него бинокль и не позволил это сделать.

Закария Гусейнзаде также показал, что Эмин Аибов запрещал открывать огонь по вражеским позициям.  З. Гусейнзаде показал, что, находясь на посту, он увидел, как армянский военнослужащий что-то искал вблизи азербайджанского поста, он немедленно сообщил об этом Э. Аибову и о необходимости открыть огонь, но Эмин Аибов не разрешил ему это сделать.  З. Гусейнзаде также показал, что в марте 2017 г. армянские военные совершили нападение на азербайджанские позиции, в этот момент главой поста был Махаммад Шафиев, а командиром роты Натиг Гулузаде. До нападения Н. Гулузаде вместе с солдатами куда-то ушел, в момент нападения его не было на месте. Но, несмотря на это, боевой состав смог отразить нападение.

Свидетель Фуад Гусейнов в ходе суда показал, что при прохождении воинской службы с 3 января 2017 г. был назначен на позицию стрелка. 25 марта 2017 г. по распоряжению старшего лейтенанта Фуада Рагимова был назначен командиром подразделения. В это время командиром  боевого поста был Эмин Аибов, нести службу было поручено главному стрелку Ялчину Тарвердизаде, Рашаду Рашидзаде, стрелку-гранатометчику Закарие Гусейнзаде, солдатам Азаду Керимову и Мансуру Рустамову.

29 марта 2017 г. на посту дежурил Рашад Рашидзаде, который услышал подозрительный звук и сообщил об этом Э. Аибову. Эмин Аибов, взяв из рук Р. Рашидзаде бинокль и посмотрев вдаль, ответил, что там ничего нет. В 4 часа ночи Рашад Рашидзаде дежурил вместе c Ялчином Тарвердизаде и Азадом Керимову. Затем Фуад Гусейнов заменил Р. Рашидзаде на посту. Он видел, как Р. Рашидзаде доложил Э.Аибову о том, что во время наблюдения он заметил какой-то силуэт. Фуад Гусейнов также видел, как Р. Рашидзаде, войдя в окоп, сообщил Э. Аибову о каком-то шуме. О том, что Я. Тарвердизаде и Э.Аибов организовали сдачу Рашидзаде армянским военным, он узнал только после раскрытия этих преступлений .

Свидетель Азад Керимов на суде показал, что, находясь на срочной воинской службе, с 3 января 2017 года был назначен на позицию стрелка. С Фаридом Рагимовым, Тургутом Бахманлы, Орханом Бабаевым, Ниджатом Рзаевым, Эмином Аибовым, Зауром Абдуллаевым, Вели Халиловым, и Натигом Гулузаде был знаком по службе. Эмин Аибов, Рашад Рашидзаде, Ниджат Керимов, Закария Гусейнзаде, Ялчин Тарвердизаде, Эльнур Гурбанов, Метин Ахмедов, Махаммад Залыев  несли службу недалеко от села Гасангая.

С 25 марта 2017 г. Фарид Рагимов был назначен на сменное дежурство на нескольких боевых постах, а сам Азад Керимов в это время служил на одном из них. Командиром поста был Эмин Аибов. 29 марта 2017 г. Фуад Гусейнов был ответственным за связь, а Р. Рашидзаде наблюдал  за позициями армянских военных. Азад Керимов показал, как видел, что Р. Рашидзаде, заметив какой-то силуэт, сказал об этом Эмину Аибову, однако Э. Аибов ответил «Пустяки» и не позволил открыть огонь. Вскоре к Р. Рашидзаде присоединился Я. Тарвердизаде, и они продолжили службу вместе. Под утро он видел, что Я. Тарвердизаде спорил с Р. Рашидзаде, однако темы спора он не знает. Азад Керимов показал, что только один раз видел, как Р. Рашидзаде сообщил Э. Аибову о каком-то подозрительном силуэте. О том, что Ялчин Тарвердизаде и Эмин Аибов организовали сдачу Р. Рашидзаде армянским военным, он узнал только после раскрытия этих преступления.

Азад Керимов также показал, что, несмотря на то, что он неоднократно докладывал Э. Аибову о выходе на траншеи армянских военных, Э. Аибов не разрешал открывать огонь по позициям врага. В то время он не мог понять поведения Эмина Аибова, однако впоследствии он понял, что это происходило по причине его секретного сотрудничества с армянскими военными.

Свидетель Фарид Рагимов в ходе суда показал, что, находясь в звании старшего лейтенанта, он был на службе вместе с Эмином Аибовым и Рашадом Рашидзаде.

В марте 2017 г. им лично было дано распоряжение докладывать ему об открытии огня по  вражеским позициям. Фарид Рагимов показал, что Э.Аибов никогда не докладывал о том, что хочет открыть огонь по армянским позициям, и ему никто этого не запрещал. Ф. Рагимов ничего не знал о том, что Э. Аибов запрещал Р. Рашидзаде открывать огонь.

 

Заключение судебного следствия

Все показания обвиняемых о пытках суд расценил, как носящие характер защиты. В приговоре суд указал отягчающие и смягчающие вину обстоятельства в отношении каждого из обвиняемых.

Так, в отношении Натига Гулузаде в качестве отягчающих вину обстоятельств были приняты: повторное совершение преступлений, совершение преступлений, повлекших тяжелые последствия, совершение преступлений в составе преступной группы,  совершение преступлений из низменных побуждений, а также с целью скрыть другое преступление, совершение преступлений в отношении лиц, исполняющих служебный долг. Суд отметил, что смягчающие вину обстоятельства не дают основания для назначения наказания высшего предела.

В отношении Ниджата Рзаева в качестве смягчающих вину обстоятельств суд указал: молодость, совершение преступлений впервые, тяжелое семейное положение и наличие на попечении двух малолетних детей, нигде не работающих супруги и сестры, отца – инвалида второй группы, ветерана Карабахской войны, а также то обстоятельство, что он сам подвергся сексуальному насилию со стороны армянских военных, и возникшую на основе этого насилия зависимость. В качестве отягчающих обстоятельств суд отметил: совершение преступлений, повлекших тяжелые последствия, совершение преступлений в составе преступной группы, совершение преступлений из низменных побуждений, а также с целью скрыть другое преступление, совершение преступлений в отношении лиц, исполняющих служебный долг.

В отношении Заура Абдуллаева в качестве смягчающих вину обстоятельств суд указал: молодость, совершение преступлений впервые, тяжелое семейное положение и наличие на попечении двух малолетних детей, а также то обстоятельство, что он сам подвергся сексуальному насилию со стороны армянских военных, и возникшую на основе этого насилия зависимость. В качестве отягчающих обстоятельств суд отметил: повторное совершение преступлений, совершение преступлений, повлекших тяжелые последствия, совершение преступлений в составе преступной группы, совершение преступлений из низменных побуждений, а также с целью скрыть другое преступление, совершение преступлений в отношении других лиц, находящихся в зависимом положении от обвиняемого, в отношении лиц, исполняющих служебный долг.

В отношении Вели Халилова в качестве смягчающих вину обстоятельств суд указал: искреннее раскаяние и признание вины, молодость, совершение преступлений впервые, тяжелое семейное положение и наличие на попечении одного малолетнего ребенка, а также то обстоятельство, что он сам подвергся сексуальному насилию со стороны армянских военных, и возникшую на основе этого насилия зависимость. В качестве отягчающих обстоятельств суд отметил: повторное совершение преступлений, совершение преступлений, повлекших тяжелые последствия, совершение преступлений в составе преступной группы, совершение преступлений из низменных побуждений, а также с целью скрыть другое преступление, совершение преступлений в отношении других лиц, находящихся в зависимом положении от обвиняемого, в отношении лиц, исполняющих служебный долг.

В отношении Эмина Аибова в качестве смягчающих вину обстоятельств суд указал: молодость, совершение преступлений впервые, тяжелое семейное положение и наличие на попечении трех малолетних детей, а также то обстоятельство, что он сам подвергся сексуальному насилию со стороны армянских военных, и возникшую на основе этого насилия зависимость. В качестве отягчающих обстоятельств суд отметил: повторное совершение преступлений, совершение преступлений, повлекших тяжелые последствия, совершение преступлений в составе преступной группы, совершение преступлений из низменных побуждений, а также с целью скрыть другое преступление, совершение преступлений в отношении других лиц, находящихся в зависимом положении от обвиняемого, в отношении лиц, исполняющих служебный долг.

В отношении Ялчина Тарвердизаде в качестве смягчающих вину обстоятельств суд указал: искреннее раскаяние и признание вины, молодость, совершение преступлений впервые, наличие таких заболеваний, как: гипертрофия левого желудочка, ишемия задней стенки сердца, артериальная гипертония, состояние на амбулаторном учете, а также то обстоятельство, что он сам подвергся сексуальному насилию со стороны армянских военных при посредничестве  лиц, в подчинении которых он находился, возникшую на основе этого зависимость. В качестве отягчающих обстоятельств суд отметил: повторное совершение преступлений, совершение преступлений, повлекших тяжелые последствия, совершение преступлений в составе преступной группы, совершение преступлений из низменных побуждений, а также с целью скрыть другое преступление, совершение преступлений в отношении других лиц, находящихся в зависимом положении от обвиняемого, в отношении лиц, исполняющих служебный долг.

В отношении Орхана Бабаева в качестве смягчающих вину обстоятельств суд указал: молодость, совершение преступлений впервые, тяжелое семейное положение и наличие на попечении двух малолетних детей, нигде не работающих супруги и отца, сестры – инвалида первой группы, брата – инвалида второй группы, смерть матери от рака в 2007 г., а также то обстоятельство, что он сам подвергся сексуальному насилию со стороны армянских военных и возникшую на основе этого насилия зависимость. В качестве отягчающих обстоятельств суд отметил: повторное совершение преступлений, совершение преступлений, повлекших тяжелые последствия, совершение преступлений в составе преступной группы,  совершение преступлений из низменных побуждений, а также с целью скрыть другое преступление, совершение преступлений в отношении других лиц, находящихся в зависимом положении от обвиняемого, в отношении лиц, исполняющих служебный долг.

 

Тертерский Военный суд, рассмотрев данное уголовное дело в закрытом режиме, вынес военнослужащим приговор, согласно которому:

  • Натиг Гулузаде был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьями 134, 150.2.1, 150.2.4, 150.2.5, 274, 329.3, 330.3, 331.2,331.3, 332.3, 338.2, 341.3,349.2.1,349.2.4 Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики, и приговорен к 18 годам лишения свободы;
  • Ниджат Рзаев был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьями 134, 150.2.1, 150.2.4, 150.2.5, 274, 329.3, 331.2, 331.3, 338.2, 341.3 УК АР, и приговорен к 15 годам лишения свободы;
  • Заур Абдуллаев был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьями 134, 150.2.1, 150.2.4, 150.2.5, 274, 329.3, 330.3, 331.2, 331.3, 332.3, 338.2, 341.3 УК АР, и приговорен к 17 годам лишения свободы;
  • Вели Халилов был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьями 134, 150.2.1, 150.2.4, 150.2.5, 274, 329.3, 330.3, 331.2, 331.3, 332.3, 338.2, 341.3 УК АР. и приговорен к 10 годам лишения свободы;
  • Эмин Аибов был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьями 134, 150.2.1, 150.2.4, 150.2.5, 274, 329.3, 330.3, 331.2, 331.3, 332.3, 338.2, 341.3 УК АР, и приговорен к 15 годам лишения свободы;
  • Ялчин Тарвердизаде был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьями 134, 150.2.1, 150.2.4, 150.2.5, 274, 329.3, 330.3, 331.2, 331.3, 332.3, 338.2, 341.3 УК АР, и приговорен к 9 годам лишения свободы;
  • Орхан Бабаев был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных статьями 134, 150.2.1, 150.2.4, 150.2.5, 274, 329.3, 330.3, 331.2, 331.3, 332.3, 338.2, 341.3 УК АР, и приговорен к 15 годам лишения свободы.

 

 

Комментарий юриста-эксперта:

Судебный приговор является незаконным и необоснованным. При расследовании и рассмотрении любого уголовного дела важно соблюдение основных принципов уголовного судопроизводства. Нарушение принципов или условий уголовного процесса в случаях, установленных Уголовным Кодексом, может привести к выводу о недействительности законченного производства по уголовному преследованию, к отмене постановлений, принятых в его ходе, либо к выводу об отсутствии доказательной силы собранных материалов.

Одним из фундаментальных прав граждан демократического государства является право на свободу. Это право зафиксировано в статье 28 Конституции Азербайджанской Республики. Согласно данной статье:

  1. Каждый обладает правом на свободу.
  2. Право на свободу может быть ограничено только в предусмотренном законом порядке путем задержания, ареста или лишения свободы.

Провозглашая право на свободу, эта статья имеет в виду личную свободу в ее классическом понимании, т. е. физическую свободу лица. Для того, чтобы определить, лишено ли лицо свободы, нужно исходить из его конкретного положения и учитывать все критерии, такие как вид, продолжительность, последствия и условиях исполнения рассматриваемой меры. Лишение свободы должно быть, в первую очередь, законным с точки зрения внутреннего права.

Право на свободу гарантировано нормами международного права. Так, согласно статье 5(1) Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод: «Каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом:

«a) законное содержание лица под стражей после его осуждения компетентным судом;

  1. b) законный арест или задержание лица за невыполнение законного решения суда или с целью обеспечения выполнения любого обязательства, предписанного законом;

с) законный арест или задержание лица, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным судебным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения;

  1. d) задержание несовершеннолетнего лица на основании законного постановления для воспитательного надзора или его законное задержание, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом;
  2. e) законное задержание лиц с целью предотвращения распространения инфекционных заболеваний, а также душевнобольных, алкоголиков, наркоманов или бродяг;
  3. f) законный арест или задержание лица с целью предотвращения его незаконного въезда в страну или лица, против которого принимаются меры по его высылке или выдаче».

Этот перечень ограничений является исчерпывающим. Лишение свободы должно быть также правомерным, т.е. соответствовать цели, предусмотренной одним из случаев из этого перечня. Суть статьи заключается в физической свободе индивида. Она закрепляет основное право человека, а именно защиту каждого от произвольного вмешательства Государства в его право на свободу.

Европейская Конвенция по защите прав человека и основных свобод  предусматривает, что только обоснованное подозрение лица в совершении уголовного правонарушения может оправдать лишение свободы. Следовательно, обоснованность подозрений является существенным элементом конвенционной защиты от произвольного лишения свободы. Существование обоснованного подозрения заранее предполагает наличие фактов или сведений, способных убедить объективного наблюдателя в том, что лицо могло совершить это правонарушение. То, что может считаться обоснованным, зависит от совокупности обстоятельств.

В комментируемом деле совокупность обстоятельств не способна убедить объективного наблюдателя в том, что лицо могло совершить инкриминируемое преступление. Во-первых, среди обстоятельств есть один очень важный момент: ВСЕ СЕМЕРО обвиняемых говорили о пытках, о наличие телесных повреждений, у большинства обвиняемых экспертиза обнаружила повреждения на теле . Во-вторых, двое обвиняемых (Вели Халилов и Ялчин Тарвердизаде) трижды меняли свои показания, один раз во время следствия и дважды в ходе судебного процесса. Показания остальных обвиняемых, всех без исключения, на следствии и в суде были различными. Все обвиняемые показали, что подвергались бесчеловечному обращению и пыткам со стороны сотрудников правоохранительных органов. Суд, к сожалению, не принял каких-либо мер в расследовании этих заявлений, кроме того, суд оценил все эти показания как «носящие характер самозащиты». На чем основывается суд при этом, в приговоре не сказано. Противоречивые показания обвиняемых дают нам возможность считать арест неправомерным, не преследующим легитимную цель, предусмотренную как национальным, так и международным правом. Показания свидетелей также нельзя считать неопровержимыми, так как все свидетели по делу являются военнослужащими, что означает, что у них есть определенная зависимость. Таким образом, у объективного наблюдателя имеются все факты для того, чтобы считать аресты в отношении военнослужащих нелегитимными.

Всеобщая декларация прав человека также предусматривает защиту права на свободу. Так, статья 9 Всеобщей декларации гласит: «Никто не может быть подвергнут произвольному аресту, задержанию или изгнанию».

Статья 9 Международного Пакта о Гражданских и Политических Правах также гласит: «1. Каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть подвергнут произвольному аресту или содержанию под стражей. Никто не должен быть лишен свободы иначе, как на таких основаниях и в соответствии с такой процедурой, которые установлены законом».

 

Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ) неоднократно в своих постановлениях в случае избрания меры пресечения в виде ареста рекомендовал государствам прибегать к аресту в крайнем случае и защищать физическую свободу индивидуума. Так, в постановлении ЕСПЧ по делу Белевицкий против России от 1 марта 2007 года указано: «Европейский Суд повторяет, что для того, чтобы содержание под стражей отвечало стандарту “законности”, оно должно быть основано на национальном законодательстве» (пункт 90)

http://echr.ru/documents/doc/2465012/2465012-001.htm

 

Другим, не менее важным правом, предусмотренным как национальным, так и международным законодательством, является право не быть подверженным пыткам и бесчеловечному обращению. Как указывалось выше, все обвиняемые заявляли о применении к ним пыток со стороны представителей правоохранительных органов. Однако суд,  не расследуя факты, расценил данные показания как «носящие характер самозащиты».

Право не быть подверженным пыткам зафиксировано в статье 15.2. Уголовно-Процессуального Кодекса Азербайджанской Республики, согласно которой «В ходе уголовного преследования запрещаются:

15.2.1. пытки, использование физического и психического насилия, в том числе медицинских препаратов, подвергание голоду, гипнозу, лишение медицинской помощи, применение иного жестокого, бесчеловечного или унизительного обращения и наказания

15.2.3. получение показаний у потерпевшего, подозреваемого или обвиняемого, а также других участвующих в уголовном процессе лиц путем насилия, угрозы, обмана и с применением иных незаконных действий, нарушающих их права».

Статья 3 Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод запрещает пытки и бесчеловечное обращение.

Действия, которые ставятся в упрек жертве, какими бы неприемлемыми или опасными они ни были, никоим образом не могут оправдать пытки и бесчеловечное обращение. Одним словом, именно достоинство и физическую неприкосновенность личности хотели защитить этой нормой. Для того чтобы плохое обращение представляло собой нарушение статьи 3, оно должно достигнуть минимального уровня жестокости…

 

Так, если лицо утверждает в свою защиту, что оно подверглось обращению, предусмотренному в рассматриваемой норме, должно быть проведено эффективное официальное расследование с целью установления личности ответственных лиц и их наказания. См: Микеле де Сальвиа «Прецеденты Европейского Суда по правам человека»,  Санкт-Петербург, 2004.

Пытки и бесчеловечное обращение запрещены статьей 5 Всеобщей декларации прав человека и статьей 7 Международного Пакта о Гражданских и Политических Правах. Эти нормы не имеют исключений, а это означает то, что пытки запрещены даже в самых сложных ситуациях: во время чрезвычайных событий, войны, борьбы с терроризмом, организованной преступностью, мафией и т.д.

Как указано в постановление Европейского Суда по правам человека по делу Серинг против Соединенного Королевства, от 7 июля 1989 года, пункт 88: «Статья 3 не знает исключений, а статья 15 не допускает отступления от нее в период войны или иного чрезвычайного положения, угрожающего жизни нации. Этот абсолютный запрет пыток или бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания показывает, что статья 3 воплощает одну из основополагающих ценностей демократических государств, входящих в Совет Европы. Аналогичные формулировки такого запрета можно также найти в других международно-правовых актах, таких как Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. и Американская конвенция о правах человека 1969 г.; это – норма, пользующаяся всеобщим международным признанием»

https://www.refworld.org/cases,ECHR,3ae6b6fec.html

http://europeancourt.ru/uploads/ECHR_Soering_v_The_United_Kingdom_07_07_1989.pdf

Одним из самых важных моментов являются доказательства по делу. В данном деле они следующие: показания обвиняемых на следствии и суде, показания потерпевших и свидетелей, результаты экспертиз, очные ставки, осмотры места происшествия, проверки показаний на месте.

Исследовав вышеперечисленные доказательства, можно прийти к выводу, что их недостаточно для того, чтобы вынести обвинительный приговор и назначить столь суровые наказания.

Согласно статье 138.1. Уголовно-Процессуального Кодекса Азербайджанской Республики (УПК АР), доказывание заключается в получении, проверке и оценке доказательств в целях установления обстоятельств, имеющих значение для законного, основательного и справедливого вынесения обвинения. А обязанность доказать основания привлечения обвиняемого к уголовной ответственности и его виновность лежит на обвинителе (статья 138.2 УПК АР). Доказательства, собранные по уголовному преследованию, должны быть проверены полностью, всесторонне и объективно. Во время проверки эти доказательства анализируются и сравниваются друг с другом, собираются новые доказательства, устанавливается надежность источника полученных доказательств (статья 144 УПК АР).

Обвинительный приговор суда не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность обвиняемого доказана (статья 351.2 УПК АР). В данном деле обвинение не смогло доказать вину обвиняемых, не  смогло представить неопровержимых доказательств, которые бы стали основанием для вынесения обвинительного приговора и назначения жесткого наказания.

Одним из тяжких обвинений было обвинение в государственной измене. Это обвинение было предъявлено всем обвиняемым. Статья 274 УК АР гласит: «Государственная измена, то есть деяние, умышленно совершенное гражданином Азербайджанской Республики в ущерб суверенитету, территориальной целостности, государственной безопасности или обороноспособности Азербайджанской Республики, переход на сторону врага, шпионаж, выдача государственной тайны иностранному государству, оказание помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности против Азербайджанской Республики».

Предметом государственной измены являются сведения, составляющие государственную тайну:

– шпионаж – передача, собирание, похищение или хранение в целях передачи иностранному государству, иностранной организации или их представителям сведений, составляющих государственную тайну, а также передача или собирание по заданию иностранной разведки иных сведений для использования их в ущерб внешней безопасности страны;

– выдача государственной тайны – умышленная передача иностранному государству, иностранной организации или их представителям сведений, защищаемых государством в области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности АР;

– иное оказание помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности страны

– совершение любых действий, которые наносят ущерб внешней безопасности страны, но не подпадающих под понятие выдачи государственной тайны или шпионажа.

 

Субъект преступления – гражданин Азербайджанской Республики, достигший возраста 16 лет.

Как видно из самой статьи 274 УК АР, она содержит несколько признаков. В судебном приговоре не указано, какой конкретно признак существует в действии того или иного обвиняемого. Например:

  • совершено ли деяние в ущерб суверенитету,
  • территориальной целостности,
  • государственной безопасности или
  • обороноспособности Азербайджанской Республики,
  • были ли переход на сторону врага,
  • шпионаж,
  • выдача государственной тайны иностранному государству,
  • оказание помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности против Азербайджанской Республики.

В чем конкретно заключается вина каждого обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного статьей 274 УК АР, а именно, совершило ли лицо переход на сторону врага, шпионаж, либо выдало государственную тайну иностранному государству, в приговоре не указано. В приговоре в основе обвинения лежат все перечисленные признаки, что создает сомнения в правомерности предъявленного обвинения.

В приговоре указано, что обвиняемые передавали армянским военным данные, составляющие военную тайну. Рассмотрим, какие данные составляют военную тайну в соответствии с законом.

В статье 5.1. Закона Азербайджанской Республики «О государственной тайне»  указано:

5.1. Государственную тайну в военной отрасли составляют нижеследующие данные:

5.1.1. о содержании стратегических и оперативных планов, документов боевого управления по подготовке и проведению операций, стратегическому, оперативному и мобилизационному развертыванию Вооруженных Сил Азербайджанской Республики, других вооруженных соединений, других войск, предусмотренных законодательством, об их боевой и мобилизационной готовности, о создании и использовании мобилизационных ресурсов;

5.1.2. о планах строительства Вооруженных Сил Азербайджанской Республики и других вооруженных соединений, предусмотренных законодательством Азербайджанской Республики, направлениях развития вооружения и военной техники, о содержании и результатах выполнения целевых программ, научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по созданию и модернизации образцов вооружения и военной техники;

5.1.3. о тактико-технических характеристиках и возможностях боевого применения образцов вооружения и военной техники, о свойствах, рецептурах или технологиях, производства новых видов веществ военного назначения;

5.1.4. о дислокации, назначении, степени готовности, защищенности объектов, представляющих особую важность с точки зрения национальной безопасности и обороны, об их строительстве и эксплуатации, а также об отводе земель, недр и акваторий для этих объектов;

5.1.5. о дислокации, действительных переименованиях, об организационной структуре, численности личного состава и их боевом обеспечении, а также о военно-политической или оперативной обстановке;

5.1.6. о координатах геодезических пунктов и географических объектов на территории Азербайджанской Республики важного оборонного и экономического значения.

Из приговора неясно, кому, каким образом, когда и где была передана секретная информация, включали переданные данные военную тайну, обладал ли обвиняемый конкретно той секретной информацией, которую, якобы, передал военнослужащим иностранного государства, находилась ли эта информация под грифом секретности, если да, то кто дал распоряжении на раскрытие данной информации и т.д.

Вопросов возникает много, однако ответы на эти  вопросы вы не найдете в приговоре. Отсутствует мотивированность обвинительного приговора, которая необходима для признания приговора законным и обоснованным. Обвинения в приговоре перечислены автоматически, состоят из формальных выражений, употребляемых в уголовном законодательстве.

Таким образом, незаконность и необоснованность приговора следует из нарушения следственными органами фундаментальных прав обвиняемых, таких как, право на свободу и право не быть подверженным пыткам и бесчеловечному обращению, использовании в качестве доказательств признательные показания обвиняемых, добытых путем применения пыток, ссылка суда на эти показания, а не показания, данные ими в ходе судебного следствия, отсутствие расследования показаний о пытках. Несмотря на наличие у большинства обвиняемых смягчающих вину обстоятельств, они не были приняты во внимание при назначении жестких наказаний. Эти обстоятельства всего лишь были перечислены в приговоре. Закрытость судебного процесса и отсутствие общественного контроля способствовали вынесению незаконного приговора.

Так называемое «тертерское дело» является одним из самых засекреченных и кровавых преступления алиевского режима. В мае-июле 2017 г. по этому делу  было  арестовано  около 400 (!!!)  человек. В ходе так называемого следствия  10 человек было убито под пытками:

  1. Мехман Гусейнов
  2. Сахават Буниятов
  3. Салех Гафаров
  4. Эльчин Гулиев
  5. Тамкин Низамиоглы
  6. Даяндур Азизли
  7. Сулейман Кязимов
  8. Эльхан Агазаде
  9. Эльчин Мирзалиев
  10. Руслан Джагвердиев

Получить полную информацию обо всех осужденных, о судах над ними пока не представляется возможным. Все судебные процессы проходили в закрытом режиме. Никакой информации о судах и осужденных нет в СМИ, Интернете и др. Руководил арестами и фальсификацией  материалов следствия, пытками лично  генерал-лейтенант юстиции, военный прокурор Азербайджанской Республики, заместитель Генерального Прокурора АР –  Велиев Ханлар Рустам оглы.