СУДЫ В ДЕКАБРЕ 2019

СУДЫ В ДЕКАБРЕ 2019

3 декабря

Родственники заключенных перед зданием Бакинского Апелляционного суда,  3 декабря

3 декабря в Бакинском Апелляционном суде должна была рассматриваться жалоба группы из 7 заключенных по «Гянджинскому делу». Однако процесс неожиданно, без предварительного уведомления, был перенесен на 20 декабря, что вызвало протесты у родственников. Они заявили, что с большим трудом приезжают из Гянджи в Баку. Им это делать регулярно сложно и по финансовым причинам, да и физически, учитывая их возраст и расстояние в 650 километров между городами. Но судьи никогда не учитывают этот факт.

Свое несогласие решением судьи родственники выразили перед зданием Бакинского Апелляционного суда, особенно когда увидели принявшего это решение судью Гянджинского Апелляционного суда Ализамина Абдуллаева.

«Зачем нас держите в дороге? Что это за игры? Зачем не рассматриваете дело? Мы почти полтора года находимся в пути и испытываем все тяжести и страдания. Что за беспредел и беззаконие устраиваете?», — говорили родственники судье А. Абдуллаеву. Но судья предпочел отмолчаться и быстро прошел в здание суда. Когда же родственники попытались вслед за ним войти в здание также, на их пути встали полицейские и не пропустили.

Хотя изначально эта группа заключенных состояла из 8 человек, но один из них – Рашад Боюккишиев был убит в июле 2018 г. и потому реально рассматривалось дело семерых. При этом один из этих семерых — Эшгин Гулиев умер в заключении. Поэтому жалоба подана от имени остальных шестерых: приговоренных к 18 годам лишения свободы Огтая Хусейнзаде и Урфана Маммадова, Рауфа Байрамова (приговорен к 9 годам), его сыне Хусейна Байрамова (приговорен к 2 годам) и осужденных к 7 годам заключения Аббасе Аббасове и Эльшане Маммадове.

 

5 декабря

Суд над Рафигом Таги и Самиром Хусейновым

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) 5 декабря объявил решение по жалобе покойного публициста Рафига Таги и его коллеги Самира Хусейнова.

Жалоба  была связана   тюремным заключением за публикацию статьи «Европа и мы» в газете «Санат» в 2006 году. В статье Таги сравнивал ислам и христианство с точки зрения морали и гуманизма. После публикации на Таги и редактора газеты  Самира Хусейнова началось давление со стороны верующих, которые  усмотрели в статье оскорбление Пророка Мухаммеда. В Иране один из аятолл издал фетву на их убийство.

В 2006 г. суд в Баку признал обоих виновными по статаье 283.2.2 (разжигание межрелигиозной розни) Уголовного Кодекса и приговорил Рафига Таги к 3 годам, а Самира Хусейнова к 4 годам лишения свободы. В конце 2007 года оба были помилованы президентом Азербайджана.

В 2011 г. адвокат Таги обратился в ЕСПЧ. В жалобе было указано, что государство вмешалось  в свободу вероисповедания и выражения осужденных.

ЕСПЧ усмотрел в этом деле нарушение статьи 10 (свобода выражения) Европейской конвенции прав человека и постановил выплатить супруге Таги и Хусейнову компенсации на общую сумму 12.850 евро.

19 ноября 2011 г. Таги подвергся нападению со стороны неизвестного, который нанес публицисту многочисленные ножевые ранения. Спустя 4 дня Таги скончался в больнице.

Это преступление до сих пор не раскрыто. Перед смертью Таги увязал нападение на него с критикой режима в Ирана.

Жалоба на не раскрытие этого преступления находится в ЕСПЧ в процессе коммуникации.

6 декабря

Юнис Сафаров Эльмар Валиев

Генеральная прокуратура завершила расследование уголовного дела о «теракте» против главы исполнительной власти города Гянджи Эльмара Валиеве и его телохранителя 3 июля 2018 г., совершенного «Юнисом Сафаровым в составе радикальной религиозной группы, управляемой из-за рубежа». Об этом говорится в сообщении пресс-службы Генпрокуратуры в пятницу.

Прокуратура утверждает, что теракт преследовал цель насильственного  изменения конституционного строя в стране и создания шариатского государства в Азербайджане.

Следствие было завершено 5 декабря и дело в отношении 12 участников организованной преступной группы, включая Сафарова, направлено в Суд по тяжким преступлениям.  Еще 11 человек объявлены в международный розыск, сказано в сообщении.

11 декабря

В Бакинском суде по тяжким преступлениям под председательством судьи Самира Алиева завершился судебный процесс по уголовному делу Билала Исмайылова и Афгана Асланова, обвиняемых в участии в незаконных вооруженных формированиях.

Они были арестованы в 2014 г. после возвращения в Азербайджан. Согласно обвинению, обвиняемые в 2013 г. перешли на территорию Турции, а оттуда в Сирию, где воевали в составе вооруженных группировок. Каждый из них обвинялся по статье 218.2 (Организация преступного сообщества (преступной организации), участие в преступном сообществе (преступной организации) либо в объединении организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп). Уголовного кодекса Азербайджанской Республики.

И вот теперь был зачитан приговор, согласно которому Афган Асланов и Билал Исмаилов были лишены свободы каждый сроком на 9 лет.

 

12 декабря

Мовсум Самадов

12 декабря ЕСПЧ объявил решение по жалобе осужденного к 12 годам лишения свободы в Азербайджане лидера Исламской партии Мовсума Самадова. ЕСПЧ в своем решении указал, что Самадова арестовали в 2011 году после его выступления на партийном мероприятии, где он резко раскритиковал власти за запрет на ношение хиджабов в школах и призвал население к протестам. Сам арест «сопровождался нарушениями прав», гарантированных Европейской конвенцией по правам человека, пришел к выводу ЕСПЧ.

Сначала М. Самадова арестовали в административном порядке за «неподчинение полиции».  По завершении срока ареста, ему предъявили обвинения в терроризме, незаконном хранении оружия, попытке насильственной смены  конституционного строя.

Самедов подвергся досудебному аресту без достаточных доказательств вины.

ЕСПЧ счел, что местные суды нарушили права М. Самадова на свободу и личную неприкосновенность, справедливое судебное разбирательство.

Самедов подвергся досудебному аресту без достаточных доказательств вины, а его апелляционные жалобы и ходатайства на изменения меры пресечения были необоснованно оставлены без удовлетворения. Исходя из этого, ЕСПЧ счел, что суды в Азербайджане нарушили права Самадова по статье 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) и 6 (право на справедливое судебное разбирательство) Европейской конвенцией по правам человека и постановил выплатить ему компенсацию на общую сумму 4 тысячи евро.

 

20 декабря

В Бакинском Апелляционном суде под председательством судьи Ализамина Абдуллаева продолжился процесс по «Гянджинскому делу», на этот раз по жалобе группы из 6 обвиняемых.

Приговоренный к 7 годам лишения свободы инвалид 2-ой группы Эльшан Маммадов в своем выступлении указал, что он не проходил службу в армии по инвалидности. Но после ареста его подвергли жестоким пыткам, не обратив никакого внимания на его инвалидность: «Если даже тут мне оружие, то не смогу его даже держать в руках. Но мне инкриминировали то, что дома у меня нашли бомбу».

Другой обвиняемый Рауф Байрамов был в деревне известен как мулла. Причиной его ареста было указано, что за несколько дней до июльских событий 2018 г. в его машину сел Рашад Бабакишиев, которого следствие считает одним из главных виновников событий 10 июля. А заодно по этой же причине был арестован и его сын Хусейн Байрамов.

Подвергшемуся в ходе следствия зверским пыткам Рауфу Байрамову даже были порезаны запястье.

В ходе процесса все обвиняемые об их невиновности и предвзятости следствия,  а адвокаты указали, что следствие не предоставило ни одного доказательства вины осужденных. Адвокаты также подчеркнули, что суд первой инстанции не обратил никакого внимания на показания осужденных о пытках в ходе следствия.

Адвокат осужденного к 18 годам лишения свободы Октая Хусейнзаде указал, что подал в суд первой инстанции 18 ходатайств, но лишь одно из них было удовлетворено, да и то частично.

Адвокат другого осужденного Урфана Маммадова заявил, что Лейла Аббасова — супруга одного из убитых 10 июля 2018 г. полковника Самада Аббасова, отправила на имя судьи Гянджинского Апелляционного суда заверенное нотариальной конторой заявление. В нем она показала, что изучила все предоставленные следствием материалы и считает, что Урфан Маммадов не имеет какого-либо отношения к совершенному в отношении ее супруга преступлению. Также Л. Аббасова добавила, что отец У. Маммадова также был полицейским и она хорошо знает эту семью: «Гянджа – маленький город. Мы все тут друг друга хорошо знаем и я уверена, что Урфан Маммадов не имеет какого-либо отношения к этим событиям», — зачитал адвокат ее заявление.