Чтобы посадить оппозиционера Используют любой повод

ЧТОБЫ ПОСАДИТЬ ОППОЗИЦИОНЕРА ИСПОЛЬЗУЮТ ЛЮБОЙ ПОВОД

Али Алиев

Анализ правонарушений на судебном процессе Али Алиева

Ясамальский районный суд города Баку

Дело № 1(004)-58/2022 

13 января 2022 года

Судья: Гусейн Сафаров

Обвиняемый: Али Алиев

Защитники: Джавад Джавадов, Тогрул Бабаев 

Частные обвинители: Эмиль Джафаров, Рамин Адилов

Али Алиев родился в 1967 году в Баку, окончил Азербайджанский Государственный Медицинский Университет, является кандидатом биологических наук, начал политическую деятельность с 1989 года, став членом Народного фронта Азербайджана. В 1992 году стал членом Партии Национального Возрождения Азербайджана. Покинув ее ряды, 28 мая 2006 году А.Алиев и его сторонники провели учредительный съезд Партии Гражданского Развития, где его избрали председателем партии. На президентских выборах в октябре 2013 года Али Алиев выдвинул свою кандидатуру на пост президента Азербайджана. Однако Центральная Избирательная Комиссия отказала ему в регистрации его кандидатуры.

Али Алиев, как активист оппозиции регулярно подвергался давлению со стороны правоохранительных органов Азербайджана.

22 сентября 2021 года Али Алиев был вызван в Генеральную Прокуратуру Азербайджанской Республики и был предупрежден о применении серьезных мер в случае незаконных высказываний в прессе. В связи с этим предупреждением Али Алиев сделал заявление о том, что ожидал подобного давления, так как за последнее время были взломаны два его профиля в социальной сети Facebook, а также есть давление на работе. Он сказал, что около 20 депутатов высказались против него и возглавляемой им партии, а его вызов в Генеральную Прокуратуру и предупреждение – это последствия его деятельности. Али Алиев в своем заявлении призвал власти отказаться от подобных методов давления на оппозицию.

Очередное давление Али Алиев испытал 6 ноября 2021 года, когда в офис партии явились сотрудники Государственной Службы Безопасности и провели в нем обыск, а самого А.Алиева забрали с собой. В связи с этим Али Алиев заявил о том, что дал показания по уголовному делу, однако детали допроса он рассказать не может в виду наличия подписки о неразглашении тайны. В то же время А.Алиев сказал, что такой увод в Государственную Службу Безопасности беззаконен, так как ему не присылали ни повестки, ни официального приглашения.

9 декабря 2021 года в эфире YouTube канала Севиндж Османгызы (Osmanqızı TV) Али Алиев озвучил свои мысли и предположения о взрыве вертолета авиационного полигона Гарахейбат. Он сказал следующее: «Неправдоподобно состояние наших офицеров, предположительно находящихся в вертолете. Лично я не верю, так как на лице офицера нет ни одной царапины, только перелом руки. У человека, упавшего с высоты 3.000 метров, должна исчезнуть память. Отсутствие на лице царапин, шрамов, наличие всего лишь переломов, неправдоподобно тому, что этот человек находился в вертолете. Человек, находящийся в салоне вертолета, не может знать, по какой причине произошел взрыв. Только пилот может знать, где была неисправность, какая проблема могла возникнуть при полете вертолета. В действительности особое уточнение людей, получивших увечья, именно этого вопроса, показывает, что их специально этому научили».

Напомним, что 30 ноября 2021 года вертолет Государственный Пограничной Службы Азербайджана проводил учебные полеты, в результате которых потерпел крушение. По официальным данным, 14 человек погибло, двое ранено. Этими двоими, выжившими после крушения вертолета, являются полковник-лейтенант Эмиль Джафаров и капитан Рамин Адилов, которые посчитали высказывания Али Алиева клеветой и обратились против него в суд в порядке частного обвинения.

Они просили суд возбудить против А.Алиева уголовное дело в соответствии со статьей 147.1 (Клевета) Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики (УК АР) и вынести обвинительный приговор в отношении А.Алиева с наказанием в виде лишения свободы сроком на 6 месяцев.

Именно вышеуказанные высказывания и мнение Али Алиева частные обвинители приняли как клевету, которая, по их мнению, имеет целью ввести общество в заблуждение. Эмиль Джафаров и Рамин Адилов считают, что эти высказывания порочат их честь и достоинство, а также занижают их авторитет.

Защита считает, что причиной привлечения к уголовной ответственности Али Алиева является его политическая деятельность и резкая критика властей.

Далее, как было указано выше, последовало уголовное дело по частному обвинению Эмиля Джафарова и Рамина Адилова.

13 января 2022 года Ясамальский районный суд города Баку вынес в отношении Али Алиева приговор: признать А.Алиева виновным в совершении преступления, предусмотренного статьей 147.1. УК АР и приговорить к 5 месяцам лишения свободы.

 

Комментарий юриста-эксперта:

Судебный приговор является незаконным и необоснованным. Статья 147.1. УК АР, по которой  предъявлено обвинение Али Алиеву, гласит: «Клевета, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении, средствах массовой информации или, при массовом распространении, в информационном ресурсе Интернета, —наказывается штрафом в размере от тысячи до тысячи пятисот манатов, либо общественными работами на срок от двухсот сорока до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на срок до шести месяцев».

Как видим, в статье речь идет о «заведомо ложных сведениях, порочащих честь и достоинство другого лица». Для того, чтобы разобраться в этом, уточним, что значит слово «сведения». Сведение – это (1) известие либо сообщение о чем-то, (2) знание в какой-либо области. https://kartaslov.ru/значение-слова/сведение

Если мы обратим внимание на высказывания Али Алиева, то невооруженным глазом видно, что в его высказываниях не содержится каких-либо сведений, либо информации. Его высказывания являются только его личным мнением и оценочными суждениями. Кроме того, при высказываниях А.Алиев не упомянул чьего-либо имени, тем более имен частных обвинителей. Он буквально сказал, что не верит в то, что кто-то может выжить при подобной катастрофе.

Интересен тот факт, что Эмиль Джафаров и Рамин Адилов в одно и то же время обращаются в суд с жалобами в порядке частного производства, которые написаны одним и тем же шрифтом, одними и теми же словами.

В уголовном деле были и процессуальные нарушения. Так, адвокат Джавад Джавадов присоединился к делу в ходе судебного процесса. Согласно порядку, он предоставил соответствующий ордер и попросил время для ознакомления с делом. Суд дал всего полчаса на ознакомление с делом. В связи с этим защитой суду был заявлен отвод, однако этот отвод суд оставил без рассмотрения.

Защита представила суду несколько важных по делу ходатайств, которые были отклонены. В соответствии со статьей 121.2. Уголовно-Процессуального Кодекса Азербайджанской Республики (УПК АР) постановление, принятое по ходатайству или просьбе, должно быть мотивированным и содержать оценку доводов заявителя. Не могут быть отклонены ходатайства и просьбы, направленные на всестороннее, полное и объективное выяснение всех связанных с уголовным преследованием обстоятельств в рамках надлежащей правовой процедуры, не могут быть отклонены ходатайства и просьбы, направленные на восстановление нарушенных прав и законных интересов участников уголовного процесса и других участвующих в уголовном процессе лиц.

Кроме того, защите не была предоставлена возможность допросить частных обвинителей.

В ходе судебного следствия состояние здоровья Али Алиева резко ухудшилось, у него повысилось артериальное давление, которое на момент приезда скорой помощи составило 250/130. Однако судья не отложил судебное заседание, а продолжил его. Врач порекомендовал А.Алиеву обратиться к врачу-специалисту. Несмотря на обеденный перерыв и рекомендацию врача, Али Алиева не выпустили из здания суда.

Указанные действия противоречат статье 3 Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод, которая гласит: «Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию».

Статья 5 Всеобщей Декларации Прав Человека и статья 7 Международного Пакта о Гражданских и Политических Правах также запрещают бесчеловечное и плохое обращение и пытки.

Право на запрет бесчеловечного и плохого обращения не имеет исключений. В этой статье не предусмотрено какое-либо вмешательство со стороны государства. Это означает, что ничто не может послужить оправданием применения пыток, в том числе войны, чрезвычайные ситуации, борьба с терроризмом и мафией и т.д.

В решении по делу Аль-Адсани против Соединенного Королевства от 21 ноября 2001 года Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ) так определил статью 3: «В соответствии с Конвенцией с давних пор было признано, что право, установленное в статье 3 Конвенции, гласящее, что никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию, закрепляет одну из основополагающих ценностей демократического общества. Это абсолютное право, не допускающее никаких исключений ни при каких обстоятельствах. Из всех видов обращения, запрещенных статьей 3 Конвенции, пытки обладают особым оттенком, присущим только умышленному бесчеловечному обращению, причиняющему очень серьезные и жестокие страдания».

https://hudoc.echr.coe.int/eng#{«fulltext»:[«\»CASE%20OF%20AL-ADSANI%20v.%20THE%20UNITED%20KINGDOM\»»],»documentcollectionid2″:[«GRANDCHAMBER»,»CHAMBER»],»itemid»:[«001-59885»]}

«Судебная практика говорит о «плохом обращении», достигшем минимального уровня жестокости и подразумевающем причинение тяжких телесных повреждений или сильных физических или моральных страданий. Обращение может рассматриваться как унижающее достоинство и таким образом нарушать запрет, установленный статьей 3, если оно оскорбляет или унижает лицо, если оно свидетельствует об отсутствии уважения его человеческого достоинства, даже его принижает, или если оно порождает у лица, о котором идет речь, чувства страха, подавленности и неполноценности, способные сломить его моральное и физическое сопротивление. Страдания по причине болезни, появившейся естественным образом, физические или психические, могут подпасть под действие статьи 3, если они окажутся или будут подвержены риску оказаться обостренными лечением, если оно следует из условий содержания в местах лишения свободы, высылки или других мер, за которые власти могут быть привлечены к ответственности» (решение Европейского Суда по правам человека по делу Претти против Соединенного Королевства от 29 апреля 2002 года).

https://hudoc.echr.coe.int/eng#{«fulltext»:[«pretty%20v.italy»],»documentcollectionid2″:[«GRANDCHAMBER»,»CHAMBER»],»itemid»:[«001-60448»]}

По завершению судебного следствия над Али Алиевым, которое было формальным, адвокаты просили суд дать три дня для подготовки защитной речи. Судья объявил адвокатам, что для выступлений им предоставляется 5 минут. Защита выразила протест судье, однако и этот протест остался без рассмотрения.

Кроме того, обвиняемому не было предоставлено время для подготовки к последнему слову. Али Алиев в виду плохого самочувствия попросил отложить судебное слушание. Суд, не приняв это во внимание, после короткого совещания огласил судебный приговор. В соответствии со статьей 342.1. УПК АР, после окончания судебных прений и реплик обвиняемому предоставляется последнее слово.

В статье 6(3) Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод указано, что каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет право иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты.

Согласно Бангалорским Принципам Поведения Судей, объективность судьи является обязательным условием надлежащего исполнения им своих обязанностей. Она проявляется не только в содержании выносимого решения, но и во всех процессуальных действиях, сопровождающих его принятие.

В пункте 2.5. Принципов написано: «Судья заявляет самоотвод от участия в рассмотрении дела в том случае, если для него не представляется возможным вынесение объективного решения по делу, либо в том случае, когда у стороннего наблюдателя могли бы возникнуть сомнения в беспристрастности судьи».

И наконец, самое важное в данном деле – это нарушение права на свободу выражения мнения. В соответствии со статьей 47 Конституции Азербайджана: «I. Каждый обладает свободой мысли и слова. II. Никто не может быть принужден к выражению своих мыслей и убеждений или отказу от них».

В статье 10(1) Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод указано: «Каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ».

Право на свободу выражения мнения также зафиксировано в статье 18(1) Международного Пакта о Гражданских и Политических Правах и в статье 19 Всеобщей Декларации Прав Человека.

Свобода политической дискуссии составляет стержень концепции демократического общества. Так, пресса играет ведущую роль в правовом государстве. Благодаря своей ежедневной работе по информированию и привлечению внимания, свобода печати наделяет общество одним из самых совершенных инструментов, позволяющих узнать и составить представление об идеях и позициях политических лидеров.

«Следует проводить тщательное различие между фактами и оценочными суждениями. Существование фактов может быть доказано, тогда как истинность оценочных суждений не всегда поддается доказыванию… В отношении оценочных суждений выполнить это требование невозможно, и оно нарушает саму свободу выражения мнений, которая является основополагающей частью права, гарантированного статьей 10 Конвенции». (решение Европейского Суда по делу Лингенс против Австрии от 8 июля 1986 года).

https://hudoc.echr.coe.int/eng#{«fulltext»:[«lingens%20v.»],»documentcollectionid2″:[«GRANDCHAMBER»,»CHAMBER»],»itemid»:[«001-57523»]}

«Свобода печати предоставляет для граждан один из самых совершенных способов открывать для себя и вырабатывать мнение о взглядах и позиции своих политических лидеров. В частности, она дает политикам возможность высказываться по поводу того, что заботит общественное мнение, позволяет участвовать в свободной политической дискуссии каждому, что является стержнем понятия демократического общества» (решение по делу Кастелльс против Испании от 23 апреля 1992 года).

https://hudoc.echr.coe.int/eng#{«fulltext»:[«\»CASE%20OF%20CASTELLS%20v.%20SPAIN\»»],»documentcollectionid2″:[«GRANDCHAMBER»,»CHAMBER»],»itemid»:[«001-57772»]}

3 апреля 2019 года Президент Азербайджана подписал Указ «Об углублении реформ в судебно-правовой системе». Этот Указ касался и декриминализации статей о клевете и оскорблении. Декриминализация таких статей УК АР как статьи 147 (Клевета) и 148 (Оскорбление) является одним из обязательств, которые Азербайджан взял на себя, став членом Совета Европы. Взамен Азербайджан обязан принять Закон «О диффамации». Правозащитные организации, занимающиеся защитой прав прессы, подготовив проект закона, представили его на рассмотрение в парламент. Примечательно, что указанные статьи Уголовного Кодекса АР, не применялись на практике с 2011 года по 2015 год. Однако после 2015 года ряд представителей прессы, политические активисты и политики вновь арестовывались на основании статей 147 и 148 УК АР. Дело Али Алиева также не стало исключением.

Высказав свое личное мнение о крушении вертолета, не назвав ни чьих имен, Али Алиев воспользовался правом на свободу выражения мысли. Его высказывания носили оценочный характер и выражали только его мнение. Отсутствие Закона «О диффамации» и практическое применение статьи 147 УК АР привели к нарушению права на свободу Али Алиева, а также к нарушению ряда материальных и процессуальных норм, норм Конституции Азербайджана, соответствующих статей международных договоров и прецедентов Европейского Суда по правам человека, которые носят характер обязательных рекомендаций для стран-участниц Совета Европы.